Дискуссионный  клуб
научно-популярного журнала
"ЭКОЛОГИЯ И ЖИЗНЬ"

   О журнале | Подписка | Экословарь | Гостевая книга | Форум | Наши партнеры | English
 

Рассылка «Экологические новости, анонсы, обзоры»


Взгляд из-за океана, или Кризис человеческого капитала

Кейт Шектер,
координатор проекта Американского союза работников здравоохранения
Джудит Твигг,
доцент факультета политических наук Университета штата Виргиния

История взаимоотношений между «Carnegie Corporation of New York» (корпорация «Карнеги» в Нью-Йорке) и Советским Союзом, а затем и Россией насчитывает уже 50 лет. В октябре 1999 г. корпорация приступила к выполнению проекта «Российская инициатива», цель которого — всесторонне оценить процессы, происходящих в России, чтобы политические и общественные деятели в обеих странах могли воспользоваться результатами этого анализа. Задача заключалась в формировании целостной картины современной России, т. е. в осмыслении ситуации на основе комплексного подхода, позволяющего выйти за рамки обсуждения профессионалами вопросов, относящихся к узкой области деятельности. Проект выполняли четыре группы аналитиков, каждая из которых изучала тот или иной аспект ситуации в России.
Третья группа изучала вопрос о состоянии социальных структур в России, где в переходный период наблюдались признаки чрезвычайного социального стресса, в том числе резкий рост смертности и падение рождаемости, повышение частоты самоубийств, распространение бедности, наркомании и алкоголизма, сопровождающееся распадом семей.
Ныне аналитический отчет «Российская инициатива — социальная сплоченность» завершен, и мы вместе с его авторами предлагаем фрагмент из него (с незначительными сокращениями) вниманию читателей. Поскольку ситуация в России постоянно меняется, заключения, содержащиеся в отчете, могут подчас выглядеть устаревшими в свете текущих событий.


