Официальный сайт журнала "Экология и Жизнь"
You need to upgrade your Flash Player or to allow javascript to enable Website menu.
Get Flash Player  
Всё об экологии ищите здесь:
Loading
  Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям  
Сервисы:
Каналы:
Каналы:
Блоги:
Дайджесты,
Доклады:

ЭКО-ВИДЕО



Реклама


Translate this page
into English

Translate.Ru PROMT©


Система Orphus


Главная Интервью / Talk Интервью Игоря Агамирзяна (РВК): Экосистема венчурного рынка

Интервью Игоря Агамирзяна (РВК): Экосистема венчурного рынка

Интервью об инвестициях для инноваций дает Игорь Рубенович Агамирзян — генеральный директор ОАО «Российская венчурная компания»

Интервью брал Игорь Панарин

Этот год для российского венчурного рынка прошел под знаком построения инфраструктуры. Есть ли недостаток в деньгах на рынке?

– Я бы уточнил, не инфраструктуры, а экосистемы венчурного рынка. Потому что инфраструктура – это только одна из частей системы, которая необходима для функционирования всего инновационного предпринимательства. На мой взгляд, в России недостатка денег на рынке как такового нет. Есть недостаток «умных» денег, сопровождаемых опытом экспертизы, пониманием, знанием того, какие продукты востребованы на рынке, как их на рынок выводить и раскручивать. Дело в том, что в отличие от традиционных инвестиционных процессов в венчурном бизнесе очень важным компонентом является не только сам финансовый капитал, но, наверное, в большей степени понимание того, как проект будет развиваться. Важно наличие опытных партнеров, которые выступают в качестве «менторов», поставщиков системного мышления для новых компаний. И у нас, как мне кажется, в большей степени не хватает именно этих менторов.

– Построена ли структура по обеспечению компании инвестиционно привлекательными проектами?

– Я не думаю, что такую структуру можно построить административным порядком. Она должна сложиться и вызреть в процессе развития экосистемы, о которой я уже говорил. И эта структура должна включать в себя не только предпринимателей, не только венчурных инвесторов, но все необходимые компоненты для ведения бизнеса. Соответствующие рыночные сервисы, иные компоненты, в конце концов просто людей, которые с удовольствием помогают молодым развивать их бизнес.

Как заканчивает год мировой венчурный рынок? Только ли американские компании сказали свое слово в венчурном бизнесе в этом году?

– В этом году, по сравнению с прошлым, как я понимаю, в сфере венчурного бизнеса наметился определенный подъем. Тем не менее, тех пиковых значений, которые отмечены в начале 2000-х, рынок пока не достиг, не достиг он и докризисных значений. Но в России, я думаю, 2010-й год в каком-то смысле был рекордным. В том числе по показателям с точки зрения венчурных инвестиций. Причем как частных фондов, так и тех фондов, которые работают с капиталом Российской венчурной компании (РВК), государственным капиталом. На самом деле мы за 2010 г. по общему портфелю инвестиций, всех фондов, в которых участвует РВК, почти удвоились. Наш рост по итогам года составил 44%. За один только 2010 г. венчурных инвестиций было сделано столько же, сколько за три предыдущих года.

Что можно сказать о проблемах отбора проектов на российском рынке?

– В России много интересных идей и проектов. Они исходят из различных центров инновационной активности, институтов, университетов, просто от творческих групп. К сожалению, то, что много проектов, еще не значит, что имеется так же много объектов инвестирования. Потому что инвесторы вкладывают деньги не в проекты, а в бизнес. Он может быть на ранней стадии, может быть убыточным, но в отличие от проекта, бизнес имеет бизнес-план, команду, понимание того, что можно сделать для вывода проекта на рынок. Вот этого, к сожалению, не хватает нашим авторам проектов, чтобы превратить свои проекты в бизнес.

Видите ли вы взаимосвязь венчурных рынков России и зарубежья (научные сообщества связаны между собой и проекты не могут быть локальными)?

– Верно, проекты не могут быть локальными. Рынок глобализируется, технологический рынок глобален по определению. Сегодня очень трудно найти инновационный продукт, сделанный в какой-нибудь определенной стране. Как правило, разные компоненты делаются в разных странах. А выводится продукт на глобальный рынок. Иначе говоря, конечный инновационный продукт продается практически во всех странах. Но что в вопросе полемично, так это попытка связать инновационный бизнес напрямую с наукой. Вообще наука и бизнес – это разные вещи. Позволю себе процитировать формулу, которая мне нравится: «Наука – это механизм получения знаний за счет денег, а инновационный бизнес – это получение денег за счет знаний». Классическая максима. Многие успешные инновационные проекты с наукой или с научными открытиями вовсе не связаны. Пример – необычно успешный в России в 2009 г. проект «Веселый фермер», который принес рекордные деньги.

