Дискуссионный  клуб  журнала
  "Э к о л о г и я   и   ж и з н ь"
| English |

 

   
   
«Экология и жизнь»
О журнале.
Подписка на журнал
Подписка на электронную версию

Избранные статьи
Экология. Человек. Общество
Экономика и управление
Образование
Глобальные проблемы
Регионы и города
Здоровье и окружающая среда
В мире «сумасшедших» идей
Практическая экология
Вести из экологических организаций
Никита Николаевич Моисеев. Избранное


Экологический форум
Здесь Вы можете обсудить любые интересующие Вас вопросы, касающиеся экологии, а также подискутировать с авторами статей, опубликованных
в журнале.


PROext: Top 1000 Рассылка 'Экологические новости, анонсы, обзоры'

назад

(6, 2001)

Что же дороже истины? (рецензия на книгу о ГМ-продуктах)

А.Д. Шабанов,
Харьковский национальный
университет им. В.Н. Каразина
(Украина)

Для целей, связанных с моей работой, мне порекомендовали книгу «Короли и капуста. Что они никогда не расскажут о генной инженерии» (М.: Изд-во СоЭС, 2000). Многочисленные искажения фактов, передергивание, подмена аргументов в книге меня чрезвычайно разочаровали. И захотелось разобраться, оправдывает ли цель, которую авторы ставят перед собой (запрет генной инженерии), те средства, которыми они пользуются (нагнетание страхов и нечестная полемика).

