Дискуссионный  клуб
научно-популярного журнала
"ЭКОЛОГИЯ И ЖИЗНЬ"

   О журнале | Подписка | Экословарь | Гостевая книга | Форум | Наши партнеры | English
 

Рассылка «Экологические новости, анонсы, обзоры»


Россия: экологический «портрет» на глобальном фоне

Н.Н. Клюев,
доктор географических наук,
Институт географии РАН

Исследование выполнено
при поддержке РФФИ (грант № 02-06-80233)
и Фонда содействия отечественной науке


С конца 1980-х годов в нашей стране на смену социалистическому оптимизму («у нас все хорошо») пришел своеобразный экологический мазохизм. Стало модным изображать нашу страну образцом абсолютного варварства по отношению к природе. «Экологическим бандитом № 1» называл СССР бывший руководитель Госкомэкологии РФ [1]. Наши экологические проблемы гипертрофированны Feshbach и Friendli [9], озаглавившими свою книгу «Экоцид в СССР». М. Максимова [5] пишет: «...нынешняя Россия оказалась в числе стран с наихудшей экологической ситуацией». Подобные выводы, дискредитирующие Россию в мировом общественном мнении, не базируются на корректных международных сопоставлениях, и поэтому не обоснованны. Заметим, что распространение таких взглядов негативно отражается на имидже нашей страны, ее инвестиционной и рекреационной привлекательности.
Хорошо известны оценки, согласно которым на территории России ареалы острых экологических ситуаций занимают площадь 2,5 млн км2, или 15% всей территории, или 4,5 Франции [3]. Не подвергая сомнению эти цифры, отметим, что здесь и в других источниках, использующих данные оценки (а они вошли и в Государственные доклады «О состоянии окружающей природной среды РФ», и в школьные и вузовский учебники), не оговаривается относительность применяемой шкалы «оценки остроты». Эта шкала — сугубо российская, она не годится для международных сопоставлений. Между тем из карты «Проблемы природопользования Восточной и Центральной Европы» [7] хорошо видно, насколько наши экологические проблемы менее остры, чем даже в центральноевропейских странах, не говоря уже о западноевропейских.
В связи с этим возникает вопрос — какова реальная роль российской территории в биосфере и каков ее «вклад» в деградацию природной среды планеты? Отсюда вытекает мера ответственности страны, ее позиция в международных отношениях.
Степень устойчивости ландшафтов, представленных на территории России, к антропогенным воздействиям прежде всего определяется климатическими факторами: преобладание низких температур обусловливает невысокую скорость естественной деструкции загрязнителей в воздухе, воде и почвах; 60% территории занимают особо уязвимые природные комплексы многолетней криолитозоны; около половины российской территории — это слабо устойчивые к широкому спектру хозяйственных воздействий горные геосистемы; 20% территории России относится к сейсмоактивным районам (в том числе 5% территории подвержено чрезвычайно опасным 8–10-балльным землетрясениям), а 18% — лавиноопасные территории. Стихийные бедствия могут инициировать экологические катастрофы и усиливать тяжесть их последствий. И вечная мерзлота, и горы локализуются на очень слабо освоенном востоке страны. Эти уязвимые ландшафты пока практически не нарушены хозяйственной деятельностью. Однако приращивать «могущество российское Сибирью и Арктикой» надо с большой осторожностью. Значительную часть территории страны, особенно на Восточно-Европейской равнине, занимают геосистемы, замкнутые на внутренние водоемы, что затрудняет «экспорт» экологических угроз за пределы страны.

