Дискуссионный  клуб  журнала
  "Э к о л о г и я   и   ж и з н ь"
| English |

 

   
   
«Экология и жизнь»
О журнале.
Подписка на журнал
Подписка на электронную версию

Избранные статьи
Экология. Человек. Общество
Экономика и управление
Образование
Глобальные проблемы
Регионы и города
Здоровье и окружающая среда
В мире «сумасшедших» идей
Практическая экология
Вести из экологических организаций
Никита Николаевич Моисеев. Избранное


Экологический форум
Здесь Вы можете обсудить любые интересующие Вас вопросы, касающиеся экологии, а также подискутировать с авторами статей, опубликованных
в журнале.


PROext: Top 1000 Рассылка 'Экологические новости, анонсы, обзоры'

назад

(№1, 2003)

Вернется ли в школу воспитание?

В.Ермолов

В последнее время появились многочисленные монографии, статьи и интервью (в первую очередь — чиновников Министерства образования РФ) о новых этапах реформирования школы, модернизации содержания образования в соответствии с духом происходящих в обществе перемен. Среди этой литературы выделяется брошюра «Новая школа» Анатолия Пинского, советника министра образования Российской Федерации. Примечательна она тем, что автор в категорической форме заявляет: «Традиционная парадигма общего среднего образования отмирает. Соответственно, отмирают и построенный на ней тип, модель общеобразовательной школы». По словам А. Пинского, старая образовательная парадигма уходит не только в России, но во всем мире.
Однако есть некоторые основания полагать, что в высокоразвитых странах процесс ее угасания сопровождается параллельным становлением новой, жизнеспособной и обращенной в будущее образовательной парадигмы. В России же ситуация много острее и тяжелее, ибо параллельный процесс становления новой школьной парадигмы пока, мягко говоря, не очень заметен.
Что правда, то правда. Ведь, по сути говоря, новизны, действительно, маловато. А то, что господин Пинский называет «малозаметным становлением новой парадигмы», точнее можно охарактеризовать как планомерный процесс разрушения российской школы.
Смотрите, что происходит. Педагоги, как от огня, шарахаются от самого слова «реформа». Да это и понятно. Что хорошего ждать от сомнительных нововведений, таких, к примеру, как государственные образовательные стандарты, над которыми «реформаторы» вот уже десять лет ломают головы? Притом что все эти годы оплата педагогического труда позволяет учителям едва сводить концы с концами...
Кстати сказать, разрушением российской школы занялись не сегодня. Процесс обозначился в начале 1990-х годов, когда пост министра образования РФ занимал Э.Д. Днепров. Реформаторам под руководством Эдуарда Дмитриевича удалось провести так называемую демократизацию школьной жизни, которая в конечном счете свелась к тому, что из учебных заведений было изгнано то, что традиционно составляло неотъемлемую часть российской системы образования — воспитание подрастающего поколения. Аргументы реформаторов звучали весьма основательно — наступили новые времена, моральный кодекс строителя коммунизма, находившийся в основе воспитательной работы, перестал отвечать новым политическим реалиям и интересам строительства государства с рыночной экономикой.
Поначалу в школе радовались. Классное руководство, тяжким бременем лежавшее на хрупких плечах учителей, становилось формальным.
Правда, через несколько лет российское общество спохватилось. Наркомания и алкоголизм в подростковом возрасте, с каждым месяцем увеличивающееся число правонарушений среди несовершеннолетних, армия безнадзорных, а точнее — беспризорных детей, бросивших школу и обосновавшихся в канализационных люках и подвалах жилых домов, — все эти проблемы не могут быть решены без целенаправленной воспитательной работы, которой призвана заниматься и наша школа.
Но, к сожалению, в материалах, посвященных реформе школы, о воспитании как важнейшей составляющей системы образования упоминается вскользь и неопределенно. А может ли быть по-другому? Безусловно, может. Однако...
Кто из реформаторов серьезно продумал и дал ответы на вопросы, какой должна быть современная школа, чему и как следует учить ребенка, как развить его познавательный интерес и, наконец, каковы ориентиры в формировании личности растущего человека?
Может показаться странным, что целое десятилетие на создание образовательных государственных стандартов потрачено впустую. Естественно, возникает вопрос: почему? Ларчик открывается просто. Во-первых, с самого начала светила нашей «педагогической мысли» не удосужились дать определение новому для российского образования понятию «государственный стандарт». Во-вторых, ориентиром модернизации и конструирования содержания образования у нас взяли систему стандартизации, господствующую в США, да не учли, что сегодня в этой стране, где каждый штат имеет свой образовательный стандарт, бьют во все колокола. Дело в том, что существующая практика стала давать сбои. Как говорится, «приехали»: сколько штатов — столько же и уровней образовательной подготовки выпускников школ и вузов. Америка очнулась. Теперь все силы ее Национальной академии образования брошены на создание для всей страны единого стандарта, который позволит готовить высококвалифицированные кадры специалистов, в коих в США всегда крайне заинтересованы. И еще. В Соединенных Штатах, так же как и во всем цивилизованном мире, из нового подхода к стандартам вытекает тенденция усиления ответственности государства в сфере просвещения, подразумевающая получение обязательного среднего (и причем бесплатного) образования.
