Официальный сайт журнала "Экология и Жизнь"

Всё об экологии ищите здесь:

   
Сервисы:
Каналы:
Каналы:
Блоги:
Дайджесты,
Доклады:

ЭКО-ВИДЕО



Реклама


Translate this page
into English

Translate.Ru PROMT©


Система Orphus


Главная Интервью / Talk Никита Моисеев на 100% - гений, парадоксов друг/ Валерий Черешнев, выступление в к 100-летию Н.Н.Моисеева

Никита Моисеев на 100% - гений, парадоксов друг/ Валерий Черешнев, выступление в к 100-летию Н.Н.Моисеева

В Президиуме РАН 10 ноября, состоялся заключительный аккорд сугубо научного празднования 100-летия Никиты Николаевича Моисеева, начавшегося 7 ноября в МИАНе, тогда как другое торжество — скорее чисто экологическое, состоялось 21 августа — за несколько дней до официальной даты рождения юбиляра — см. по ссылке здесь.

Валерий Александрович Черешнев, летом 2017 года выдвигавший свою кандидатуру в Президенты Академии наук, а до этого много лет занимавший должность председателем коимтета по науке в Государственной Думе РФ, выступил на торжественном заседании, посвященном 100-летнему юбилею Н.Н.Моисеева.

;

Моисеева не стало 29 февраля 2000 года. Мы имели честь слушать его и на общих собраниях РАН, и на экологических съездах и образовательных конференциях. Спустя два месяца после его кончины поступило поручение Академии наук от вновь избранного Президента страны В.В. Путина – подготовить экологическую доктрину России.

Я должен сказать, что при подготовке доктрины мы досконально знакомились с трудами различных школ и конечно, не могли пройти мимо трудов Никиты Николаевича Моисеева. «Как далеко до завтрашнего дня» — это его автобиографическое эссе, читается на одном дыхании – он очень детально рассказал о своем подходе, о своих методах, о документальных, научно-естественных аспектах антропогенного воздействия внешней среды. Безусловно, Моисеев не только выдающийся математик, но и образованный, высокоталантливый человек.  Хочу обратить внимание, как Моисеев любил цитировать стихи. Меня поразило, что в книге «Как далеко до завтрашнего дня» практически все стихи приведены — и когда он был школьником, и студентом, и на фронте. Изо дня в день, работая в закрытых учреждениях, работая в Харькове, в Ростове, до последних дней – стихи его сопровождают. Вот 1984 год – блестящая эпиграмма на избрание его действительным членом Академии наук СССР.

Конечно, стихи откровенные, стихи искренние. Он сам чувствовал, что высоким талантом в этой сфере он не обладает и посвятил себя, надо сказать, очень успешно, исследованиям и методам работы, о которых наш первый поэт сказал очень высокие и правильные слова: «О, сколько нам открытий чудных готовят просвещенья дух и опыт, сын ошибок трудных, и гений, парадоксов друг. И случай, бог изобретатель». Во всей этой пятерке указанных направлений и методов работы четко совершенно прослеживается и можно найти приложение к любому из нас – тем, кто посвятил себя науке, творчеству. Но одна, четвертая, строка – это на 100% о Никите Николаевиче. «И гений, парадоксов друг».

Он был великим мастером парадоксов. И парадокс для него служил дополнительным методом найти новой в том, в чем остальные уже давно все выяснили, и все равно подтвердили временем. Причем, эта его особенность была ярко выражена во всех ипостасях его деятельности: и в периодических исследованиях, и в прикладных, и в так называемых проектных исследованиях. Причем, проектные были доминантой его творчества. Он любил размышлять и любил предугадывать. И всегда маленькая идея вырастала до глобальных размеров, ему не были границей никакие горизонты. Когда идея достигала космических масштабов, это вызывало его огромное удовольствие, потому что он был хорошо знаком, хорошо знал и хорошо продолжал концепцию ноосферы.

Во всех своих крупных работах он четко выстраивал историческую цепочку: Вернадский, Леруа и Тейяр-де Шарден, — то есть все основатели у него всегда были упомянуты. Вернадский в начале прошлого века первый поставил вопрос, что век техносферы должен заканчиваться. Куда мы идем? Нужно придумывать, что менять, потому что промышленность еще только-только нарастает. Крестьянская Россия вступает в капитализм, а уже *. В крупных городах жить невозможно. Это 1903-05 годы, Вернадский. Это тогда уже опасное было невозможным.

