Официальный сайт журнала "Экология и Жизнь"

Всё об экологии ищите здесь:

   
Сервисы:
Каналы:
Каналы:
Блоги:
Дайджесты,
Доклады:

ЭКО-ВИДЕО



Реклама


Translate this page
into English

Translate.Ru PROMT©


Система Orphus


Главная Интервью / Talk Устойчивое развитие - беседа с Лораном Клейтманом, президентом Unilever Russia / Первые шаги к проблеме в школе управления Сколково

Устойчивое развитие - беседа с Лораном Клейтманом, президентом Unilever Russia / Первые шаги к проблеме в школе управления Сколково

Ecolife посетил заседание, посвященное устойчивому развитию, организованное компанией Unilever в Московской школе управления Сколково по случаю договоренности о создании центра экспертизы в области устойчивого развития бизнеса при этом учреждении — см. пресс-релиз устроителей.   Беседа с президентом Unilever Лораном Клейтманом

Это мероприятие оставило благоприятное впечатление – и по дискуссионной постановке и по намерениям развивать усилия в области устойчивости, заявленные такими крупными игроками рынка как Unilever, Panasoniс и Novartis, а также декларированными инициативами. В этой области особенно активно работа идет в области упаковки – Unilever облегчает вес своей пластиковой упаковки, а директор по лесам компании International Paper рассказал о наборе практик для TetraPak. Panasonic – в лице Масато Накамуры, вице-президента по России, обратил внимание на важность передового опыта управления бизнесом  для быстрорастущих рынков – а такие рынки возникают сейчас именно в области зеленых технологий, это, например, солнечные элементы, объем которых удваивается каждые два года.  В качестве примера  он привел опыт основателя компании К.Матсушита (Konosuke Matsushita) который на практике вывел формулу — для успеха необходимо делать новый продукт на 30% дешевле и на 30% — лучше, а также сообщил о том, что планирование в компании осуществляется на 150 лет вперед.

Вадим Власов (президент группы Novartis в России) рассказал об информационно-измерительных методах борьбы с гипертонией (именно в этой области у Новартиса нет фармацевтических интересов!), давших хорошие результаты в Канаде, и отметил, что компания планирует социальную программу по борьбе с острой сердечной недостаточностью.

Позитивный след обсуждения состоит в том, что сделана практическая попытка найти входы в существующие мировые практики устойчивого развития и поговорить об этом, найти переход от корпоративной ответственности компаний по отношению к собственным работникам к расширению сферы ответственности – на уровень поколений.

В то же время уровень обсуждения был все же более декларативным, чем конструктивным. Всем организаторам подобных мероприятий, как правило, не удается уйти от представления отчетности компании в той или иной форме – однако радует, что нефинансовые формы начинают играть все более существенную роль, наряду с EBITDA и другими показателями прибыльности, а сниженный ущерб природе во все в большей мере становится предметом отчетности и гордости компаний. В тоже время в ходе выступлений приглашенных экспертов было много такого, что можно отнести к чистой риторике. В этой ситуации порадовала работа модератора, ведущего панельную дискуссию, Владимира Преображенского, который наводящими вопросами хорошо «вскрывал» суть изложения. По всей видимости, сказался его большой собственный опыт составления отчетности в крупной угольной компании. Выступивший на обсуждении Андрей Очков -  представитель от большой тройки консалтинговых компаний (он старший советник фирмы Ernst&Young) прямо и без обиняков призвал отделить «детей лейтенанта Шмидта» от организаций, действительно стремящихся к добросовестному анализу проблем, связанных с устойчивым развитием.

Что касается общего уровня дискуссии, то стоит отметить, что обсуждение выявило многие противоречивые моменты интеграции стратегии устойчивого развития в деятельность компаний. В самом начале Алексей Калинин, директор института развивающихся рынков отметил, что попытка анализа понятия устойчивого развития привела к построению 2-х противоположно направленных критериальных распределений, что свидетельствует о большой неопределённости в самом понимании того, что такое устойчивое развитие и как его измерять. Дальнейшее обсуждение подтвердило такую оценку, поэтому в целом обсуждение не вышло за рамки традиционных клятв в верности светлым идеалам устойчивого развития, когда все будет хорошо. В то же время, важные детали — такие как свободный доступ к техническим решениям или оценка качества сервисов массового обслуживания, остались далеко «за гранью» заседания. К счастью, понимание вопроса со стороны команды организаторов мероприятия проявилось в том, что некоторые важные детали нам все же удалось раскрыть в публикуемой ниже беседе с Лораном Клейтманом, Президентом Unilever в России, Украине и Беларуси.