При этом классно-урочную систему обучения, основанную в эпоху Возрождения великим Я.А. Коменским, не подвергают сомнению, как это делают в настоящий момент наши радикальные реформаторы, не предлагая взамен ничего нового.
В поисках выхода из тупика острых социальных проблем, связанных с молодежью, практически никто из тех, кому поручено заниматься реформой школы, упорно не желает обратить внимание на положительный опыт учебно-воспитательного процесса, который имел место на протяжении всего ХХ века. Между тем, доктор педагогических наук И. Фрумин в статье «За что в ответе?» пишет: «Ярким примером преобразования являются попытки сторонников «прогрессивного образования» начала двадцатого века. Д. Дьюи в США, П. Блонский и С. Шацкий в России рассматривали воспитательный опыт как важнейший элемент содержания образования, который позволяет освоить важнейшие типы трудовой деятельности. При этом С. Шацкий, например, совершенно осознанно причиной такого обновления содержания образования называл «связь школы со строительством советского государства». Предметы учебного плана были преобразованы в «комплексные темы», отражающие реальность разных видов трудовой деятельности.
Основная идея преобразования содержания образования состояла в том, что школьный опыт должен отражать всю полноту и богатство труда во всех его взаимосвязях. С. Шацкий ясно понимал, что такое преобразование остро ставит вопрос о связи новых единиц образовательных результатов со старыми...». Увы, опыт Шацкого был свернут противниками новой системы воспитания, которые были поддержаны Сталиным. В то же время есть множество других положительных примеров воспитательной деятельности педагогов прошлого, таких, к примеру, как А.С. Макаренко, В.А. Сухомлинский, и достигавших изумительных результатов в работе с молодежью. «Воспитание, — писал Василий Александрович Сухомлинский, — должно привести к восприимчивости красоты природы, как тончайшему влиянию на душу растущего человека».
Что же сегодня предпринимают реформаторы, чтобы наполнить воспитательный процесс в школе новым содержанием? В Министерстве образования России не нашли ничего лучшего, как направить в школы всех регионов страны письмо с рекомендацией начать преподавание предмета «Основы православной культуры». По этому поводу министр образования В.М. Филиппов на страницах «Учительской газеты» заявил: «В масштабах всего государства, прежде всего с подачи Президента Российской Федерации, были подняты темы борьбы с беспризорностью, безнадзорностью, воспитания детей. Эту борьбу мы вынуждены пока вести в условиях, когда у нас действительно не имеется достаточных организационных и финансовых ресурсов... В этой связи, учитывая, что именно организационная форма воспитания — это школа, мы начинаем искать, как можно привлечь ее и конфессии к воспитанию детей. Вполне возможно более системно рассмотреть включение в региональный или школьный компонент предмета «Основы православной культуры». Я хочу особо подчеркнуть тот момент, что если есть такой термин и мы все признаем, что существовала и столетиями складывалась православная культура, то дети должны знать хотя бы ее историю». По мнению министра, такая линия не противоречит нашим конституционным нормами положениям. Более того, линия эта, по убеждению Владимира Михайловича, расширяет возможности в воспитании детей.
На наш взгляд, такие умозаключения министра образования не выдерживают никакой критики. Действительно, существует православная культура, культура воскресных школ, равно как и культура народной мудрости, культура сказок, скоморошества и еще целый ряд других исконно русских культур, в том числе культура чести, которую надо хранить смолоду. Все эти культуры могли бы стать достоянием наших детей — если бы школа ставила перед собой такую цель, если бы она обладала достаточным количеством учителей, владеющих (не по указу, а по собственному воспитанию и разумению) этими элементами народной культуры. Учитель как личность, как человек, дающий пример для подражания — в школе редкость. И именно в этом проблема и беда России. Потому что России нужна интеллигенция, она ей необходима как катализатор реакции перемен, но она и невозможна — без Учителя. Учителя как яркого представителя самой культуры, как ее высокого образца, совести и человеческой доброты. Когда в реальную жизнь вмешиваются неумело — будь то министерский указ или обвинение сказочного героя Гарри Поттера в сатанизме, звучащее с церковной кафедры (к счастью, расположенной пока вне стен школы) — торжествует невежество. И в дооктябрьской России преподавался Закон Божий. Но цель этого предмета ограничивалась поддержкой самодержавной монархии, соответствующих идеологии и мировоззрения. К воспитанию же просвещенного человека Закон Божий не имел никакого отношения. Достаточно вспомнить чеховского «Злоумышленника», откручивавшего гайки на стыках рельсовых полотен. Герой рассказа, несомненно, изучал Закон Божий...
