Дискуссионный  клуб
научно-популярного журнала
"ЭКОЛОГИЯ И ЖИЗНЬ"

   О журнале | Подписка | Экословарь | Гостевая книга | Форум | Наши партнеры | English
 

Рассылка «Экологические новости, анонсы, обзоры»


Проблемы, которые мы выбираем

А.Л. Самсонов
главный редактор журнала "Экология и жизнь"

Открывая новый год работы журнала, хотелось бы поговорить о темах, которые становятся предметом журнальных публикаций. Конечно же, будут темы достаточно очевидные и насущные, животрепещущие - мы будем разбирать темы и по экологической обстановке в собственной квартире, во дворе, в районе и регионе; вопросы - чем дышим, что пьем и что едим, которые, конечно же, составляют неразрывную часть нашей жизни. Однако опыт прошедших 10 лет нашей работы показывает, что чем больше вопросов мы поднимаем, тем яснее становится, что "за рамками" охвата наших публикаций их осталось значительно больше. В то же время существуют вопросы глубинные, "вечные", постоянное возвращение к которым оказывается практически неизбежным. Отличие нашего подхода в том, чтобы не ограничиваться констатацией - что таков порядок вещей, для нас интересно, почему этот порядок вещей именно таков. Например, поведение животных, которым занимается замечательная наука этология, и поведение людей, которым занимается не менее увлекательная наука психологи, - к этим темам мы будем обращаться. Но наш "заход" на эти темы связан, как правил, с раскрытием одной из вечных проблем - как жить так, чтобы, с одной стороны, не разрушить свою связь с природой, а с другой - не впасть вновь в состояние дикости, т. е. сохранить завоевания цивилизации. Другая грань этой же проблемы: мы ушли из природы и оказались сегодня погружены в общество, которое "не понимает" нас на разных языках - чиновничьих, финансовых, технических, иностранных - и, возможно, именно потому мы так страстно стремимся погрузиться в природу, которая понимает нас без языка, без слов. Это, порой мучительное, противоречие - одна из глубинных проблем психики человека. Здесь мы касаемся того, что же делает человека человеком, что поднимает его из трясины инстинктов и позволяет достичь высот познания самого себя и мира. Стремление слиться с природой, раствориться в ней противостоит восхождению человека, выходу в общественное измерение и участию в извечном конфликте природы и общества. Вот что составляет основной "нерв" экологической проблематики и необъятное количество тем. И свидетельство того, что вам, читателям, всегда будет с нами интересно.

Наука и журналистика
Чем полезен наш журнал читателю? Только ли советы выживания - о чистой воде и еде - нужны нашему читателю? Нам же представляется, что прежде всего чтение нашего журнала может помочь в том, чтобы действительность не была "сконструирована" кем-то за вас с целью составить о ней превратное мнение, повлиять на процесс мышления, оказать воздействие на принятие решений. А сделать это, несомненно, возможно. Современные PR- технологии являются наследниками достаточно древней науки - схоластики, основанной на еще более древней идее - о тождестве бытия и мышления (Парменид), что, в свою очередь, проявляется в соответствии бытия и языка. Бытие формирует мышление, мышление формирует язык - все логично; однако утверждается и нечто значительно большее - что и язык определяет бытие. Тем самым слово становится действующим элементом, с помощью которого можно изменить мир. За подобные утверждения в свое время на схоластов были объявлены гонения со стороны церкви, а схоласты - люди, обладавшие теоретической и практической подготовкой в формировании мнений - в ответ поднимали народные восстания и бунты. В результате это время вошло в историю Европы как наиболее мрачный период средневековья.
Нам не хотелось бы, что бы используя ту или иную - пусть внешне экологическую - фразеологию и прикрываясь наилучшими лозунгами, кто-то из современных схоластов вновь сеял "зубы дракона" в умах наших современников. Это путь ненависти и насилия, рождающий в ответ лишь еще большее насилие. Предостережения о том, что нам грозит новое средневековье, с которыми не раз выступали представители культуры и науки, вполне оправдываются расцветом схоластического пиара "оранжевых" революций. Не зря сборник публицистики Н.Н. Моисеева был назван "Заслон средневековью". Нынешний взрыв терроризма, несомненно, не что иное как новое рождение дракона, зубы которого агрессивная внешняя политика единственной теперь сверхдержавы разбрасывает по всему миру. (Не стоит забывать, что сверхдержавой был и СССР. Методы и результаты деятельности сверхдержав мало отличаются, поэтому и Россия получила свою долю в этом тяжком наследстве.)
Главная же наша задача - чтобы у каждого читателя возникла потребность в самостоятельности, поскольку никто - ни Большой Брат (в лице Государства или Идеологии), ни Ее Величество Наука не способны сделать за человека то единственное, что он может и должен сделать - составить собственное мнение, свое суждение обо всем, что видит и ожидает увидеть в мире, и совершать нравственный выбор - делать поступки не только согласно своему разумению, но и согласно нравственному императиву. Можно назвать такое положение вещей экологическим императивом, но суть не меняется