Угрозы без границ. После распада СССР население России переживает период серьезного снижения качества здравоохранения и резкого ухудшения материального положения. Российские политические деятели, обеспокоенные влиянием уменьшения численности населения и ухудшением его качественного состава на будущую экономическую производительность и комплектацию Вооруженных Сил, назвали сложившуюся ситуацию «кризисом национальной безопасности».
Но социальные недуги России не могут не привлечь внимания всего международного сообщества. Усугубляющиеся проблемы в области здравоохранения; снижение уровня жизни; множество детей, просящих милостыню на улицах; голод, постигший отдаленные от центра деревни; исчезновение жизнеспособных общественных структур, способных возродить доверие населения, не могут не вызывать эмоционального отклика и сочувствия. Более того, социальные бедствия России вызывают и серьезные экономические, политические и даже стратегические последствия. Продолжающееся истощение человеческого и общественного капитала страны делает экономическое возрождение все более трудной задачей. Все больше научных данных показывают, что здравоохранение имеет не менее важную роль, чем образование, в том, что касается поддержки экономического роста, а упадок в этой сфере ведет к явному снижению производительности труда.
Многочисленные беды, постигшие российское общество, уже распространились далеко за пределы страны. Российская организованная преступность проявляет активность по всему миру в таких областях, как распространение наркотиков, поставка проституток и отмывание денег.
Загрязнение окружающей среды в России ведет к повышенному экологическому риску для соседних стран (в частности существует опасность радиоактивного загрязнения). Трагическая гибель АПЛ «Курск» — только один пример, подтверждающий этот тезис.
Отчаянное экономическое положение населения России создает угрозу увеличения потока экономических беженцев в другие страны, в том числе ученых, инженеров, знания и опыт которых могут помогать международному терроризму.
Возможность распространения инфекционных заболеваний тоже не может не беспокоить руководителей США и их европейских коллег. Устойчивый к большинству антибиотиков туберкулез поражает не только российских бомжей и заключенных, но и пассажиров самолетов международных авиалиний, иностранных туристов. Распространение СПИДа и других заболеваний, передающихся половым путем, также не остановить на границе.
…до основанья, а зачем? Десятилетия советская власть заявляла, что обеспечивает население всеобъемлющей и всесторонней системой социальных услуг и социального страхования. И хотя качественные стандарты, применявшиеся в СССР в сферах здравоохранения (на него выделялось не более 6% ВНП, а в 1970–1980-е годы — менее 3%) и общественных услуг, были не сравнимы с западными, условия советского «общественного договора» все же соблюдались. Основные медицинские услуги были общедоступны, дети получали эффективное начальное и среднее образование, каждый имел крышу над головой (даже если это — перенаселенная коммунальная квартира), а пенсионная система гарантировала престарелым пищу и уход.
В период перехода к рыночной экономике государство быстро прекратило предоставлять даже эти ничтожные социальные услуги. Хотя власти России утверждают, что им удалось создать по меньшей мере декорации демократической системы и рыночной экономики, они полностью утратили доверие населения в социальной области, за которую, по мнению большинства россиян, по-прежнему отвечает именно государство.
Старая, финансируемая государством система социального обеспечения и страхования пытается выжить в новых условиях — без финансирования и сколько-нибудь эффективной политики правительства.
Терапия сплочения. Эрозия социальной сплоченности россиян сегодня — еще одна причина, создающая порочный круг, в котором ухудшение общего состояния здоровья населения, разрушение семей, неспособность государства или семей обеспечить надлежащий уход за детьми и множество других социальных бед, постигших страну, продолжают усугубляться и вызывать дальнейший распад всех общественных структур. Исследования показывают, что степень социальной сплоченности (участие граждан в общественной жизни государства) явно связана со здоровьем и благополучием общин и даже со средней продолжительностью жизни населения.
Например, в Великобритании во время второй мировой войны средняя продолжительность жизни гражданского населения возросла, несмотря на стресс, связанный с военными условиями. Состояние здоровья населения улучшилось, потому что нация была объединена общим духом и общей целью. Как отмечают специалисты, в этом случае система нормирования продуктов питания, обеспечивавшая существование беднейших категорий населения, также играла важную роль в том, что касалось улучшения состояния здоровья. Выравнивание уровня материального обеспечения населения определенно способствовало укреплению в обществе ощущения общей цели и необходимости самопожертвования. Социальные сетевые структуры и общины, взаимодействующие таким образом, повышают уровень жизни населения в целом и помогают людям оказывать друг другу помощь.