Выводы Ecolife – см. здесь.

Беседа Ecolife с Лораном Клейтманом — Президентом Unilever Russia

Вопрос: Какую стратегию вы можете предложить в условиях, когда рост мировой экономики останавливается? Мировая экономическая модель, ориентированная на безудержный рост, практически останавливается и считается, что она исчерпала себя. В чем конкретно вы видите выгоды устойчивости в развитии?

Не думаю, что в мире есть дефицит возможностей для роста. Наоборот, потенциальных возможностей для роста огромное количество. Главное – уметь их рассмотреть. Если мы возьмем последние 50 лет, и бизнес, и экономика росли значительными темпами; оно и понятно – огромное количество людей только начинало получать доступ к совершенно элементарным, базовым вещам, например, к полноценному питанию или санитарно-гигиеническим условиям. Напомню Вам, что всего только 100 лет тому назад лорд Левер предложил нарезать мыло на куски для продажи — так и появилось кусковое мыло. Это была замечательная платформа для дальнейшего роста бизнеса.
Сегодня, в наши дни во всем мире миллиард человек ложится спать, не поев ни разу за день. При этом, если задуматься о том, какими темпами растет мировое население и каких размеров оно достигнет через 20 лет, стратегия устойчивого развития покажется не просто возможностью для роста, а первоочередной необходимостью.
Вопрос не в том, будет ли рост и где его найти. Самое важное – понять, каким он должен быть, и какое качество этого роста мы должны обеспечить, чтобы он был действительно устойчивым. Поэтому вопрос сегодня не только в Unilever – это не только про нас, это про множество компаний и про то, каким образом мы будем обеспечивать будущий рост на столетия вперед. Поразительно было слышать от Panasonic о том, что их стратегия прописана на 150 лет вперед. Наверное, это релевантно и для Unilever. Нам также важно понимать, как мы будем развиваться через такое количество времени.
Комментарий Ecolife – см. здесь.

Вопрос: Клаус Виганд (Klaus Wiegandt) – один из основателей группы Metro AG,  покинул свой пост председателя совета директоров одной из крупнейших  в мировом ритейле фирм и стал активным противником ритейла и интенсивной экономической модели, стремящейся обеспечить рост любой ценой (его интервью Ecolife — см. здесь). Что вы думаете по поводу этого?  Не обязательно, чтобы проблема правильно выглядела именно с точки зрения торговой розницы.

Давайте посмотрим на экономическую модель в целом. Розница – это лишь один из способов для потребителя получить доступ к товару. Думаю, что вы согласитесь с тем, что нам нужно находить новые пути доставки продукции, которую мы производим, до тех, кому она необходима каждый день. Сегодня часть новой реальности – это покупки через Интернет в большом количестве и во многих категориях продукции.

Что на сегодняшний день более выгодно: доставлять продукцию через организацию-ритейлера, у которого есть большие склады и множество магазинов, или все-таки напрямую через интернет-покупку, —  это уже в большей степени вопрос себестоимости той или иной модели. Есть смысл сравнить, какова себестоимость этих двух операций.*

*Действительно – интернет-торговля дает интересные возможности. Однако нагрузка на почту при этом многократно возрастает – по сути, почта берет на себя  всю логистику товара.

Например, альтернативная модель дистрибуции, которую мы используем в Индии, а теперь и во многих других странах мира, — проект «Шакти». Участники проекта — женщины-домохозяйки из индийских селений с низким уровнем занятости, которые получают нашу продукцию в объемах, необходимых в этих труднодоступных локациях, и распространяют ее в своих и соседских селениях.

Приведу в доказательство сухую цифру – на данный момент такими микропредпринимателями стали уже 238 тысяч женщин во всем мире (в т.ч. 70 тысяч в Индии). По сути, они открывают нашему бизнесу закрытые для нас ранее территории и местности, становясь там нашими дистрибьюторами. Фактически вся логистика лежит на их плечах: от нашего дистрибьютора товар поступает напрямую к ним, и они уже сами распространяют его в тех объемах, которые им необходимы. Необходимый элемент – экономическая прибыль для микропредпринимателей, ведь «Шакти», как и все наши программы социальной поддержки – это ни в коем случае не благотворительность.

Вопрос:  Где еще источники загрязнения среды, если логистика может быть исключена из торгового цикла?