Дальше, первый, кто сказал слово «ноосфера», атмосфера мозга, мысли, разума – это был Леруа. А Тейяр-де Шарден первый, кто сформулировал условие формирования этой ноосферы. Что мы должны, так постепенно перейти от техносферы и вернуться через ноосферу в биосферу, то есть к нормальному исходному состоянию биосферу, или во всяком случае, к гораздо лучшему.

И вот в концепции ноосферы Никита Николаевич четко выделяет господство человеческого разума, прежде всего. Он говорит: только это господство, лучше коллективный интеллект, коллективный разум, рациональный разум. Он и может дать ту программу, которая создаст все условия для ко-революции общества и природы. Эта ко-революция тем медленнее, тем системнее может пройзойти, чем мы откликнемся на его концепцию об экологическом императиве.

Что такое экологический императив по Моисееву? Это залог того, что понимаем, что без конкретных практических действий не то, что поступательное развитие невозможно, а больше того – жизнь может прерваться, прекратиться из нашей неосторожности. И он говорит, что «мое понятие экологического императива, которое уже подтверждали и научное и политическое сообщество — это только лишь маленький, первый шажок на пути того, чтобы это все стало глобальным, что это овладело массами, чтобы люди сознательно и активно действовали в соответствии с понимаемым в правильном направлении экологическим императивом».

Конечно же, большинство скажет: как он это сделал? Это же требует изменения в обществах, странах и государствах, в той же Организации объединенных наций, в мировом масштабе. Это же утопия, это недостижимо. «Но я предупреждаю, — говорил Моисеев, — это утопия, но утопия, которая не имеет альтернативы. Если мы не сделаем этих перестроек в международном общественном строительстве сами, а будем пассивно наблюдать, то это закончится либо гибелью всего человечества, либо большей части граждан планеты Земля».

А может быть и другой путь – путь влияния коллективного разума, создавшего программу, все предусмотревшего, системно реагирующего и изложившего эту программу, понятую и ставшую руководством к действию всему человечеству. Вот тогда это будет то, что надо.

И поэтому концепцию устойчивого развития Никита Николаевич воспринял как первую программу действий коллективного разума. Он очень много начал заниматься междисциплинарными проектами, очень много стал изучать и гуманитарные предметы, и особенно геологию. Ему повезло, он сам об этом пишет в своем автобиографическом очерке, что «я встретился с Николаем Владимировичем Тимофеевым-Ресовским». В 70-ые годы они еженедельно встречались, проводя до глубокой ночи в беседах, в дискуссиях. Никита Николаевич пишет, что его поражал исполинский, титанический образ Николая Владимировича Тимофеева-Ресовского, который был гением в экологии – он так об этом и пишет. Он говорит, что «я погрузился в его биогео-синологию». И проработал все его труды – оказывается и в биосфере имеются дыры – пространства лишенные жизни (так называемые черные дыры в водах мирового океана, лишенные жизни). Сколько биологи нового и интересного нашли. Это же все надо знать. Особенно его поражала афористичность мышления Николая Владимировича Тимофеева-Ресовского: «Никита, жизнь, как и все на свете, не кисель, не сплошность какая-то, а состояние дискретное, состоящее из периодов хороших и разных». А поскольку жизнь у обоих состояла из очень разных периодов и была связана с особым видом антропогенного пресса (лагеря и Ресовского, фронт – у Моисеева), у них было достаточно тем —  о чем поговорить. Особенно интересовала Моисеева концепция, как соотносится утопия со стратегией.

Почему Тимофеев-Ресовский так много занимался утопиями? Как он передал эту эстафету дальше? Эти разные периоды в их жизни, которые вызывали дискуссионные моменты — он говорил, что «утопия в реальной жизни привела меня к науке рассуждений».