Было бы разумно ожидать, что резкое сокращение финансирования российским правительством общественного сектора может привести к общему крушению государственного аппарата. Вполне логично было бы предполагать, что население России выйдет на улицы, протестуя против резкого ухудшения своего общественного и материального положения. Но вместо того чтобы участвовать в массовых протестах, люди пытались свести концы с концами на индивидуальном уровне и на уровне семьи, демонстрируя повсеместную тенденцию к «уходу от реальности», проявляющуюся в запоях, возникновении мощной мафии и росте преступности и числа самоубийств. В 1989–1994 гг. число самоубийств возросло почти на 75% (по частоте самоубийств Россия заметно обогнала все промышленно развитые страны). К тому же отсутствие доверия граждан и общественных групп к правительству укоренялось все глубже. Таковы характерные черты общества, потерявшего способность к социальной сплоченности.
Русский крест. Точное функциональное и количественное определение социальной сплоченности — трудная задача. Для приближенной оценки можно использовать показатели среднего состояния здоровья и благосостояния населения, тесно связанные с этим понятием. В постсоветской России эти показатели рисуют достаточно мрачную картину.
Население России уменьшается с пугающей быстротой. В настоящее время смертность превосходит рождаемость более чем на 50%, в связи с чем население страны сокращается примерно на 700 тыс. человек в год. Официальная российская статистика показывает, что общая численность населения снизилась на 3,4 млн человек, т. е. почти на 3% по сравнению с 1992 г.
Особенно шокирует рост смертности среди взрослых мужчин (от 15 до 64 лет она возросла в 1990–1993 гг. на 35%, а от 45 до 54 лет — более чем на 50%).
За последние годы рождаемость снизилась с 2,2 детей (на одну женщину детородного возраста) до 1,24, т. е. оказалась гораздо ниже рождаемости (2,1), необходимой для поддержания численности населения на постоянном уровне. И это не только следствие решений, принимаемых родителями, переживающими за плохие социально-экономические условия семьи. Надежные оценки показывают, что резкое снижение рождаемости объясняется (по крайней мере частично) бесплодием — 15–20% супружеских пар не только не хотят, но и не могут иметь детей, причем этот показатель с каждым годом увеличивается на 3%. Эта тревожная статистика, без сомнения, напрямую связана с всплеском венерических заболеваний (число заболеваний сифилисом увеличилось с 1990 г. в 77 раз!).
Важным фактором ужасающего роста бесплодия и угрожающего существованию нации снижения рождаемости стал и невероятный рост числа абортов в России. Эти операции все еще выполняются бесплатно в большинстве больниц в первые три месяца беременности (многим женщинам не составляет труда договориться с врачом о прерывании беременности и позднее), причем они не вызывают никакого общественного осуждения. В 1997 г. в России число абортов превысило число новорожденных в 2 раза. Таким образом, было прервано почти 2,5 млн беременностей, причем почти в 40% случаев операции выполнялись так неумело, что женщинам после них требовалась госпитализация.
Средняя продолжительность жизни в России составляла в 1998 г. 67 лет. Это на 3,2 года меньше, чем в 1987 г. (70,2), но значительно больше, чем в 1994 г., когда был зарегистрирован минимум (64). Средняя продолжительность жизни мужчин снизилась с 64,2 лет в 1989 г. до 57,6 — в 1994 г. За год (1992–1993) она поразительным образом сократилась с 62 до 58,9 лет. В 1998 г. она выросла до 61,3 года, возместив более половины недавних потерь.
Правда, этому показателю в стране не слишком доверяют, особенно в связи с тем, что в 1999 г. он снова снизился, похоронив надежды на улучшение положения. Важнейшее различие между показателями смертности, характерными для сегодняшней России, и теми, которые регистрировались в советское время, заключается в том, что теперь чрезвычайно высока смертность среди молодых (15–35 лет), вызванная насилием, алкоголизмом, острыми заболеваниями сердечно-сосудистой системы и туберкулезом.
В совокупности вся эта статистика привела к публикации апокалиптических предсказаний катастрофического демографического кризиса. Так, известный демограф М. Фешбах считает, что к 2050 г. в России останется 80–100 млн человек (по сравнению со 148 млн в 1996 г.).
Причины роста смертности в стране в 1990-х годах можно отнести к двум основным категориям: заболевания сердечно-сосудистой системы (инфаркты, инсульты и т. п.) и «внешние причины» (травмы, самоубийства, убийства, отравления и т. д.).
Пить или не пить? Важнейшей причиной перечисленных причин остается пьянство, алкоголизм. Недавнее исследование смертности среди мужчин в возрасте от 20 до 55 лет, проведенное в двух регионах России, показало, что примерно 40% мужчин, умерших не от рака, основательно пили. Более половины из них умирали в состоянии сильного опьянения, в основном в выходные дни. Согласно опубликованному в прессе отчету, подготовленному В. Школьниковым (Московский центр демографии и экологии человека), «пьяны все — убийцы и их жертвы, утопленники, самоубийцы, водители и пешеходы, погибшие в дорожных катастрофах, и даже умершие от сердечного приступа и язвы желудка».
Взрослые мужчины потребляют в среднем от 160–180 л водки в год каждый (бутылка в день!). По оценке Министерства здравоохранения, 40% взрослых мужчин и 17% женщин серьезно страдают от последствий алкоголизма.