Хотите удивительный факт? Если мы говорим о всей цепочке формирования добавленной стоимости, о жизненном цикле продукта, существует заблуждение, что производитель или фабрика оказывает огромное, превалирующее воздействие на окружающую среду. На самом деле, экологическое воздействие продукта почти на 70% приходится на ту часть цепочки, где происходит его потребление. На производство при этом приходится всего 2-3%, которые  мы постоянно сокращаем.

Вопрос: Традиционная практика КСО (корпоративной ответственности) – это забота о здоровье сотрудников. Интересно, что около 5 лет назад фирма Nestle заявила, что делает здоровье людей своей научной задачей – и открыла научно-исследовательский Институт наук о здоровье в технопарке университета EPFL— Ecole Polytechnique de Lausanne, штат которого на сегодня составляет 140 человек – ведущих специалистов по исследованиям в области мозга, секвенирования генома человека и фармацевтики. Возможно, что существует какая-то тенденция, которая определяет переломный момент практики КСО и экономической практики в целом?

Ассортимент продукции Unilever настолько широк, что   окружает потребителя 24 часа в сутки. Он включает в себя пищевую продукцию, косметическую продукцию, средства личной гигиены, бытовую химию, моющие средства, чай, мороженое. Это огромный портфель, и в ряде категорий, где мы работаем, мы располагаем более высокими технологиями, чем наши конкуренты. При таком разнообразии портфеля План устойчивого развития и повышения качества жизни покрывает у нас все категории продукции, о чем я сегодня уже говорил во время своего выступления. Конечно, и у нас существует программа здорового питания, в том числе, по исключению из состава наших пищевых продуктов трансизомеров жирных кислот. Кроме того, программы сокращения количества соли, сахара, снижения их потребления до желательных объемов в соответствии с рекомендациями ВОЗ. Есть программа снижения калорийности детского мороженого, связанная и с просвещением родителей на этот счёт.

Поэтому здорово, что многие компании это делают, в какой бы форме они ни видели для себя устойчивое развитие. Здесь мы не можем и не должны говорить о конкуренции. Устойчивое развитие — это сфера объединения усилий.

Тесно сотрудничая с экспертами в области упаковки Mucell и Alpla, мы первыми разработали технологию, позволяющую вводить газ во время выдувания пластиковых бутылок. Газ формирует пузырьки в стенках упаковки. Это снижает количество используемого пластика на 15% и, в то же время, обеспечивает полную функциональность для потребителя. Бутылки остаются пригодными к стопроцентной переработке. Эта совершенно новая технология применяется в производстве бутылок для наших гелей для душа Dove. Полное внедрение технологии для всех наших брендов позволит, по нашим оценкам, снизить количество необходимого для упаковки пластика на 27 000 тонн. В будущем это может позволить сократить издержки в размере до 50 миллионов евро. Отмечу, что мы раскрыли эту технологию для всех, не стали ее беречь исключительно для самих себя – мы сделали так, чтобы все производители могли нашей инновацией пользоваться.

С точки зрения устойчивого развития бороться и конкурировать – это идеологическое прошлое. И мы уже давно вне этого поля. Сейчас мы должны объединить усилия вместе со всеми игроками в индустрии. Два года тому назад мы разработали новую технологию компрессии аэрозольных дезодорантов для того, чтобы меньшего размера упаковка содержала то же количество продукта, что и раньше. Так нам удается не только снижать количество алюминия, используемого в упаковке дезодорантов, но и на четверть сокращать выбросы СО2 при их транспортировке. Это может по достоинству оценить потребитель, и это — тоже открытая нами для всех технология!

Мы ставим перед собой и другие важные для всего мира цели. К примеру, ноль безопасных отходов с производств на захоронение – это амбициозная, большая цель для наших предприятий, которую мы с успехом выполнили по всему миру.* А новая цель 2015 года – это ноль отходов в офисах компании.

Безусловно, важно, какие нормативы предъявляет нам законодательство, и мы стремимся всюду им соответствовать. Но также важно и ставить перед собой цели выше, дальше, больше и жёстче, чем раньше. Пример — то, что мы сделали с отходами фабрик, пока не является стандартом для всей индустрии. Несмотря на это, мы уже внедрили новые технологии вчера, амбициозно заявляем о наших целях сегодня, чтобы осуществить задуманное уже завтра.