Понятно, что, основываясь на старой мировоззренческой парадигме, нельзя заниматься воспитанием человека ХХI века. Тем более удивительно, что нынешние реформаторы, озабоченные проблемой обновления содержания образования, обходят стороной те предметы, которые обладают совершенно новым и к тому же мощнейшим воспитательным потенциалом.
Наш журнал, первым главным редактором которого был академик Н.Н. Моисеев, много сил отдавший становлению в стране системы экологического образования, много раз поднимал тему воспитательного потенциала школьного предмета «экология». Никита Николаевич Моисеев доказывал: «В основе любой цивилизации лежит образование — передача следующим поколениям приобретенного опыта и знаний, передача культуры и нравственности. В нынешних условиях жесткого экологического императива, преодоление которого только и обеспечит сохранение человечества на планете, основой нравственного воспитания человека и его образования становятся прежде всего взаимоотношения человека и природы. Так экологическое воспитание и образование превращаются в стержень современного образования, являясь ключом к перестройке современных систем образования и общества в целом. А учитель становится одной из центральных фигур современного гражданского общества».
В такой ситуации экологии должно быть отведено ключевое место в федеральном Базисном учебном плане. Но, увы, по решению чиновников Минобразования, называющих себя реформаторами, экология отнесена к региональному плану, и преподавание ее может происходить за счет вариативного подхода. Удивительно, что люди, занимающиеся в России проблемами образования, недооценивают роль экологии в воспитании молодежи, видя в этом предмете лишь «недопустимое увеличение учебной нагрузки».
Хотя имеется и другой — чисто идеологический ответ на вопрос, почему же экологию реформаторы отбрасывают на задворки образования. Тот же господин Пинский в своей брошюре «Новая школа» рассуждает следующим образом: «Исключительно важным становятся изменения в «жизненном мире» человека, в первую очередь в связи с неуклонным ростом значимости фактора межчеловеческого взаимодействия, интерактивности. Если воспользоваться старыми профориентационными терминами, то можно сказать, что ведущие ранее паттерны «человек — природа» и «человек — техника» сменяются на доминанту «человек — человек». Для автора «Новой школы», видимо, не существуют множащиеся с каждым годом экологически неблагополучные регионы, природные катаклизмы и техногенные катастрофы, порожденные необузданной деятельностью человека, продолжающего считать себя «венцом природы». Что тут скажешь? Таковы в основном взгляды тех, кто сегодня разрабатывает государственные стандарты образования, полагая, что их видение проблем соответствует новым рыночным отношениям, воцарившимся на просторах необъятной России. Нелишне напомнить им о том, что сегодня властно заявляет о себе «принцип неразрушающего поведения» — поведения, в равной мере толерантного как к обществу, так и к окружающей среде (см. подробнее: «Экология и жизнь» № 5, 2001, с. 26–27).
Уместно также напомнить слова Н.Н. Моисеева: «Экология — наука, устремленная в будущее. И она строится на принципе, что ценности будущего не менее важны, чем ценности настоящего. Это не наука о сиюминутном успехе, как науки о бизнесе. Это наука о том, как передать Природу, наш общий дом, нашим детям и внукам, чтобы им в нем было жить лучше и удобнее, чем нам! Чтобы в нем сохранилось все необходимое для жизни людей».
Экологическое воспитание (если начинать его, по мысли Н.Н. Моисеева, в дошкольном и раннем школьном возрасте) прекрасно вписывается в рыночные отношения, ибо оно формирует не сторонников ничем не ограниченного потребления, исповедующих иждивенческое либо хищническое отношение к окружающей среде, а подлинных граждан, старающихся понять «логику развития мира, логику самоорганизации», сохранить родную землю со всеми ее богатствами, чтобы передать ее будущим поколениям в целости и сохранности.

назад

Rambler's Top100

© АНО "Журнал "Экология и жизнь" . Авторские права защищены действующим российским и международным законодательством. Ссылка при перепечатке обязательна. E-mail: info@ecolife.ru

Дизайн и программирование: Иванов Сергей. Поддержка и обновления: АНО "Журнал "Экология и жизнь"

По вопросам размещения рекламы на сервере, конференциях и списках рассылки обращайтесь к вебмастеру. По вопросам размещения рекламы в журнале обращайтесь в редакцию.