Вот его реальная жизнь. Родился в дворянской семье, это был еще Никита Николаевич. Отец – доцент Московского университета, юрист. Почему-то взяли, арестовали и расстреляли деда, отца репрессировали. А казалось бы — жизнь должна быть – иди в Московский университет, занимайся, чем хочешь. Младший брат Сережа –все то же самое, потом – Курильские острова, Японская война. Впоследствии – сепсис, умирает после войны. Моисеев остается один. Казалось бы, все так ясно и просто.

Филаретова – покровительница Филиповского, действительно спонсоры, инвесторы, не как сегодняшние, которые говорят: «Мы готовы прийти к вам на выручку, лишь бы выручка была солидная».

Там было все по-настоящему. И его всегда смущало: уж на фронте-то, а все пишут на него докладные. Почему работа в закрытом институте – и опять вспоминают репрессированного отца, приходится бежать чуть ли не в Харьков, оседать там. Приезжает в Москву защищать кандидатскую диссертацию – и опять же, приходится уже кандидатом наук, доцентом, бежать в Ростов на 6 лет, занимаясь преподаванием математики. Потом эти бега в 60-х годах закончились, но он говорит: «Реальная свобода, а она оказалась практичной».

И особенно трогалательная история с поступлением в МГУ. Когда он, ученик кружка Израиля Моисеевича Гельфанда, лучший ученик, втроем завоевывают на математической олимпиаде, первой в Советском Союзе, первые места, путь открыт на математическое отделение мехмата МГУ. Их принимают, его – нет. Как же так? И когда Израиль Моисеевич Гельфанд через год встречает его, говорит: «Ну, как сдал экзамены? Почему не ходишь на кружок?», он говорит: «Меня же не приняли». – «А ты где?» — «А я с этими документами ушел в пединститут, меня взяли. Чем-то надо кормиться, стипендию дают». Бабушка 70-летняя аристократка фон Мекк, шесть языков знала, по немецкому стала давать уроки, чтобы как-то  прожить. Не на что жить. Тот говорит: «Ничего себе! Пойдем!» Пошли в математический деканат, там как раз молодой декан, профессор Лев Абрамович, Гельфанд ему объяснил, говорит: «Под мою ответственность разреши сдать все экзамены и зачеты за первый курс, чтобы он был на втором курсе вместе со своими друзьями». Тот говорит: «Пожалуйста!». Два месяца – все экзамены сданы, друзья помогли, и он на 2-м курсе. Ну, не утопия? Скажите мне два месяца назад, что я буду в МГУ на 2-м курсе, а не на физкультурном факультете пединститута – кто поверил бы? А получилось. Реализовалось. Так и реалии нашей профессии.

Когда он говорит: «Рассуждаем об утопии“, — почему, откуда вообще эти рассуждения берутся и у Тимофеева-Ресовского, и у него?» Да потому, что они из разных миров, категорий. Утопия – это из мира иллюзорного. А стратегия – это из мира реального. И вроде бы перекрещиваться не должны, а друг на друга влияют, действуют и еще какое действие оказывают! Когда я смотрю на огромные междисциплинарные проекты и все меняется – соотношение утопии и стратегии.

Почему? Потому что, во-первых, чем грандиознеее проект, чем он утопичнее воспринимается среди специалистов, а еще если он посягает на основы и нормы, то тем более. Во-вторых, никто из нас не может предсказать, что является утопией, а что является реальностью, и какова будет динамика проекта, потому что при решении этих вопросов сталкивается масса мнений, и субъективных, и объективных. А результирующее – победа или поражение. Поэтому говориться, что когда мы соотносим утопию и реальность, то мы должны внимательно посмотреть, а для чего в реальности это нужно.

Моисеев разработал целую концепцию. Он говорил, что «есть конструктивные утопии, и я занимаюсь именно этими конструктивными утопиями, которые полагаются на логику природы, а не логику исследователя. Вот что нужно природе. И поэтому в своих проектах я никогда не говорю, как будет устроено будущее. Кто это может знать? Я всегда говорю, чего не надо делать и чему не следует подражать».

Парадокс его в том, что он говорил о том, что прогнозы, конечно, дело сложное, и лучше ими не заниматься тем, кто не умеет. Вам всегда специалист скажет, что не состоятельно, что не получится. А с другой стороны, человек так устроен, что желает знать, что будет. И поэтому прогнозы нужны. Но прогнозы нужны, когда они опираются на научные факты. И чем лучше они это делают, системнее, тем у них это лучше получается, потому что они могут предсказать, не как будет устроено, а могут предсказать опасности.