Инновации и образ врага
В свое время Фома Аквинский сумел во многом интегрировать мудрость греческих мыслителей в церковные каноны. Сегодня перед всеми нами стоит задача освоения нового знания, фонтан которого бьет с каждым днем все сильнее; ситуация складывается так, что не только необходимо повторить подвиг Фомы, но сделать такое повторение своеобразной нормой и необходимостью всякого общества. Существенное подобие ситуаций состоит в том, что фонтан знаний забил совершенно неожиданно для всех так же, как это произошло в XI веке, когда после взятия Толедо в 1085 г. в руки европейцев впервые попали древнегреческие трактаты. Это были книги на арабском, в скором времени переведенные на латынь. Именно тогда огромный массив принципиально новых знаний и идей, накопленный греческой (и арабской) цивилизациями, обрушился на головы европейских мыслителей. Этот массив породил множество толкований, среди которых возникли и те, что привели к отчуждению знания - обращению его против людей.
Образ врага - ученого, равно как и журналиста - это очередной поиск "стрелочника", ответственного за всю скорбь нашего мира. На этом месте уже побывали колдуны и ведьмы, священнослужители и капиталисты. Борьба за экологию прошла через пик ненависти к ученым, ответственным за Чернобыль, безостановочный технический прогресс и компьютеризацию. Но та же самая наука несет людям освобождение от невежества и продлевает жизнь. Работа журналистов в той же мере открывает людям глаза и дает возможность жить в "прозрачном" обществе, где нет темных и неприкасаемых мест - именно это позволяет каждому найти в нем свое место. Достижения науки вдруг показывают, насколько необходим обществу каждый из живущих в нем людей: обнаружение единственного человека, излечившегося от СПИДА, дает возможность создания сыворотки - и миллионы больных могут быть спасены. Сегодня это новое воплощение христианской идеи общественного спасения через искупление в лице единственного страждущего, становящегося Спасителем. И так же голос одиночки, подхваченный рупором "журнализма", может стать вестником новых идей и правды, являющейся лекарством от множества болезней.
Новая реальность заключена в том, что настал век идей - и мы уже не можем допустить такого положения вещей, когда новые идеи наказуемы - наоборот, они просто жизненно необходимы. Единственное открытие в области холодного синтеза или низкотемпературной сверхпроводимости - и перед человечеством откроются огромные энергетические возможности. Прорывами ознаменовано развитие современной медицины: черная смерть от чумы, оспы и других старых врагов больше не нависает над человечеством. А новые враги - в виде возможной мутации птичьего гриппа и множества других болезней, которые могут выйти на первый план, требуют от медицины сделать такие прорывы нормой, на которой основан не только успех отдельного исследователя, но, по сути - судьба человечества. Индивидуальное творчество и общественная необходимость связаны между собой: "назревшее" открытие может быть сделано в разных местах и разными людьми совершенно независимо. Но выражается эта общественная потребность в том, что люди говорят и делают - и это опосредованно находит выражение на страницах печати, на телеэкранах, в Интернете.

Преодолеть страх перед будущим
В работе нашего журнала мы стремимся "разбудить" как можно больше проблем - с тем чтобы приблизить их созревание для решения. Обсуждая вместе с читателями общие надежды и общие страхи по поводу тех или иных новшеств, постоянно вторгающихся в еще только начавшую становится привычной реальность, мы делаем такое осмысление нового постоянной деятельностью, и это можно назвать некой новой коллективной психологической практикой - совместным опытом переживания инноваций. Открытие психоанализа - как разбор следов-зарубок, оставленных в психике и сформировавших ее - стало одним из достижений века ХХ. Можно сказать, что тем самым возник способ преодоления страха перед прошлым - с его неудачами и разочарованиями. В наступившем веке мы должны научиться преодолевать свой страх перед будущим - вместе с его обещаниями и иллюзиями. Именно в этом мы и наши читатели сможем выйти на новый уровень осмысления действительности.
Увидеть за новым знанием бездну непознанного и не испугаться, не отшатнутся, а войти в неведомое и принести людям новый "огонь Прометея" - вот задача специализации. Но тут же возникает и обратная задача - задача социализации нового. Только коллективное освоение новых возможностей позволяет двигаться дальше в сторону открывающихся горизонтов. Не так давно считалось аксиомой, что современная наука "делается" большими коллективами. Но оказалось - дело не в том, сколько людей стоят на острие прорыва, сколько посвященных "допущено к телу" научной истины, а в том, что всякое новое знание должно пройти через жернова морали того общества, для которого оно предназначено. Именно прохождение через моральные фильтры общества и есть суть общественной составляющей работы ученого - и при моральной оценке, как правило, вопрос стоит не о пользе от открытия, а о том, чтобы оно не нанесло вреда. Поэтому наряду со специализацией с необходимостью должен происходить отказ от сакрализации знаний, уход от кастовости - именно то, что можно назвать популяризацией.
И когда проблема "поднята на щит" популяризации, она перестает быть предметом фобий и способом манипулирования общественным мнением. Каждый человек в состоянии ориентироваться в огромном разнообразии этого мира, и нельзя лишать его этой возможности, нельзя говорить, что есть проблемы не для средних умов. Другое дело, что есть проблемы еще настолько слабо нами освоенные, что для того чтобы увидеть всю их глубину и значимость, нужна особая острота зрения. Но со временем туман потихоньку рассеивается - и все понимают, что земля круглая, что она все-таки вертится, и обладание новым знанием - как и огнем Прометея, становится нормой (вместе с техникой безопасности - ведь и огонь может обжечь!).
В наше время восприятие нового знания - как принципиальных прорывов, так и новых изобретений, позволяющих сочетать пользу для общества с природосообразностью, неизбежно содержит в себе элемент его "прописки" в структуру моральных ценностей общества. Новая техника становится все менее энергоемкой, все более миниатюрной и стремится заполонить собой все свободное место. Эта черта - стремление заполнить собой экологическую нишу, характерна и для природы. Каждый вид - это инновация эволюции, "встроенная" в свою индивидуальную нишу. Развитие техносферы идет параллельно с биосферными процессами - и именно в этом надежда на то, что, научившись обуздывать буйство порожденной человеком техносферы, человек когда-нибудь сможет научится решать и биосферные проблемы, сумеет взять на себя ответственность за судьбу планеты.
Для этого древний механизм морали все сильнее рационализуется, регламентируется в ограничения, записанные уже не на скрижалях Ветхого Завета, а в современных законодательных актах. Но и рациональная система законодательства не может решить все ситуации; складывается такая же ситуация, как и в математике, в теории динамических систем, где достигнуто понимание неоднозначности и непредсказуемости поведения вполне рационально сконструированных систем уравнений. "Тремор", неустойчивость системы законодательства (и природоохранного - в первую очередь) приводит к тому, что экономику начинает лихорадить - а это ведет к совершенно неприемлемым последствиям, к разграблению по принципу "после нас хоть потоп". К сожалению - и потоп тоже. Поэтому необходим системный подход - законотворчество неотделимо от того, что делается учеными в лабораториях, геологами в поле, нефтяниками - на скважине и рыбаками - в море. Эти проблемы, конечно же, выйдут на страницы нашего журнала.

Системный подход
В настоящее время на всех уровнях - начиная с дебатов в Госдуме и кончая обучением в школе - все чаще звучат слова "системный подход", "системный метод решения проблем" и т. д. О чем идет речь, за что борются и депутаты, и учителя? Самое первое, что имеется в виду - это проблема целостности. Нельзя отрывать фразу от контекста и нельзя строить в отрыве от местности. Это понятно. А вот что наилучшая допустимая технология (Best Available Technology, BАТ) как составная часть широко декларированной ныне технической регламентации "всея Руси" также зависит от конкретного места ее использования, т. е. от экосистемы конкретной местности - это уже воспринимается со скрипом. Понятие BAT относят, как правило, к внутреннему наилучшему устройству технологии конкретного предприятия, забывая о том, что и "выход" (состав сточных вод или уровень атмосферных загрязнений) зависит от того, где предприятие находится - на Рейне или на Волге. В этом смысле проблема согласования описания функционирования системы изнутри и ее "прописки" в систему (в частности - экосистему), объемлющую ее снаружи - это, несомненно, системная проблема, которая встает перед каждым конкретным предприятием. И эти проблемы мы будем стремиться отслеживать на страницах журнала, сочетая с мониторингом инноваций - как в технологиях, так и в законодательстве. Однако это лишь небольшая часть системного айсберга.
В проблеме ВАT как в зеркале отражается ряд типичных проблем теории систем - связанных как с использованием внутреннего и внешнего описаний, так и с множественностью возможных модельных описаний системы. Именно из-за этой множественности вопрос о том, с чьей точки зрения "технология наилучшая", возникает практически у всех, кто соприкасается с проблемой наилучшего системного выбора - будь то технология или вообще тот или иной способ достижения наилучших показателей системы - как в отношении внутренней эффективности, так и безопасности для ее окружения.
Внутреннее и внешнее описание определить сравнительно легко, тогда как способы выбора моделей - предмет особый, и поговорим мы о нем отдельно в одном из номеров. Внутреннее описание существенно "структурно", т. е. стремится отразить поведение системы в понятиях переменных состояния и их взаимосвязей. Внешнее описание - "функционально", т. е. поведение системы описывается по ее воздействию на так называемую среду или фон. Существенно, что среда и фон - это нечто однородное, бесструктурное. Таким образом, "матрешечное" устройство систем оказывается существенно несимметричным: при взгляде внутрь видна усложняющаяся структура, тогда как при взгляде наружу - бесструктурный фон. Проблема выбора (внутри или вне системы находится наша "рабочая" позиция) является, по сути, проблемой относительности системного описания.
Тема системной самоорганизации - одна из наиболее обсуждаемых в последние 30 лет. В самоорганизации два существенных аспекта - проблема развития (эволюции) структуры и проблема ее сохранения (гомеостазиса). Это и проблематика описания эволюционирующих систем, и проблематика формирования отдельных образований - таких как циклоны и антициклоны, проблематика локального и глобального изменения климата. О периодических общественных явлениях, об их связи с климатическими изменениями мы уже писали (см. "ЭиЖ", № 1'2004, 4'2005), но гораздо больший класс проявлений цикличности нам еще предстоит обсудить.
Циклы связаны с гомеостазисом - самоподдержанием систем. И здесь мы вплотную подходим к проблеме устойчивости систем, которая заслуживает отдельного разговора.

Проблема устойчивости систем
Почему разговор об устойчивости так актуален?
Все слышали о принципах устойчивого развития в применении к тем или иным структурным единицам человеческого общества - странам и регионам, городам и поселкам. Много раз говорилось, что сам термин переведен не очень точно. Sustainable development - это, скорее, развитие поддерживаемое; Н.Н. Моисеев предлагал называть его направляемым, имея в виду аналогию кормчего, который не управляет силой ветра и волн, но направляет корабль так, чтобы он не противостоял стихии, но использовал ее силу для достижения желанной цели. Классическая устойчивость (по Ляпунову) понимается как устойчивость шарика в лунке - при небольшой "встряске" шарик стремится вернуться в самую нижнюю точку. Такое понимание устойчивости, конечно же, недостаточно, чтобы описать сложную стратегию борьбы за достижение намеченной цели, которую используют животные во время охоты, а человек - в процессе своей деятельности, отличаясь от животных способностью нанизывать цепочки последовательных умозаключений или параллельных коллективных усилий.
В то же время в теории управления выработана концепция курсовой устойчивости, т. е. устойчивого движения в заданном направлении, основанная на методах функциональной оптимизации. Автопилот, управляющий самолетом, движущимся заданным курсом, способен нейтрализовать отклонения от "встряски" со стороны ветра и "воздушных ям", способен оптимизировать расход горючего, хотя не может посадить самолет, так же как автомат не в состоянии вести машину по улицам Москвы. Индивидуальное поведение живого все еще слишком сложно для технической имитации, но сложность технических систем, создаваемых человеком, стремительно нарастает, и потому актуальна как никогда задача управления ими - на примере таких объектов, как крупные химические производства, атомные станции и т. п., авария на которых может нанести непоправимый вред и людям, и природе.
То, что подразумевается под "устойчивым развитием" общества, в определенном смысле еще сложнее, так как циклы общественного развития существенно разомкнуты. Поэтому возникает не только задача соблюдения правил для поддержания стабильности, но и задача адаптации этих правил к непрерывно меняющимся условиям. Тем не менее модель пути развития цивилизации может быть универсальной. Так как индивидуальности в целом нейтрализуют друг друга, ее можно представить как задачу на максимум - для экономического роста, технического прогресса и расширения знания, при одновременной минимизации вокруг этого стержня отклонений морального плана. Мораль выступает в качестве "автопилота" - она отрабатывает, сводит на нет "встряски", которые получает общество на своем поступательном пути. И экологические параметры начинают играть определяющую роль в этом управлении, так как неудачный поворот - бортом к волне - может смести с лица Земли всю нашу цивилизацию. Именно поэтому в "автопилоте" моральной стабилизации общества возникают все новые параметры стабилизации, возникает экологический императив как новый инвариант управления.
Из других проблем устойчивости отметим, что в самой науке экологии мы сталкиваемся с "вопиющей" ситуацией: оказывается, до сих пор не существует, не удалось создать приемлемого определения устойчивости экосистемы. В любой, даже очень простенькой, экосистеме слишком велико разнообразие факторов - не удается выделить для изучения отдельное явление или процесс в "чистом" виде. В той же мере нет и понятия об устойчивости общества - эта проблема, по утверждению академика А.А. Петрова, даже не поставлена, так как слишком велико разнообразие действующих закономерностей. Поэтому "зависает" и вопрос о системной разработке законодательства, приемлемого для устойчивости общества.
Сопряженная тематика - устойчивость человеческой психики. Зза тысячи лет найдены тысячи способов "сломать" человека (пытки, принуждение, применение препаратов, лишающих воли, и т. д.) и столь же разнообразны методы "починки" психики - возвращения душевного комфорта. Однако самого понятия нормальности психики и устойчивости этой нормы не существует.
Есть подозрение, что список "вопиющих" и настоятельно ждущих своего решения проблем окажется бесконечным, и перед лицом этой бесконечности мы вновь оказываемся наедине с природой. Ньютон после всего сделанного им в науке сказал: "Самому себе я кажусь мальчиком, который играет на берегу моря и радуется, если найдет более гладкий камушек или более красивую ракушку, чем обычно, в то время как великий океан истины лежит совершенно неисследованный передо мной".
 

 

Rambler's Top100

Телеконференция по экологии PROext: Top 1000 http://allbest.ru/libraries.htm Каталог ресурсов Ростовского интернета

© "Тайдекс Ко". Авторские права защищены действующим российским и международным законодательством. Ссылка при перепечатке обязательна. E-mail: info@ecolife.ru

Дизайн и программирование: Иванов Сергей. Поддержка и обновления: "Тайдекс Ко"

По вопросам размещения рекламы на сервере, конференциях и списках рассылки обращайтесь к вебмастеру. По вопросам размещения рекламы в журнале обращайтесь в редакцию.