Рис. 1. Планетарно значимые экологическе характеристики России, %
 

Экологически значимые характеристики России отражены на рис. 1. Планетарно-экологическое значение имеют: российские леса (занимающие 46% территории страны); переувлажненные земли и болота (22% территории), которые регенерируют атмосферный кислород и выступают геохимическими барьерами для загрязнителей; крупнейший на планете массив практически не освоенных земель (почти 2/3 территории). Российская территория выступает главной естественной «очистной установкой» планеты, одним из основных районов компенсации глобальных загрязнений и вообще нарушений природы, экологическим «донором» многих национальных экосистем. Мир активно осваивает (бесплатно, заметим) «экологический ресурс» России.
На российской территории сосредоточено большое количество биологических видов (в % от общего количества в мире): беспозвоночных — 10, насекомых — 8, рыб — 14,5, птиц — 8, пресмыкающихся и земноводных — 1, млекопитающих — 8.
По величине выбросов загрязняющих веществ в атмосферу (рис. 2) — абсолютных и на душу населения — с большим отрывом лидируют США. Российские «валовые» показатели ниже американских: по SО2 — в 6,5 раз, по NОx — в 8,6, по СО2 — в 8,7 раз. Параметры выбросов европейских стран ниже российских, но в расчете на душу населения они сопоставимы. Важно упомянуть, что Россия расположена в гораздо более суровых климатических условиях, чем США и Западная Европа. Это предопределяет и больший расход энергии (на отопление, высококалорийное питание, теплые производственные и жилые помещения и т. п.), а, следовательно, и выбросов в атмосферу, и объемов использования водных ресурсов. Больше энергии требуется и российскому транспорту, обеспечивающему связь на огромной территории, отнюдь не компактной конфигурации. Российские же показатели воздействий на среду, отнесенные к единице территории, несопоставимо малы по сравнению с другими странами.
Что касается дифференциации стран по уровню их развития, то распространенное мнение состоит в том, что богатые страны сокращают нагрузку на природу, а бедные — увеличивают ее. Однако расчеты показали, что это не так. Гипотетическую тенденцию нарушают, с одной стороны, США, наращивающие выбросы, а с другой — страны Центральной, Восточной Европы и республики бывшего СССР, где выбросы уменьшаются из-за спада производства (на долю России приходилось 65% союзных выбросов). Всего за 5 лет доля постсоветских стран в глобальных выбросах уменьшилась на 6%. Вместе с тем хорошо проявляется возрастание выбросов в так называемых развивающихся странах (прежде всего азиатских), характеризующихся невысокими душевыми показателями ВВП.
В РФ в хозяйстве используется лишь 2% имеющихся ресурсов речного стока (в мире — 8%, США — 19, Германии — 48, Бельгии — 108%) — рис. 3. Показательно сравнение качества вод типичных среднегерманской и среднерусской рек — Оки и Эльбы. Концентрации свинца, меди, цинка, хрома у Оки на 40% выше геохимического фона, а у Эльбы — в 3–16 раз выше фона [4, с. 126].

Рис. 2. Выбросы вредных веществ в атмосферу по отдельным станам

В нашей стране более экологичная, чем в мире в целом, структура топливного баланса. В мировом потреблении топлива природный газ составляет 22,5%, а в нашей стране — более 50%.
Поставками энергоресурсов на мировой рынок Россия оказывает существенную экологическую помощь зарубежным государствам. В процессе экспорта нефти и газа, по сути, «продаются» и российские ландшафты, сильно нарушаемые и загрязняемые при добыче этих ресурсов. Известно, что наиболее токсичные выбросы поступают в атмосферу при сжигании угля, наименее токсичные — при сжигании газа, нефтяное топливо (мазут) занимает промежуточное положение. Замена в странах Европы (без стран СНГ и Прибалтики) угля и нефтепродуктов российским газом (более 120 млрд м3 в год) позволила им сократить выбросы вредных веществ в атмосферу более чем на 30 млн т в год, в том числе твердых частиц — на 15 и соединений серы — на 10 млн т [8, с. 63].
Поскольку в средних широтах Северного полушария преобладает западный перенос воздушных масс, загрязняющие вещества, выброшенные в атмосферу в Европе при сжигании получаемых из России энергоносителей, частично поступают с воздушными потоками на нашу территорию. К примеру, потоки антропогенной серы, поступающие на Русскую равнину из Западной Европы, в 10 раз превосходят ее потоки из России на запад. Таким образом, две главные экологические проблемы — где взять природные ресурсы и куда девать производственные отходы — решаются в данном случае за счет России. Наша «экологическая помощь», к сожалению, пока никак не учитывается во внешнеторговых расчетах, и потому является безвозмездной.