Очевидная связь между бутылкой водки и демографическим кризисом побудила некоторых демографов, как это ни парадоксально, проявить осторожный оптимизм. Они указывают на то, что смертность от заболеваний сердечно-сосудистой системы и «внешних» причин снизилась после начала в 1985 г. антиалкогольной кампании Горбачева. Затем она резко возросла в начале 1990-х годов, когда потребление алкоголя достигло невиданных масштабов в связи с психологическим стрессом, вызванным политическими и экономическими переменами. По мнению некоторых демографов, резкое снижение средней продолжительности жизни мужчин в 1990–1994 гг. объясняется следующим образом. Мужчины, которые должны были умереть раньше, еще в период антиалкогольной кампании 1985–1990 гг., благодаря вынужденной трезвости сохранили жизнь. Согласно этой точке зрения, их смерть была просто временно отсрочена. После возвращения к прежнему пьянству, подстегнутому резким ухудшением экономического положения и социально-психологическим стрессом, случилось то, что должно было случиться, — все они умерли. После этого срыва показатели стали выравниваться, и средняя продолжительность жизни мужчин возвратилась к «нормальному» уровню — в конце 1990-х годов она уже приближалась к показателям советского периода.
Употребление алкоголя как основная реакция на стрессы и напряжения хаотической социальной среды разжигает преступность и насилие, заметно увеличивая рост смертности. В 1998 г. показатель смертности в результате убийств (39 мужчин и 11 женщин на 100 тыс. человек) вдвое превышал тот же показатель советского периода. Таким образом, Россия ныне — одна из стран с наивысшей частотой убийств, уступающая в этом отношении только Колумбии, Южной Африке и негритянской части населения США. Кроме того, быстрый рост числа смертей по неизвестным причинам позволяет предположить, что в действительности убийств в России может быть гораздо больше, чем официально регистрируется.
Но многие специалисты в стране полагают, что в ближайшем будущем смертность в России будет возрастать медленнее, чем в предыдущие годы, или даже стабилизируется, хотя и на очень высоком уровне.
Эксклюзивные штаммы. Впрочем, есть и другое мнение. Фешбах (и некоторые другие демографы) обращают внимание на новые угрожающие тенденции, в частности, на все большее распространение в России инфекционных и паразитарных заболеваний. Это подтверждается статистическими закономерностями, наблюдавшимися во второй половине 1990-х годов. Особое беспокойство вызывает рост смертности от туберкулеза и СПИДа. Хотя абсолютное число случаев этих заболеваний в стране (по сравнению с общим числом смертей от других причин) невелико, скорость его роста поразительна.
Туберкулез. Смертность в России, вызванная этой инфекцией, составляла в 1997 г. 16,9 случаев на 100 тыс. человек (вдвое выше, чем в предыдущие пять лет, и в 34 раза выше, чем в США). Уже через год его распространенность составляла 74 случая на 100 тыс. человек, и Россия вошла в десятку стран мира с наивысшими показателями туберкулезных инфекций.
Иностранные специалисты «средоточием туберкулезной эпидемии» называют российские тюрьмы — каждый десятый заключенный болен туберкулезом (в то же время каждый третий из больных туберкулезом находится в заключении), и этот показатель увеличивается на 25% в год. Если учесть условия заключения, легко понять, почему это передающееся по воздуху заболевание распространяется в тюрьмах, как пожар в степи. Средняя «жилплощадь» российского заключенного — меньше гроба (около 1/3 м2). Заключенные по очереди лежат или сидят на нарах. Тюрьмы постоянно испытывают острый недостаток средств, медикаментов и персонала — тюремные врачи с трудом распределяют скудные ресурсы (на каждого больного приходится лишь малая часть необходимых медикаментов), прекрасно понимая опасность такого подхода — туберкулез лучше вообще не лечить, чем лечить так. Если больной не получает регулярно полную дозу антибиотика, способную убить все палочки, туберкулезная бактерия мутирует и возникают штаммы, устойчивые к традиционным лекарственным препаратам. По существующим оценкам, ныне минимум треть больных туберкулезом в России являются носителями устойчивого к множеству антибиотиков штамма, что делает их лечение дорогостоящим и значительно повышает смертность от этого заболевания. В последнее время заключенные стали специально заражаться туберкулезом, чтобы перевестись в больничные палаты, где условия существования лучше, чем в камерах.
Но эти жуткие данные официальной статистики у зарубежных специалистов вызывают недоверие — вряд ли в полной мере учтена распространенность туберкулеза среди бездомных, переселенцев, беженцев и т. п.
СПИД. Потенциальная угроза его распространения вызывает еще бо‘льшую тревогу. Ежегодное число официально зарегистрированных смертей от СПИДа подозрительно невелико (примерно по 100 случаев в 1998–1999 гг.), что объясняется неправильными методами регистрации. Многие больные, умершие от вторичных инфекций, не попадают в категорию больных СПИДом. Между тем ряд симптомов свидетельствуют, что Россия находится на пороге крупнейшей эпидемии СПИДа. Руководитель Московского центра исследований ВИЧ/СПИДа В. Покровский убежден, что в России к 2003 г. будет 1 млн зараженных ВИЧ.