Запугивание. Книга преследует цель породить у читателя животный страх перед новыми технологиями: «Кто знает, не начнем ли мы покрываться шерстью…» (с. 12). На с. 15 изображен урод, у которого вырос хвост из-за того, что он ест ГМ-картошку. «Во проект (так в тексте!) работ по ГЕНОМУ ЧЕЛОВЕКА мы картируем структуру всех участков человеческой ДНК. Все, что от нас требуется, — найти те части ДНК, которые отвечают за здравомыслие, способность спорить и протестовать. А потом — просто удалить их у большинства людей» (с. 13). Очевидно, что эти страхи не имеют отношения не только к проекту «Геном человека» (см. «ЭиЖ», 1999, № 4, с. 44–48. — Прим. ред.), но и к генной инженерии в целом. Можно ли распространять такие выдумки? Они не имеют отношения к сути обсуждаемых вещей, а просто раздувают страхи, подталкивают к мракобесию. Кому это выгодно?
«Как мы можем быть уверены в том, что ГМ-растение, употребляемое нами в пищу, не станет вдруг производить новые токсины и аллергены или не повысит уровень скрытых токсинов?» (с. 9). А как мы можем быть уверены в том, что это не сделает генетически не модифицированное растение? Выход один — тесты на безопасность.
Аргументы и факты. Полемика со сторонниками ГМ-продуктов строится на том, что им приписывают ложные утверждения, их аргументам противопоставляют не относящиеся к делу возражения, а самих оппонентов огульно очерняют. Например, производители ГМ-продукции утверждают, что она помогает голодающим. Как оспорить это утверждение? Авторы сообщают: «Все африканские страны (за исключением ЮАР) ответили…» (с. 49) и приводят направленное против новых технологий заявление. Как же ловко смогли авторы объединить все африканские страны! До сих пор это мало кому удавалось. Впрочем, на с. 53 тот же текст приведен как «заявление, написанное делегатами 24 африканских стран». Где принято заявление, не сказано. Итак, вместо утверждения «в 24 странах нашлись противники» написано: «все страны отвергли» (как говорится, почувствуйте разницу). Опроверг ли этот подлог необходимость думать о голодных?
«В результате «зеленой революции» производство продуктов питания увеличилось на 8%, однако количество голодающих при этом возросло на 19%» (с. 52). Достоверность первой цифры вызывает сомнения (не соответствует данным из других источников), но дело не в этом, авторы попросту игнорируют тот факт, что в результате «зеленой революции» население «третьего мира» резко возросло, она сохранила жизнь множеству людей! Часть из них голодают, но голод — следствие неправильного распределения продовольствия, а не увеличения его производства. Подобное обращение со статистикой свидетельствует о стремлении авторов ввести читателя в заблуждение.
В книге неоднократно приводятся откровенно нелепые утверждения, приписываемые сторонникам трансгенных технологий: «…можно гены человека пересадить свинье, чтобы она лучше росла» (с. 6); «…ученые считают, что за ГМ-продуктами — будущее. Ведь в принципе гены можно комбинировать как угодно и какие угодно» (с. 22) и т. д.
Вредны ли гм-продукты? Наконец, главное — «пагубное влияние ГМ-продуктов». Удивительно, но в книге чрезвычайно мало материала, позволяющего судить об этом. «Гены бразильского ореха скрестили с генами соевых бобов для повышения содержания протеина в сое. Комбинация оказалась сильным аллергеном, и производителю пришлось свернуть проект» (с. 10). Гены не скрещивают, скрещивают организмы. А аллергены могут попасть в пищу и при обычных скрещиваниях. Чтобы этого не случилось, важно соблюдать процедуру тестирования, обязательную для всех продуктов. Орехи можно добавить и в кондитерские изделия — следует ли запретить их производство? Авторы сообщают, что случаи аллергии на сою отмечаются чаще (с. 16), но не объясняется, связано ли это с потреблением ГМ-сои. Может, причина попросту в том, что благодаря ценным пищевым свойствам сою (и ГМ-сою в том числе) стали потреблять гораздо чаще? Единственный относительно подробно обсуждаемый пример потенциального вреда от ГМ-технологий относится к триптофану (с. 17) — лекарству, полученному с помощью ГМ-бактерий, не прошедшему ряд тестов (например, проверку на животных) и вызвавшему болезни и даже гибель людей. Триптофан — аминокислота, очень простое вещество. Если он очищался, как того требует технология производства лекарств, его действие не зависит от способа получения. Любое лекарство должно проходить жесткие тесты на безопасность. Известны не менее печальные последствия применения самых обычных препаратов, не испытанных должным образом. Проблема не в технологии получения, а в технологии проверки.