Рис. 3. Использование водных ресурсов по отдельным странам


Основными импортерами «экологического ресурса» России (природных ресурсов и продукции экологически опасных производств) являются (в % от экспорта РФ1): Германия — 11,5, Украина — 10,9, Италия — 6,4, Великобритания — 5,7, Беларусь — 4,4, Китай — 4,3, США — 3,6, Швейцария — 3,4.
Российское сельское хозяйство отличается относительно невысокой интенсивностью, что позитивно сказывается на состоянии ландшафтов и качестве продуктов питания. Так, внесение минеральных удобрений на 1 га пашни в 1997–1998 гг. в мире составляло 100 кг/га (в Китае — 290, Великобритании — 330, Нидерландах — 550), а в РФ — 16 кг/га (в 1999 г. — уже 15 кг/га, в 2001 г. тенденция сохранилась). По количеству удобрений и ядохимикатов на единицу пашни и доперестроечная Россия уступала другим странам. У нас экологические проблемы земледелия всегда были связаны не с количеством применения химикатов, а с технологией их использования.
На 1 га пашни в мире приходится 21 трактор (в США — 26, Нидерландах — 198, Японии — 462), в России — 9. Высокий уровень механизации сельскохозяйственных работ, как известно, определяет высокую производительность труда, но также и высокую степень трансформации почвенного покрова.
Волей судьбы наше сельское хозяйство вполне конкурентоспособно с точки зрения экологической чистоты. На мировом рынке экологически чистая сельскохозяйственная продукция (которую в принципе невозможно получить, например, в Западной Европе) ценится очень высоко. Надо сказать, что распространение ортодоксальными «зелеными» необоснованных утверждений об удручающем состоянии природной среды в России не способствует продвижению отечественного продовольствия на мировой аграрный рынок, где ведется ожесточенная конкурентная борьба.
По масштабам автомобилизации, определяющей транспортные воздействия на среду, Россия, конечно, намного опережает Эфиопию (соответственно, 122 и 1 личный автомобиль на 1000 жителей), но пока еще сильно отстает от уровня Германии, Италии, США (более 500 автомобилей на 1000 жителей). По причине промышленной и транспортной «недоразвитости» России даже в европейской ее части поступление свинца в почву близко к глобальному и на порядок ниже, чем в Западной Европе и Северной Америке.
Россия — единственная крупная лесопромышленная держава, в которой площади под лесами сегодня не уменьшаются, а растут. В мире масштабы восстановления лесов и сведения лесов соотносятся как 1:10, а в РФ это соотношение составляет 1,36:1 (1999 г., а в 1998 г. — даже 1,83:1).
В то же время на единицу выпускаемой продукции российская экономика расходует значительно больше природных ресурсов и дает больше производственных отходов, чем хозяйства развитых стран. При этом, однако, надо учитывать, что их относительная «экологичность» во многом базируется на экспорте природных ресурсов и ассимиляционного потенциала природной среды, в частности, и из России. Кроме того, при межстрановых сравнениях нужно принимать в расчет и отмеченные выше географические особенности нашей страны (суровость климата, размеры и конфигурация территории).
Производственная нагрузка на единицу высокоосвоенной территории (т. е. территории с плотностью населения свыше 10 человек на 1 км2) в Западной Европе, Японии, Корее превышает таковую в России в 30–40 раз. Естественно, еще больше разница в удельной нагрузке на всю территорию. Что касается крупных городов, то насколько можно судить по разрозненным данным, уровни загрязнения среды в российских и зарубежных мегаполисах в целом сопоставимы. Однако нельзя не заметить, что города — эти «паразиты биосферы» — не могут существовать без окружающих их ландшафтов. Состояние среды в российских городах заметно улучшают огромные разреженные пространства, полноводные реки, гораздо менее, чем за рубежом, освоенные территории, обширные леса.
Россия выделяется на мировом фоне наличием источников потенциального риска: ядерное и химическое оружие, предприятия ВПК, трубопроводы, газохранилища, атомные и гидроэлектростанции, химические производства, авиация и т. п. Так, в РФ, по оценкам, сосредоточено около половины накопленного в мире обогащенного урана и, соответственно, примерно половина отходов его обогащения. Россия несет ответственность за 50% антропогенного «космического мусора». В нашей стране находятся очень крупные — в мировом масштабе — зоны радиоактивного загрязнения. Но в целом вклад российского хозяйства в глобальную трансформацию природной среды не превышает долю страны в территориальных ресурсах Земли, в населении и в мировом хозяйстве.
Показательна в этой связи ситуация в районе Баренцева моря. Западные экологи, политики и СМИ проявляют повышенную обеспокоенность ядерной и радиационной опасностью на Кольском полуострове и в Баренцевом море. Здесь действительно сконцентрирован куст опасных объектов: АЭС, базы ледокольного и подводного атомных флотов, завод по производству атомных субмарин, судоремонтные заводы, стоянки выведенных из эксплуатации атомных кораблей, хранилища отработанного ядерного топлива, установки по очистке и морской могильник радиоактивных отходов, Новоземельский ядерный полигон. В то же время российско-норвежской экспедицией установлено, что фоновое радиоактивное загрязнение Баренцева и Карского морей значительно (на порядок) ниже, чем Ирландского и Балтийского морей. Кроме того, в Баренцево море с Норвежско-Нордкапским течением выносятся загрязнения из Северного моря, которое уже более 150 лет используется наиболее развитыми европейскими странами как крупномасштабная свалка отходов. В послевоенные годы море активно «осваивается» ядерной энергетикой (радиоактивные отходы в него сбрасывает Франция, а Великобритания — в Ирландское море)2 и морскими нефтегазопромыслами. Благодаря Гольфстриму широкий спектр загрязнений — от бытовых отходов до радионуклидов — прослеживается до Карского моря. По оценкам [6, с. 47], сбросы радиохимических заводов — английского Селлафильда и французского Ла-Хага — обеспечивают около 30% загрязнения Карского моря стронцием-90 и около 60% его загрязнения цезием-137. Как видим, в этом районе отечественные потенциальные экологические угрозы сочетаются с «импортируемыми» реальными опасностями.
Россия унаследовала ресурсоемкую экономику с перекошенной в сторону тяжелой индустрии структурой, определяющей высокий антропогенный пресс на природу. В ряде районов страны сформировались очень острые и даже критические экологические ситуации. За годы перестройки и реформ худшие черты экологического облика России лишь обострились. За эти годы снизился уровень реальных экологических угроз, но возросли угрозы потенциальные (см. [2]).
Однако, фиксируя остроту отечественных экологических проблем, важно понимать, что по широкому кругу параметров Россия относится к числу экологически благополучных стран планеты, является крупнейшей экологической державой. В силу этого важные отрасли российской специализации на мировом рынке — производство экологически чистой продукции, оказание рекреационных и экологических услуг. Относительно скромная роль России в деградации биосферы и ее огромный пространственно-экологический потенциал являются важными геополитическими факторами, которые можно и нужно использовать для упрочения международных позиций России.

Литература
1. Зеленый мир. 1997. № 23.
2. Клюев Н.Н. Экологические итоги реформирования России// Экология и жизнь. 2002. № 4. С. 20–26.
3. Котляков В.М. и др. Подходы к составлению экологических карт СССР// Изв. АН СССР. Сер. Геогр. — 1990. № 4. С. 61–70.
4. Лосев К.С., Ананичева М.Д. Экологические проблемы России и сопредельных территорий. — М.: Ноосфера, 2000.
5. Максимова М. В ХХI в. — со старыми и новыми глобальными проблемами// МЭМО. 1998. № 10. С. 5–22.
6. Матишов Д.Г., Матишов Г.Г. Радиационная экологическая океанология. — Апатиты, 2001.
7. Проблемы природопользования в Центральной и Восточной Европе. — Монпилиер: GIP Reclus, 1997.
8. Россия: стратегия развития в ХХI в. — М.: Ноосфера, 1997.
9. Feshbach M., Friendly A. Ecocide in the USSR. — N.Y.: Basic Book, 1992.



1В расчетах учитывался экспорт продукции добывающих отраслей промышленности, круглого леса, продукции черной и цветной металлургии, химической и нефтехимической промышленности, электроэнергетики.

2Отечественные предприятия начальных и конечных стадий ядерного топливного цикла локализуются, как правило, в глубине российской территории, вдали от морских берегов (Челябинская, Томская области, юг Красноярского края). В силу этого они представляют опасность прежде всего для самой России. В странах, не обладающих столь обширными территориями (Япония, Великобритания, Тайвань, Корея и др.), такие предприятия оказываются гораздо ближе к Мировому океану, что предопределяет опасность не только для их собственных, но и международных акваторий.


 

Rambler's Top100

Телеконференция по экологии PROext: Top 1000 http://allbest.ru/libraries.htm Каталог ресурсов Ростовского интернета

© "Тайдекс Ко". Авторские права защищены действующим российским и международным законодательством. Ссылка при перепечатке обязательна. E-mail: info@ecolife.ru

Дизайн и программирование: Иванов Сергей. Поддержка и обновления: "Тайдекс Ко"

По вопросам размещения рекламы на сервере, конференциях и списках рассылки обращайтесь к вебмастеру. По вопросам размещения рекламы в журнале обращайтесь в редакцию.