К началу 2000 г. официальные отчеты сообщали, что зарегистрированных и подтвержденных носителей ВИЧ в России 25 тыс. человек. Но основная причина заражения — внутривенная инъекция наркотиков, так что многие из зараженных не регистрируются. По оценке В. Покровского, официальные данные занижены в 8-10 раз, т. е. носителей ВИЧ в России примерно 200 тыс. Какова бы ни была абсолютная численность больных, ясно, что ВИЧ распространяется с чудовищным ускорением. В 1999 г. новых случаев зарегистрировано в 3 раза больше, чем в 1998 г. В Москве и Московской области в 1998 г. заболеваемость СПИДом была в 12 раз выше, чем в 1997 г.
А. Майшик, специалист по СПИДу, представляющий ООН в России, предсказывает, что «вторая волна» инфекции, распространяющейся обычным (гетеросексуальным) половым путем, не за горами. Уже 14% русских проституток заражены СПИДом.
Беззащитность и беспомощность ЗДРАВООХРАНЕНИЯ. Российская система здравоохранения сегодня не располагает возможностями, которые позволили бы справиться с этой ситуацией. Испытывающие хронический недостаток в средствах больницы и клиники едва сводят концы с концами. Система обязательного общенационального медицинского страхования, введенная в 1993 г., пробудила надежды на дополнительные денежные поступления, но, как и государственный бюджет, эта система зависит от сбора налогов. Несмотря на серьезные усилия, прилагаемые большинством врачей и медсестер, недостаток средств привел к плачевному снижению качества медицинского обслуживания. Из-за низких зарплат больницы и поликлиники повсеместно испытывают острый дефицит специалистов и младшего персонала. В очень многих медицинских учреждениях нет горячей воды и канализации, все еще применяют стеклянные шприцы и иглы многократного пользования, хотя процедуры их стерилизации совершенно не соответствуют западным нормам. Пациенты долго ждут своей очереди, даже если им требуется срочная медицинская помощь. Очень многие лекарства и медикаменты не только слишком дороги, но и просто недоступны. Наибольшее беспокойство вызывает то, что более качественные услуги в системе, где бесплатное медицинское обслуживание гарантируется Конституцией, теперь предоставляются лишь небольшому числу людей, способному оплатить их. Государственные клиники открыто (хотя и незаконно) требуют денег за предоставление основных услуг: уход за больными в палатах, анестезия, выдача лекарств, перевязочных материалов и т. п.
Одно из недавно проведенных исследований показало, что четверть жителей Санкт-Петербурга вынуждена тратить более 20% месячного дохода на медицинское обслуживание. Подчинение системы здравоохранения законам рынка, видимо, неизбежно, но этот процесс происходит настолько хаотично и бесконтрольно, что наименее обеспеченная часть населения остается совершенно беззащитной.
Фактория оптимиста. Но ситуация не безнадежна. Российские реформаторы разработали основные принципы федеральной политики перехода сектора здравоохранения к рыночной экономике, учитывая необходимость контроля, предоставляющего бедным слоям населения доступ к медицинским услугам и предотвращающего многочисленные растраты и неэффективные затраты выделяемых средств. Среди них:
переход от дорогостоящего больничного обслуживания к выполнению регулярных лабораторных анализов, прохождению терапевтических процедур и даже выполнению хирургических операций, когда это возможно, в амбулаторных условиях;
подготовка нового поколения практикующих семейных врачей одновременно с преодолением традиции чрезмерной специализации;
предоставление пациентам возможности выбирать врачей, клиники и больницы для создания между ними здоровой конкуренции;
отказ от начисления заработной платы врачей в соответствии с жесткой правительственной тарифной сеткой, позволяющий им получать больше денег, предоставляя больше услуг более высокого качества;
внедрение новых механизмов выплаты возмещения медицинским учреждениям, основанных на количестве предоставленных услуг, а не занятых больничных коек (что вело лишь к излишнему пребыванию пациентов в больницах и всеобщему пренебрежению качеством обслуживания);
контроль деятельности страховых компаний и медицинских учреждений, позволяющий ограничивать дискриминационный отбор, а также регулировать предоставление платных услуг.
Несомненно, значительное увеличение бюджетных средств, выделяемых на здравоохранение, должно стать одной из первоочередных задач правительства. Тем не менее, принимая во внимание очевидную трудность существенного пополнения бюджета медицинских учреждений, важно принять меры, повышающие эффективность медицинского обслуживания и обеспечивающие справедливость при предоставлении медицинских услуг.

 

Rambler's Top100

Телеконференция по экологии PROext: Top 1000 http://allbest.ru/libraries.htm Каталог ресурсов Ростовского интернета

© "Тайдекс Ко". Авторские права защищены действующим российским и международным законодательством. Ссылка при перепечатке обязательна. E-mail: info@ecolife.ru

Дизайн и программирование: Иванов Сергей. Поддержка и обновления: "Тайдекс Ко"

По вопросам размещения рекламы на сервере, конференциях и списках рассылки обращайтесь к вебмастеру. По вопросам размещения рекламы в журнале обращайтесь в редакцию.