Необходимо учитывать, связан ли потенциальный вред от продукта именно со способом его получения. Опасными могут быть как генно-инженерные, так и обычные продукты. На токарном станке можно изготовить опасную для жизни заточку. Надо ли из-за этого отказываться от станков?
Пестициды и генная инженерия. Проблема пестицидов столь важна, что ее следует обсудить особо. Вред пестицидов (в отличие от вреда ГМ-продуктов) доказан. Поэтому ГМ-технологии, рассчитанные на постоянное применение пестицидов, следует считать опасными (но именно из-за вреда пестицидов, а не оттого, что «вырастет хвост»). В книге многократно проводится мысль: «ГМ-продукты — это пестициды». Этот тезис переносится и на растения, которым придана устойчивость к вредителям, избавляющая от необходимости использовать пестициды. Например, на с. 70 обсуждается запрет в Украине на картофель, устойчивый к колорадскому жуку (от него гибнет 40% урожая). Естественно, не говорится, какой ущерб здоровью и генофонду наносят используемые против жука пестициды (он огромен). И вновь авторы идут на подлог. Почему 80% огородников хотят перейти на ГМ-картошку? Оказывается: «Населению Украины было представлено мало информации о том, какие именно гербициды прилагаются «в наборе» к трансгенам» (с. 71). Все перевернуто вверх ногами: новая технология как раз и призвана резко сократить применение пестицидов! Но авторам все нипочем: «Распространение ГМ-растений приведет к химическому загрязнению окружающей среды, так как при их выращивании используют больше ядохимикатов» (с. 10).
Распространение измененных генов. Нельзя не согласиться, что монокультуры угрожают биоразнообразию, но при чем тут генная инженерия? Да, ГМ-сорта могут опылять дикорастущие растения того же вида, но это относится и к обычным сортам. «Пыльца растений разносится ветром и насекомыми, попадает в природные экосистемы и может опылять другие растения того же вида, и культурные, и дикорастущие. То есть измененные гены неизбежно будут попадать в эти растения, и их невозможно будет изъять из окружающей среды» (с. 10). Этот тезис опровергается на следующей же странице. Надпись на рисунке гласит: «С помощью терминаторного гена я могу сделать любые семена бесплодными».
Возможности предотвратить распространение измененных генов всерьез в книге не обсуждаются.
«Притянутые» проблемы. Несомненно, практика патентования генов человека и естественных организмов абсурдна, хотя и при ее описании авторы передергивают факты. Но при чем тут ГМ-продукты? ГМ-культуры убыточны, а органическое земледелие прибыльно? Отлично, нет оснований волноваться: все пойдет своим чередом. Безусловно, клонирование человека связано с массой этических проблем. Однако дело не в технологиях, а в их приложении к человеку. Есть немало технологий, применяемых ко многим животным, но не к человеку (из коров делают колбасу, а из людей — нет). Обсуждая вред ГМ-продуктов, авторы сообщают об ущербе от «коровьего бешенства», сальмонеллеза и диоксинов (с. 15). Это — серьезные проблемы, но и они не имеют отношения к рассматриваемым технологиям. Зачем же о них упоминать, неужели, чтобы создать иллюзию существования какой-то связи? Использование в пищевой промышленности ГМ-ферментов может вызывать аллергические реакции (с. 16), но то же относится и к другим ферментам. Налицо неблагоприятные последствия развития устойчивости к антибиотикам? Но и этот феномен не вызван генной инженерией. Естественно, ГМ-продукты не должны распространять гены устойчивости к антибиотикам. Это вполне решаемая проблема, хотя пути ее решения в книге не обсуждаются. Доказан вред от использования в пищевых продуктах аспартама (с. 38–39).
Впрочем, как следует даже из самой книги, дело не в том, что он получен методами генной инженерии, а в его основных свойствах. Это касается также вреда гормональных пищевых добавок в животноводстве. Дело не в их происхождении, а в том, что они приводят к эндокринному дисбалансу. Еще один пример логики авторов (речь идет о молоке от коров, получавших гормональную подкормку): «…обнаружены следы 52 антибиотиков, аллергены, кровь и кал» (с. 37). Если гормоны вызывают воспалительные процессы, в молоко может попасть кровь, но не кал (он транспортируется по другой «трубе»). Наличие кала в молоке связано с тем, что вымя перед дойкой не мыли. Раз так, дело не в гормонах, а в аккуратности. Аллергены есть и в натуральном молоке, а 52 антибиотика — явный перебор. Вряд ли гормональные добавки требуют одновременного применения стольких антибиотиков. Думается, этот факт имеет другое объяснение.
Кредо — безграмотность. Книга написана людьми, судя по всему, слабо разбирающимися в биологии: у некоторых (одноклеточных) организмов «весь организм заключен в эту одну клетку» (с. 3); «и называется этот код универсальный код жизни» (с. 4); «генная 
инженерия — это наука из пробирки» (с. 8); «растения имеют стрекательные клетки» (с. 3); «нидерландские исследователи… обнаружили, что живые и целые гены устойчивости могут «перепрыгивать» из ГМ-продукта в кишечник человека и выживать там до нескольких минут» (с. 20). Что такое «живой» ген и как он может прыгать?! Пытаясь объяснить простые биологические процессы, авторы строят фантастические конструкции. Например, они хотят доказать, что маки с красными листьями нельзя получить традиционными методами, а можно лишь генно-инженерными. (Это сомнительно. В листьях мака есть красные пигменты, и их количество можно увеличить путем селекции. В лепестки листья не превратятся, так как выполняют иные, несвойственные лепесткам, функции. Даже генная инженерия не избавит листья от необходимости осуществлять фотосинтез и содержать хлорофилл.) 
«Существует барьер, предотвращающий покраснение листьев. Этот барьер может быть обусловлен двумя причинами: «красный» ген во всех клетках листьев недоступен для сигналов активирующих молекул, либо клеткам листьев не требуется красный цвет, и они не посылают сигнал РНК копировать информацию. Поэтому сигнальная молекула с запросом не причаливает к «красной» сторожевой башне, чтобы активировать ген. Нетрудно догадаться, что существует способ обманывать растение и заставлять его краснеть даже против собственной воли. Мы можем активировать красный ген, как Троянского коня, спрятанного за сторожевой башней другого гена» (с. 5–6). Как все запутано и искажено! Конечно, красные пигменты синтезируются и в листьях. Сами молекулы РНК ничего не копируют. Генная инженерия не заключается в принуждении растения делать что-то против его «воли». Иными словами, обсуждаемая проблема и способ ее представления не служат задаче что-то объяснить читателю, а напротив — призваны его запутать.
Наконец, в книге насаждается неприятие двух категорий людей. Во-первых, это те, кто разбираются в рассматриваемой проблеме. «Попытка перенести спор в научную плоскость — любимый прием индустрии, при этом достойны доверия… только «их» ученые. В этом так называемом научном обществе учеными считаются те, кто имеет пробиотеховское мнение. Те, кто хотя бы заикнулся о предосторожности, автоматически перестают быть учеными» (с. 79). Во-вторых, те, кто представляют крупный бизнес. Да, корпорации используют новые технологии для получения прибыли — это свойство корпораций. Означает ли это, что разработанные ими технологии обязательно вредны? В книге неоднократно утверждается, что сторонники генной инженерии попросту куплены корпорациями. Подробно муссируется то обстоятельство, что некоторые государственные эксперты по ГМ-продуктам, выйдя в отставку, работают в частных компаниях (с. 42–43). Это может быть признаком коррупции, а может и отражать нормальное положение дел: куда еще идти вышедшему в отставку чиновнику, который неплохо разбирается в данной проблеме? Несколько примеров не доказывают, что в этой отрасли такие переходы происходят чаще, чем в других.
О чем не сказано. В книге нет ни слова о мерах, снижающих потенциальный ущерб от применения новых технологий. Не обсуждается ущерб от голода, неполноценного питания и отравления пестицидами, который мог бы быть уменьшен с помощью ГМ-продуктов. Не рассматриваются ГМ-продукты, не укладывающиеся в навязываемую схему. Так, обогащенный каротиноидами рис (см. «ЭиЖ», 2001, № 3, с. 50–52. — Прим. ред.) создали, чтобы сократить недостаток витамина A в традиционной пище жителей азиатских стран. Его создатели утверждают, что работа проводилась на деньги благотворительных фондов, и семена ГМ-риса распространяются бесплатно. Испытания показали его преимущества перед другими сортами. Почему бы не обсудить и такие факты, даже если авторы считают их нехарактерными? Большинство проблем ГМ-продуктов упирается в разработку и внедрение системы их тестирования. Именно на этом стоило бы сосредоточить усилия общественности. Не пугать граждан («а вдруг от этой еды у вас вырастут рога»), а озаботить их проблемой, как обществу контролировать свою безопасность. Наконец, в книге не рассмотрено большинство генно-инженерных технологий, но прямо с обложки кричит лозунг: «Генная инженерия? Спасибо, не надо!».
Куплен ли я ТНК, раз не согласен с их противниками? Я не куплен. Я преподаю биологию в университете, написал школьные учебники по биологии для 7-го и 10-го классов, используемые в Украине, а сейчас работаю над учебником для 11-го класса и хотел бы кратко рассмотреть в нем доводы «за» и «против» трансгенных растений. Попросив в общественных природоохранных организациях что-нибудь пограмотнее, чем распространяемые в СМИ «доводы», я получил весьма разочаровавшую меня книгу.
Мне интересны данные как о потенциальной пользе ГМ-продуктов, так и об их потенциальном вреде. На мой взгляд, не доказаны ни опасность ГМ-продуктов, ни их безопасность. Однако ситуация асимметрична: если продукт опасен, это можно доказать; если же он безопасен, доказательство обратного невозможно. Выход — искать системы тестирования.
Об организации общественных кампаний. Предлагаю мысленный эксперимент: сообщите гражданам, что до сих пор не доказано, что огурцы не превращают людей в мутантов. Запустите кампанию с вопросами: а вдруг от огурцов вы позеленеете, или умрете, или у вас родятся дети-уроды. Проведите закон, согласно которому любая продукция, содержащая огурцы, должна особым образом маркироваться. Покажите толстые рожи огородников, наживающихся на продаже огурцов. Издевательски процитируйте «продавшихся» ученых, которые используют книжную премудрость, чтобы заставить граждан рисковать своим здоровьем, счастьем детей и будущим биосферы ради прибылей огурцеводов. Найдите потребителей, подавившихся огурцами, и грузчиков, надорвавшихся при их переноске. Дальше продолжать не буду — вы и так, наверное, узнали сценарий, по которому ведется кампания против трансгенных продуктов.
На мой взгляд, затронутая проблема — часть другой, более серьезной: каким должно быть участие общественности в решении вопросов, касающихся сложных технологий. Вернемся к примеру с огурцами: представьте себе, что в рамках самой демократической процедуры обывателю предстоит сделать выбор. Эксперт объясняет, что вред от огурцов не доказан, что сами по себе огурцы в некоторых случаях даже полезны и позволяют решать какие-то проблемы питания. Но вслед за ним выступает «зеленый» оратор и говорит: «Вы слышали — безопасность огурцов так окончательно и не доказана! Хотите ли вы рисковать жизнью и здоровьем своих детей, чтобы проверить рассуждения этого умника, купленного огурцеводами?» Всем ясно, как после такой обработки проголосует обыватель.
Какова же альтернатива? — Поручить решение всех вопросов экспертам? Без общественного контроля и потребности отстаивать свое мнение эксперты могут наделать странные вещи. Мне кажется, оптимальный компромисс — привлечь к принятию решений «информированную общественность», при этом резко повысив ответственность тех, кто ее «информирует». Если вначале отключить мозги у неспециалиста путаными рассуждениями о «сторожевых башнях» и «воле растения», а потом объяснить ему, что от картошки с «чужими генами» может вырасти хвост, мнение этого человека уже не будет самостоятельным и непредвзятым. Демократическая процедура в основе своей предусматривает учет мнений, а не просто голосов; по большому счету, во внимание стоит принимать только компетентные мнения.
Может быть, мне попалась неудачная книга, или я ее неправильно понял. Может быть, кто-нибудь из читателей журнала подскажет, где этот вопрос рассматривается не предвзято и в связи с теми проблемами, которые, призваны решить ГМ-продукты (голода, неполноценности пищи, загрязнения пестицидами)?
Хотелось бы также узнать мнение читателей, стоит ли «просвещать общественность» так, как это сделано в упомянутой книге.

shabanov@skynet.kharkov.com

назад

Rambler's Top100

© АНО "Журнал "Экология и жизнь" . Авторские права защищены действующим российским и международным законодательством. Ссылка при перепечатке обязательна. E-mail: info@ecolife.ru

Дизайн и программирование: Иванов Сергей. Поддержка и обновления: АНО "Журнал "Экология и жизнь"

По вопросам размещения рекламы на сервере, конференциях и списках рассылки обращайтесь к вебмастеру. По вопросам размещения рекламы в журнале обращайтесь в редакцию.