Президент Дмитрий Медведев пообещал, что государство и в будущем не откажется от вложения денег «в наиболее актуальные системы, наиболее важные программы», однако недвусмысленно дал понять, что считает активность частных инвесторов на венчурном рынке России явно недостаточной.

Не считаете ли вы опеку государством венчурного бизнеса чрезмерно заботливой?

– Государству свойственно опекать те инвестиции, которые формируются за счет госбюджета, поэтому естественно внимание к государственным компаниям, пусть даже повышенное. Другое дело, когда институты, призванные развивать рынок, вместо того чтобы его развивать, заменяют собой его элементы. Мы же стараемся в большей степени помогать развиваться рынку, чем брать на себя его функции, хотя, стоит признать, иногда что-то    приходится делать и «в ручном режиме», потому что не хватает тех самых компетенций. И мы, в частности, за счет развитых международных связей привлекаем иностранных специалистов, которые помогают нам структурировать проекты.

Может ли государство быть основным поставщиком денег на поле венчурного бизнеса?

– Нет. Даже для сегодняшней ситуации говорить о том, что основная масса денег в венчурном бизнесе это бюджетные деньги, не совсем верно. По нашим расчетам, например, венчурные фонды с участием РВК составляют примерно половину всех фондов, работающих в стране. Соответственно в фондах, контролируемых РВК, 50% – это бюджетные деньги (Минэкономразвития, регионов). Соответственно, простой расчет показывает, что бюджетных денег на венчурном рынке примерно четверть. Абсолютная величина всех венчурных фондов в денежном выражении около 2 млрд долл. Государственные деньги – это 21 млрд руб. Минэкономразвития и 9 млрд – регионы. Это реальные деньги.

– Каково ваше мнение о двух направлениях инновационного развития: западного (США, Европа) и восточного (Япония, Южная Корея, Китай)?

– Я не рискну судить, ближе к Западу или Востоку Россия, но пути развития инноваций в нашей стране по японскому образцу я бы никому не пожелал. И это не смотря на все мое уважение к японским коллегам, японской культуре и к Японии в целом. Та экономическая стагнация, тот тупик, в котором оказалась Япония в последние десятилетия, – лучшее свидетельство тому, что инновационный сектор в этой стране практически не развивается. Поэтому смею заверить, что японский путь для нашей страны не является образцом. В Юго-Восточной Азии есть пример южнокорейского пути с крупными компаниями и финансово-промышленными группами, однако с инновациями там тоже трудно. А вот Сингапур, который развивается в совершенно иной традиции, в инновационном смысле обгоняет и Японию, и Южную Корею и является лидером в сфере инноваций в Юго-Восточной Азии. Кстати, Китай импортирует американскую модель, а вовсе не японскую.

Складывается мнение, что лишь путем финансирования венчурный рынок создать не возможно…

– Вот именно. Это требует интеллекта, привлечения умных, мотивированных людей. Опыт приходит с практикой, хочешь научиться плавать – нужно плавать. Нужно пробовать, учиться, приобретать опыт, рисковать. Иметь возможность рисковать…

Почему складывается парадоксальная ситуация: российские ученые говорят об отсутствии денег, а венчурные компании говорят о недостатки проектов и избытке неосвоенных средств?

– Это разные деньги, как раньше была разница между безналичными и наличными деньгами. Сегодня в инновационной системе не хватает «умных» денег, зато избыток «глупых». На самом деле проблемы в создании инновационного бизнеса происходят не только от дефицита денег. Наличие денег – условие необходимое, но не достаточное. В большей степени нужен опыт людей, команда, понимание, успех дела зависит от наличия понимающих, что из этого проекта может произойти. В России таким можно назвать Валентина Гапонцева, генерального директора компании «ИРЭ-Полюс», оборот которой приближается к 300 млн долл., кстати, прекрасно работающей на глобальных рынках.

Как планируется развитие института «стартапов»?

– Мы пытаемся участвовать в формировании экосистемы – среды, в том числе и институциональными методами. В этом году мы провели довольно большую работу, в том числе, с Роснано, по подготовке законопроекта об организации венчурных фондов, проектных компаний. В принципе, работа идет по многим направлениям, часто приходится сводить между собой предпринимателей способных помочь, консультантов и т. д. Это тоже работа по построению среды для инновационно-технического предпринимательства. Но надо понимать «стартап» – это механизм, способ запуска бизнеса, и он критически зависит от наличия массы предпринимателей. Я-то вообще убежден: в нашей стране люди имеют высокий предпринимательский потенциал. Но технологическое предпринимательство – очень сложное, завязанное на глобальные рынки, на умение выстраивать отношения с разными участниками, в том числе из разных стран, поставщиками компонентов, дистрибьюторами продукции на рынках и т. д. Это разные навыки. Технологический бизнес вообще сложный. Я бы сказал, что в инновационно-технологическом бизнесе технологии – это самая простая вещь. Гораздо сложнее то, что связано с рынком: правильно позиционирование, правильное отношение, правильный маркетинг, правильные бизнес модели, логистика. Даже опытные, дорогие маркетинговые компании, бывает, промахиваются, проходят мимо целевой аудитории.