* Сотрудники компании дают по этому поводу следующую информацию: все заводы Unilever в России с 2015 года 100% всех промышленных неопасных отходов в т.ч. отходы пластика сортируют и после раздельного сбора, направляют на дальнейшую переработку или утилизацию как вторсырье в другие отрасли производства.Что это за другие отрасли — принадлежат ли они компании, и насколько идеально в действительноти замкнут цикл переработки отходов, редакция надеется выяснить в ходе дальнейших встреч и изучения проектов компании. Отметим, что идеология замкнутого цикла, в особенности для сельскохозяственных производств находится в области пристального интереса редакции — см. конференцию «Экомод» (где Ecolife проводил секцию Новой экономики) и Круглые столы в общественной палате РФ, посвященные зеленым технологиям ( см. Информация для модернизации,   Будущее автомомобиля в России, Экологические проблемы водоемов, Биоэкономика для регионов России и др.).


 

Выводы Ecolife: Обсуждение устойчивого развития, состоявшееся в Школе управления Сколково не затронуло важнейших фактов истории экономических и демографических идей, ставших бекграундом проблемы устойчивого развития. Впрочем можно сказать, что весьма неглубоким обсуждение устойчивого развития «устойчиво» остается на протяжении всей истории своего существования – с момента учреждения комиссии бывшим премьер-министром Норвегии Гро Харлем Брутланд. Комиссия занималась вопросами устойчивого развития и «зеленой» экономики. Однако со временем участники Комиссии сочли, что для достижения более быстрого прогресса в вопросах устойчивого развития необходима работа на более высоком уровне. Участники саммита «Рио+20» решили создать «политический форум высокого уровня» при Генассамблее ООН, который и будет обсуждать вопросы устойчивого развития. В результате осенью 2013 года комиссия была упразднена, а на ее место пришел политический форум.

Надо отметить, что само определение устойчивого развития – как развития, не нарушающего права будущих поколений, на благоприятную окружающую среду, требует конкретизации. В частности собрание, прошедшее в Сколково, отчетливо показало эволюцию этого определения в сторону КСО – корпоративной социальной ответственности, для использования организациями — участниками рынка.

Отчасти с этой трактовкой можно согласиться. Но несомненно в этом случае нужны конкретные показатели, как измерять устойчивость бизнеса, ведь связь бизнеса с судьбой будущих поколений является как правило опосредованной и недоказуемой. Тем не менее не сегодня предложен ряд методик для оценки устойчивости бизнеса, составляются рейтинги. В то же время, существует и рыночный индекс устойчивости  (Dow Jones Sustainability Index), при заполнении которого требуется заполнить более 400 страниц бизнес-показателей.

Ecolife уже предлагал начать работу в области интерпретации устойчивого развития – в частности предложено определение устойчивого развития как сервиса массового обслуживания, и что еще более важно – обсуждалась постановка вопроса об устойчивом развитии как важнейшей научной задаче нашего времени. Возможно в открывшейся в Сколково лаборатории или центре экспертизы найдется время и место для обсуждения устойчивого развития под таким углом зрения.

 

 

Справка и комментарий редакции: Увлечение и преклонение перед ростом часто дает недооценку развитию…

Йозеф Шумпетер, создавший теорию экономического роста в 1911 году, первым ввёл различия между ростом и развитием экономики и определил сущность инноваций, как главной движущей силы роста экономики. Йозеф Шумпетер определил экономический рост как количественные изменения — увеличение производства и потребления со временем одних и тех же товаров и услуг. Экономическое развитие Йозеф Шумпетер определил как положительные качественные изменения, новшества в производстве, в продукции и услугах, в области управления, в других сферах жизнедеятельности и видах экономической деятельности. Кратко: рост — количественные изменения, а развитие — качественные положительные изменения, направленные на рост и, главное, на повышение качества жизни. При этом качество жизни в постиндустриальном обществе определяется в большей мере качеством услуг, а не товаров.

Фактически экономический рост как таковой начал замедляться с 1973 года, с этого момента падает и показатель расхода энергии на душу населения мира.

В целом экономический рост, в сочетании с глобализацией, может привести к развитию такого сценария, согласно которому произойдёт системный коллапс природных ресурсов на нашей планете.  Ряд цивилизаций прошлого исчезли именно из-за этого. Говорят о «Дилемме экономического роста». С одной стороны, экономический рост разрушает экосистемы, поддерживающие жизнь на планете и не может быть устойчивым (сторона А дилеммы), с другой стороны, если не обеспечивается рост экономики, это приводит к потере рабочих мест, бедности и социальной дестабилизации (сторона Б дилеммы).

Ориентация на неограниченный экономический рост требует увеличения конкурентности в общественных отношениях и утверждения консьюмеризма как доминирующего общественного настроения, что приводит к разрушению человеческих ценностей, деградации социальных связей на локальном уровне, одиночеству, социальной изоляции, постоянному чувству беспокойства (в том числе и в преуспевающей части общества.

Поэтому ответ на наш вопрос не может опираться на экономический рост как таковой – экономический рост и устойчивое развитие -  вещи принципиально разные, их нельзя путать. Хотя очень часто приходится слышать, что надо добиться устойчивого роста фирмы, корпорации или целой страны. Но устойчивый рост – это нонсенс,  необходимо именно развитие и оно невозможно не только без инноваций в технике, но и без соответствия требованиям увеличения разнообразия товаров и услуг в постиндустриальном обществе.

Кроме того, рост человечества в целом замедляется, во многих странах произошёл переход от высоких уровней рождаемости и смертности к низким – это явление получило название демографического перехода. Ожидается, что к 2100 году население мира стабилизируется на уровне 12 млрд. человек. Число стран с уровнем рождаемости, недостаточным для полного замещения поколений, выросло с 13 в 1970 году до 66 в 2002 году. Общая численность населения этих стран достигала в 2002 году 46% человечества и продолжает расти. Однако концепция перехода неполна – известно, что после достижения ИРЧП 0,9 рождаемость снова возрастает. Поэтому при составлении стратегии на будущие 50-100 лет необходимы правдоподобные предположения и исследования динамики роста человечества. Возможности гиперболического роста могут быть исчерпаны по ряду причин. Массовое образование и удлинение периода обучения в молодости с одной стороны и рост числа пенсионеров – с другой, составляют экономический «пресс», который с двух сторон сжимает число активных членов любого высокоразвитого общества, что может привести к снижению численности и возможному вымиранию или растворению общества – в условиях активной миграции.

В работах одного из основоположников экологической экономики Германа Дейли (Herman Daly) введено понятие «экономика устойчивого состояния», физические компоненты которой ограничены и не изменяются с течением времени. Канадский экономист Петер Виктор (Peter A. Victor) предложил интерактивную модель, позволяющую исследовать потенциал для достижения стабильной, но не растущей экономики. Модель демонстрирует, что даже в пределах традиционных подходов к экономике существуют возможности для достижения устойчивого состояния.

 

Новая экономика и устойчивое развитие — опубликовано в Дайджест Ecolife №   3,2014:


Устойчивое развитие как научная задача. Опубликовано в сборнике «Системы мира и миры систем», М., 2009


Unileverустойчивое развитие 

19.05.2015, 4156 просмотров.


Нравится

Статьи
28.12.2021 22:14:38

Пустыни могут разрушать озоновый слой

Когда ветры поднимают мелкую пыль пустыни высоко в атмосферу, йод в этой пыли может вызвать химические реакции, которые разрушают озоновый слой. Но в плотных слоях атмосферы на небольшой высоте йод полезен.

пустыня, атмосфера, возжух

15.12.2021 22:45:24

Исследователи составят карту подземных сетей грибов по всему миру

Подземные грибковые сети необходимы для поддержания биоразнообразия и плодородия почвы.

исследователи, карта, грибы

13.12.2021 23:51:08

В новых домах обнаружены превышающие все нормы концентрации ядовитых веществ

При покупке нового дома или квартиры стоит подождать несколько недель, прежде чем в него въехать, советуют учёные из Мичиганского университета (UM).

дом, новый, вещества, ядовитые

01.12.2021 23:14:24

Тонущее государство Тувалу

Государство Тувалу в Океании, одно из самых маленьких в мире, начало «великое переселение». Из-за изменений климата и повышения уровня воды в Мировом океане страна постепенно уходит под воду.

Океания, Тувалу, государство

30.11.2021 14:28:00

Новые налоги и технологии позволят сократить выбросы черного углерода

Радикально уменьшить выбросы черного углерода в арктическом судоходстве можно уже существующими сегодня техническими средствами. Это не только поможет сохранить хрупкую экосистему Арктики, но и значительно поспособствует выполнению целей Парижского соглашения по климату.

судоходство, углерод, выбросы

26.11.2021 22:26:54

Альбатросы расстаются из-за климата

Альбатросы — очень верные птицы, но ухудшающаяся экологическая обстановка вносит разлад в отношения пар.

изменение, климат, альбатрос

RSS
Архив "Статьи"
Подписка на RSS
Реклама: ВикиГриб: Чешуйница.