Пример ядерной зимы, когда мы с американцами параллельно сделали прогноз военного конфликта – американцы сделали прогноз на месяц, а наши (и это была как раз команда Моисеева) смоделировали то, что будет в течение года. А итог – и там и там один: гигантский масштаб поражения, разумная жизнь существовать после ядерной войны почти не будет, цивилизация будет разрушена, не сможет продолжаться. Вот такой вывод. И поэтому концепция устойчивого развития меняет массив прогнозов. Вы говорите — замените термин, вы все время критикуете. Да, я критикую, но термин устоялся. Ведь важен не термин, говорил он, а важно, что мы вкладываем в это понятие.

Изменение понятия я действительно делаю, говорил Никита Николаевич. Какое изменение? Устойчивое развитие – это стратегия развития человека. И весь мир, и каждое государство будет меняться в динамике своего развития, будут взлеты и падения, успехи и поражения. Но это поиск пути, а не устойчивое развитие. Поэтому тщательнее, чем научнее, чем системнее, чем обстоятельнее подготовлен проект, тем меньше отрицательных последствий, к которым он приведет.

Главный вывод Моисеева – наука, наука и еще раз наука. И если выстроить по-моисеевски цепочку научного труда, то можно соединить составляющие так: утопия, стратегия, результат и четвертая составляющая, без которой первых трех не будет –  гений, парадоксов друг!

Валерий ЧерешневНикита Моисеев 

13.11.2017, 2411 просмотров.


Нравится

Статьи
10.07.2020 00:15:02

Шесть месяцев пандемии

Сказать, что пандемия COVID-19 изменила мир, значит ничего не сказать. За последние шесть месяцев в большинстве стран были введены строгие карантинные меры, а социальное дистанцирование и самоизоляция стали новой нормой. Между тем, всего полгода назад Всемирная Организация Здравоохранения (ВОЗ) получила доклад от китайских чиновников здравоохранения.

самоизоляция, пандемия, COVID19

08.07.2020 16:05:27

Эволюция – коронавирус инициирует смену концепций

Ю.В. Чайковский, историк науки

«Вирус мутирует, притом в опасную для нас сторону» – этим полны сводки новостей. Идут споры о том, опаснее или нет новые мутанты, однако все признают, что данный мутант возникает массово, а не одиночно.

экология, пандемия, статьи

07.07.2020 14:03:34

Открытое письмо - учёные призвали ВОЗ изменить рекомендации из-за передачи коронавируса по воздуху

Открытое письмо, в котором содержится просьба ко Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) пересмотреть ее рекомендации по борьбе с коронавирусом, подписали более 230 ученых из 32 стран мира.

COVID19, организации, здравоохранения

02.07.2020 11:15:54

Не более 20 вымерших видов в год/глобальная цель борьбы за сохранение биоразнообразия

Предложение по одной простой цели, эквивалентной климатической цели 2 °C, должно быть тщательно оценено.

климат, показатели, результат

01.07.2020 23:47:35

Новый Штамм H1N1 может вызвать пандемию гриппа

Носовые мазки от более чем 30 000 свиней в Китае за последние 7 лет обнаружили увеличение количества вируса гриппа, который соединил гены нескольких штаммов

статьи, пандемия, COVID19, Свиньи

21.06.2020 01:58:44

Ученый, смотри внимательно на видимое

Ю.В. Чайковский

Александр Александрович Любищев, биолог и мыслитель, любил приводить афоризм (он говорил, что из Талмуда): «Чтобы увидеть невидимое, смотри внимательно на видимое». В самом деле, сколь многое мы упускаем (как бы не видим), хотя оно вполне видимо, стоит лишь присмотреться.

биосфера, пандемия, вирус

05.06.2020 00:41:00

Траурный день окружающей среды

Сегодня отмечается Всемирный день окружающей среды, но праздновать его мы не можем и вот почему:

экология, отходы, отмечается

RSS
Архив "Статьи"
Подписка на RSS
Реклама: https://lasercut.ru sm1390 лазерные станки для резки и гравировки.