– Вы говорили, что  «Российская венчурная компания» переедет в подмосковный инноград Сколково. Для чего?

– Я рассматриваю «Сколково» как некий пилотный проект, который должен стать определенной точкой концентрации, точкой притяжения для всех участников экосистемы инновационно-технологического бизнеса. По определению, все проекты в «Сколково» конечные, так что постоянно там жить и работать будет нельзя, но там будет происходить постоянная циркуляция проектов, бизнес-решений, экспертов, разработчиков, и такой системообразующий игрок, как РВК, должен находиться в гуще этой ротации, в первую очередь фонды РВК.

РВК – учредитель и активный участник проекта «Сколково», мы воспринимаем его как инструмент, который позволит решить уже упомянутые проблемы инновационного бизнеса, в том числе и по созданию критической массы.

– А что можно сказать о завышенных требованиях со стороны бизнеса по отношению к соискателям инвестиций?

– Требования завышенными не бывают, заказчик всегда прав, а в данном случае венчурный инвестор выступает как заказчик для компании, которая будет выпускать некий продукт. И если мы исходим из того, что клиент всегда прав (а в рынке это так), то требования, которые он выдвигает, следует воспринимать адекватно. Милостыню никто не обязан подавать. Бизнес – это нечто такое, от чего обе стороны должны получать удовольствие и удовлетворение. Бизнес вовсе не милостыня, это всегда контракт, именно поэтому завышенных требований априори быть не может.

О перспективах капитализации самого «Сколково»: сколько оно может стоить, ну скажем, через пару лет, как объект капитализации?

– Я не думаю, что для этого существует корректная формула капитализации Сейчас в «Сколково» 16 компаний, через два года, думаю, будут сотни. Если проект «Сколково» окажется удачным и распространится на всю страну, то рано или поздно капитализация этого проекта должна стать капитализацией всей российской экономики.

В Калифорнии «стартапы» сейчас без особых затруднений собирают сотни тысяч, не имея иногда и прототипа технологии. Почему же в России деньги на этих условиях получить очень трудно?

– Я думаю, что это отражение неблагоприятной среды для ведения бизнеса, включая страновые риски для внешних инвесторов. Сама ситуация демонстрирует факт, что в Кремниевой долине путь от идеи до бизнеса менее тернист, потому что там есть все необходимые элементы инфраструктуры. В один из моих приездов туда мой знакомый сказал, что здесь до любого эксперта по любому вопросу можно доехать за полчаса. В России это, к сожалению, не так.

– Что вы думаете об интеграции России в мировой инновационный процесс?

– В истории есть целый ряд примеров, когда в государствах происходили инновационные перестройки, переход на новый этап развития. Успешными, как правило, были те, что происходили с участием государства, например в Финляндии. С развалом СССР Финляндия полностью потеряла огромный и дешевый рынок. (Финляндия для СССР была окном в мир, через нее шел высокотехнологичный импорт в СССР. В свою очередь финская экономика была настолько связана с экономикой СССР, что говорили об эффекте «финляндизации».) С 1991 г. Финляндия за 10 лет провела трансформацию экономики, оказавшись в числе лидеров.

И еще: все успешные попытки модернизации были связаны с интернационализацией бизнеса. Ни один проект, ориентированный на внутренний рынок, успешным не был. На мой взгляд, для того чтобы в России происходило успешное инновационно-технологическое развитие, мы должны максимально интегрироваться с глобальными рынками, максимально участвовать в международных стандартах ведения бизнеса, в цепочках добавленной стоимости. Кстати говоря, с этой стороны проект «Сколково» правильно позиционирован, потому что подразумевает привлечение иностранных ученых, международные экспертизы и т. д.

РВК – системообразующий игрок в области инноваций. Мы делаем то, что считаем правильным, естественно, согласовывая свои действия с руководством. Наш совет директоров – это почти что весь экономический блок правительства и, на самом деле, огромное количество участников рынка идет к нам на встречу. У нас хорошее сотрудничество с подавляющим большинством участников рынка.

Я бы мог в качестве пожелания выразить предложение более открыто идти на диалог с государственными проектами, увеличивать заинтересованность в них. Я работаю в государственной компании полтора года, до этого 15 лет трудился в частных компаниях и транснациональных корпорациях. На эту работу пришел, потому что считаю, что могу принести пользу обществу. Сейчас наступил такой период, когда профессионалам нужно переходить к конструктивному сотрудничеству с государством, потому что без участия государства в программах сделать что-нибудь    серьезное будет сложно.

 Читать еще по этой теме:

 
  • О будущем инноваций в России — Интервью И. М. Бортника
    http://www.ecolife.ru/intervju/1741/ ·  17.66 Кб · 10.04.2011 14:20:41
  • Возобновляемая энергетика — как НЭП для России 09.04.2011

  •  Конкурс — от «инноваций для устойчивого развития» до «технологий для модернизации России» 

  • Инновационные предприятия при ВУЗах
    http://www.ecolife.ru/infos/agentstvo-ek…sijj/1083/ ·  7.66 Кб · 22.01.2010 13:00:14

  • Сбербанк и Sumitomo Сorp будут развивать проекты по снижению выбросов
    http://www.ecolife.ru/infos/news/1192/ ·  2.71 Кб · 26.03.2010 14:16:24
  • X Московский международный салон инноваций и инвестиций
    http://www.ecolife.ru/infos/news/1377/ ·  12.13 Кб · 10.09.2010 12:20:41
  • Хеджевый фонд Сороса инвестирует в «чистую» энергию
    http://www.ecolife.ru/zhurnal/articles/887/ ·  6.67 Кб · 19.10.2009 02:50:07
  • Выход из экономического кризиса — «ЗЕЛЕНАЯ ЭКОНОМИКА»!
    http://www.ecolife.ru/infos/news/89/ ·  5.01 Кб · 12.12.2008 11:10:32
  • Битва за зеленые инвестиции продолжается
    http://www.ecolife.ru/zhurnal/articles/458/ ·  7.15 Кб · 21.04.2009 21:21:09

    ИнновацииинвестицииРВК 

    11.04.2011, 4047 просмотров.


    Нравится

    Статьи
    15.11.2017 19:19:21

    В путь?

    Как не построить посреди Евразии новый «ржавый пояс вчерашней экономики»

    путь

    15.11.2017 19:18:09

    А теперь за дело!

    На конференции ООН по климату в Бонне необходимо определить конкретные шаги по реализации Парижского соглашения

    дело

    15.11.2017 19:11:31

    Как сходить в магазин, не убивая планету и себя

    С сегодняшнего дня сеть магазинов «Ашан» перестала выдавать бесплатные пластиковые пакеты. Руководитель проекта «Ноль отходов» «Гринпис России» Дмитрий Артамонов — о том, как пластиковые пакеты оказываются в наших желудках и почему нужно привыкать к многоразовым сумкам, а не пользоваться «разлагаемыми» пакетами из супермаркетов

    магазин

    15.11.2017 00:15:22

    Защитница голубого сердца планеты океанолог «Her Deepness» Сильвия Эрл

    «Мне было три года, когда я впервые ступила в воды океана. Большая волна сбила меня с ног. Я не испугалась, я была удивительно взволнована. Это моё первое детское воспоминание. С тех пор меня непреодолимо тянет к нему».

    Сильвия Эрл

    12.10.2017 23:37:46

    Цифровая экономика для ООН/ Блокчейн поможет климату, беженцам и эмигрантам.

    31 мая 2017 года 10 тысяч сирийских беженцев, размещённых в лагере Азрак в Иордании, получили долгожданную помощь. Но вместо типичных белых и синих грузовиков из Мировой продовольственной программы (WFP) ООН помощь пришла в виде электронных ваучеров, распространяемых благодаря быстро растущей технологии, называемой блокчейн, в частности, блокчейн эфириума.

    Цифровая экономика

    09.10.2017 23:19:30

    Смысл жизни в эпоху цифровой революции

    Развитие технологий приведет к формированию бесполезного класса, представители которого не смогут устроиться ни на одну из доступных работ. Безусловный доход обеспечит им средства к существованию, а смысл жизни придется искать в виртуальных мирах, в том числе в компьютерных играх, прогнозирует израильский историк Юваль Ной Харари.

    смысл жизни

    03.10.2017 15:07:33

    Деревья Амазонки сами делают себе дождь

    Ученые выяснили, почему в тропических лесах Амазонии дожди начинаются за два-три месяца до того, как сезонные ветра приносят влажный воздух с океана. Оказывается, деревья региона сами способны выделять влагу, достаточную для появления дождей. Об открытии сообщается в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences.

    Деревья Амазонки

    RSS
    Архив "Статьи"
    Подписка на RSS
    Реклама: