Дискуссионный  клуб  журнала
  "Э к о л о г и я   и   ж и з н ь"
| English |

 

   
   
«Экология и жизнь»
О журнале.
Подписка на журнал
Подписка на электронную версию

Избранные статьи
Экология. Человек. Общество
Экономика и управление
Образование
Глобальные проблемы
Регионы и города
Здоровье и окружающая среда
В мире «сумасшедших» идей
Практическая экология
Вести из экологических организаций
Никита Николаевич Моисеев. Избранное


Экологический форум
Здесь Вы можете обсудить любые интересующие Вас вопросы, касающиеся экологии, а также подискутировать с авторами статей, опубликованных
в журнале.


PROext: Top 1000 Рассылка 'Экологические новости, анонсы, обзоры'

назад

(№4 - 2002)

Следуя букве Протокола


На III конференции «Окружающая среда и здоровье» (1999 г., Лондон, 56 стран-участниц) были приняты решение о совместных действиях и Международный протокол «Вода и здоровье», в соответствии с которым одной из важнейших и неотложнейших задач медицины остается борьба с болезнями, вызванными использованием некачественной воды. Протокол определил и основные способы этой борьбы, главным среди которых стало обеспечение качества питьевой воды с учетом Руководства по его контролю, разработанного ВОЗ, иными словами — качества, соответствующего мировым стандартам XXI века.
От России Протокол подписал первый заместитель Министра здравоохранения, главный государственный санитарный врач РФ Г.Г. Онищенко, который в публикуемом ниже материале рассказывает, какова нынешняя ситуация с водой и что делается в стране для соблюдения международных норм.



Принципы, обозначенные в лондонском Протоколе, стали составной частью «Национального плана действий по гигиене окружающей среды (НПДГОС) на период 2001–2003 гг.», разработанного Минздравом России и одобренного Правительственной комиссией по охране здоровья граждан в сентябре 2001 г. В него вошли и перечень первоочередных мероприятий, и механизм их реализации (прежде всего по гигиене водопользования).
Понятно, что обеспечение населения качественной питьевой водой требует не только серьезных капиталовложений, но и объединения усилий федеральных, региональных и местных властей, надзорных и контрольных органов. Поэтому еще в 1998 г. Правительство РФ утвердило концепцию Федеральной целевой программы «Обеспечение населения России питьевой водой». Ныне завершается разработка аналогичной ФЦП на 2002–2010 гг. Но, учитывая актуальность задачи, госсанэпидслужба, не дожидаясь окончания этой работы, помогает субъектам РФ разрабатывать местные программы. Многие из них уже утверждены, и в соответствии с ними в ряде регионов строятся новые и реконструируются действующие системы водоснабжения, совершенствуются технологии водоподготовки.
Только в последние два года госсанэпидслужбой рассмотрены проекты строительства и реконструкции более 4000 объектов водоснабжения. Активно ведется их строительство в Московской, Ростовской, Свердловской, Оренбургской, Нижегородской, Кемеровской, Новосибирской областях, Краснодарском и Ставропольском краях, Республике Татарстан. Так, в Нижегородской области модернизируются технологические процессы очистки и обеззараживания воды на речных водозаборах. В частности, поэтапно реконструируются и технологически перевооружаются головные водопроводные сооружения в городах Нижний Новгород, Кстово, Павлов, Балахна, строятся озонаторные станции.
В последние три года серьезно пересмотрена законодательная и нормативная база в области водоснабжения населения. Госдумой еще в 1999 г. принят проект Федерального Закона «О питьевой воде и питьевом водоснабжении». К сожалению, тогда он не нашел понимания в Совете Федерации, так что только сейчас согласительная комиссия завершает работу над ним. А закон предусматривает гарантированное государством обеспечение россиян питьевой водой, благоприятной для здоровья (с учетом рекомендаций «Директивы Совета Европейского Союза 98/83/ЕС по качеству воды, предназначенной для потребления человеком»). Кроме того, законопроект регулирует межведомственные отношения в вопросах эксплуатации сооружений водоподготовки и подачи воды потребителю.
Между тем в некоторых субъектах РФ соответствующие региональные законы уже приняты (Вологодская, Воронежская, Пермская, Свердловская, Тюменская области) или рассматриваются местными законодателями (Татарстан, Приморский край, Иркутская, Калининградская, Омская, Челябинская области). Помимо этого в 2000–2001 гг. введены в действие многие нормативные документы: «Гигиенические требования к охране поверхностных вод»; «Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды централизованных систем питьевого водоснабжения. Контроль качества»; «Гигиенические требования к охране подземных вод от загрязнения»; «Зоны санитарной охраны источников питьевого водоснабжения г. Москвы» и др.
Растет эффективность госсанэпиднадзора за объектами водоснабжения и канализации, серьезнее стали требования к нарушителям санитарного законодательства (значительно возросло: количество штрафов; дел, переданных в прокуратуру; объектов, эксплуатация которых приостановлена).
Увы, отсутствие федерального закона о снабжении населения питьевой водой, сложное социально-экономическое положение многих регионов, невозможность в полной мере реализовать принцип «загрязнитель платит» не позволяют должным образом финансировать региональные программы обеспечения населения качественной питьевой водой и добиться коренного улучшения положения дел в этой жизненно важной области.
К началу 2002 г. централизованным питьевым водоснабжением было охвачено 98% городского населения и лишь 64% — сельского. Из 64 тыс. водопроводных систем около 2,3 тыс. имеют водозабор из открытых водоемов, однако они подают 65% всей водопроводной воды населению большинства крупных городов. И, к сожалению, качество этой воды за последние годы не претерпело существенных изменений — 45,6% поверхностных источников не отвечают санитарным нормам. Почти в 0,5% проб воды из поверхностных источников обнаружены возбудители инфекционных заболеваний.
В целом по стране только 1% исходной воды поверхностных источников соответствует нормативам, которые при существующем уровне водоподготовки гарантируют получение питьевой воды надлежащего качества. Во многом это следствие того, что в водоемы ежегодно сбрасывается более 55 км3 сточных вод (из-за отсутствия или низкой эффективности очистных сооружений «нормативную очистку» проходит лишь 11%).
В этих условиях особое значение приобретает качество очистки и обеззараживания при водоподготовке. Однако треть водопроводов с забором воды из открытых водоемов не имеет полного комплекса очистных сооружений и 1/5 часть — обеззараживающих установок. Положение усугубляется не только медленным внедрением современных технологий водоочистки, но и высокой (около 60%) изношенностью разводящих сетей.
Естественно, это не может не отражаться на качестве воды централизованных систем питьевого водоснабжения, поступающей потребителю.
Микробиологические и санитарно-химические показатели в последние годы стабилизировались, но, увы, на недопустимо высоком уровне: в 2001 г. не соответствовали гигиеническим требованиям по санитарно-химическим показателям 19,52% проб воды (против 20,6% в 1998 г.)*, в том числе 15,62% (15,9%) — по органолептическим характеристикам, 1,43% (2,1%) — по общей минерализации, 1,8% (2,1%) — по токсическим веществам, 9% (10,6%) — по микробиологическим показателям.
В ряде субъектов РФ чаще обнаруживают коли-фаги в питьевой воде, что свидетельствует о ее вирусном загрязнении. В Архангельске, Ставрополе, Брянске доля таких проб достигает 20%. А ведь именно микробное и вирусное загрязнение питьевой воды ведет к вспышкам острых кишечных инфекций и вирусного гепатита А. В 2001 г. во Владимирской области было зарегистрировано 8 вспышек, в Московской и Ярославской областях, Краснодарском и Приморском краях — по 5. Наиболее крупные вспышки острых кишечных инфекций отмечены в Сахалинской области (522 пострадавших), Ставропольском крае (441), Краснодарском крае, Московской и Саратовской областях (290–320). Если раньше такие вспышки происходили в основном в крупных городах, то теперь все чаще в небольших, где загрязнение питьевой воды происходит, как правило, в результате аварий на водопроводных и канализационных сетях и проникновения сточных вод в разводящие водопроводные сети. 
До сих пор регистрируются вспышки инфекционных заболеваний и из-за использования в хозяйственно-бытовых целях воды технических водопроводов.


* В скобках приведены данные из статьи Г.Г. Онищенко в «ЭиЖ» № 3’1999, с. 66.


Серьезную тревогу вызывает положение с подземными водами. По данным гидрогеологической службы, выявлено около 700 очагов (в 1998 г. — 1800) загрязнения водоносных горизонтов в районах водозаборов централизованного питьевого водоснабжения населения, в том числе на 100 крупных водозаборах производительностью более 50 тыс. м3/сут. Большая часть их расположена в республиках Коми, Удмуртия, Хабаровском крае, Пензенской, Оренбургской, Самарской и Свердловской областях.
В Липецкой и Воронежской областях обнаружено до 200 очагов загрязнения подземных вод нитратами (в питьевой воде — свыше 3 ПДК), встречаются они и в Ростовской и Тульской областях. В Липецкой области из-за загрязнения водоносных горизонтов фенолом, железом, марганцем и ароматическими соединениями (Липецк, Данков), 3- и 6-валентным хромом (Елецк) пришлось закрыть ряд артезианских скважин.
Неудовлетворительное качество питьевой воды централизованных систем водоснабжения по санитарно-химическим показателям чаще всего проявляется в повышенном содержании железа и марганца, придающих воде характерный «ржавый» цвет. Много железа в подземных водах, широко используемых для водоснабжения, в Новосибирской, Тамбовской, Тверской, Томской и других областях.
Высокоминерализованной водой пользуются в Башкортостане, Калмыкии, Мордовии, Татарстане, Воронежской, Курганской, Оренбургской и других областях. Хуже всего обстоят дела в Калмыкии, где минерализация подземных вод, используемых 80% населения, составляет 1–10 г/л.
Вода с 5-кратным превышением ПДК по сульфатам и хлоридам течет из кранов в Курганской, Ростовской, Самарской областях и Алтайском крае, где доля проб с указанным превышением максимальна.
Избыток фтора в питьевой воде характерен для ряда районов Владимирской, Московской, Пензенской и Тверской областей, Краснодарского края, Башкортостана и Мордовии. Здесь чаще отмечается флюороз (поражение зубов), особенно в тех местностях, где содержание фтора в водопроводной воде превышает ПДК в 2–3 раза (избыток фтора вреден также для костной, нервной и ферментативной систем).
В настоящее время, в соответствии с СанПиН 2.1.4.559-96 «Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству централизованных систем питьевого водоснабжения. Контроль качества», исследования питьевой воды проводятся по приоритетным веществам, характерным для каждого конкретного источника. При их выборе учитываются: токсичность и опасность веществ (их канцерогенное и мутагенное действие); превышение ПДК; стабильность и способность веществ к трансформации. Центрами госсанэпиднадзора разработаны программы производственного лабораторного контроля и планы их реализации. Однако внедряется все это медленно и с трудом. Для многих водопроводов программы до сих пор отсутствуют. А в ряде районов и городов даже при их наличии лабораторные исследования проводят не в полном объеме.
Состояние водоснабжения населения не может устраивать Минздрав России. Поэтому сегодня для нас задачей первостепенной важности стало внедрение системы санитарно-гигиенического мониторинга. И особое внимание уделяется оценкам влияния качества питьевой воды на здоровье и разработке профилактических мероприятий.
Федеральным Законом «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» социально-гигиенический мониторинг определен как государственная система наблюдений за состоянием здоровья населения и среды обитания, их анализа, оценки и прогноза. Постановлением Правительства РФ № 426 от 1 июня 2000 г. поддержание этой системы возложено не только на госсанэпидслужбу, но и на другие федеральные органы исполнительной власти, субъекты РФ и местное самоуправление, а также утверждено Положение о социально-гигиеническом мониторинге. 
Исполняя это Постановление, Минздрав России утвердил техническое задание на программно-инженерное обеспечение системы и научно-технические программы неотложных мер по ее развитию и внедрению на 2001–2005 гг. В этой работе также участвуют Росгидромет, Минэкономразвития, Минсельхоз, МПР, Госкомстат. Уже приняты совместные организационно-методические документы и начато создание федерального информационного фонда данных соцгигмониторинга. Сейчас разрабатываются необходимые программы сбора и обработки данных (экспертный совет Департамента госсанэпиднадзора Минздрава за два года рассмотрел около 30 программ).
Удалось апробировать и методику получения интегральных оценок здоровья населения и состояния среды обитания, выделения приоритетов в борьбе с теми или иными заболеваниями, учета воздействий неблагоприятных факторов среды обитания, ранжирования территорий по их воздействию.
Уже проведены целенаправленные исследования влияния питьевой воды, не соответствующей гигиеническим нормам по химическим показателям, на здоровье населения.
Центр госсанэпиднадзора в Ростовской области и Ростовский НИИ микробиологии и паразитологии выявили устойчивую связь повышенного уровня онкологической заболеваемости в г. Цимлянске (рак желудочно-кишечного тракта — в 3 раза; рак кожи и подкожной клетчатки — в 2 раза, общая смертность — в 2 раза) с превышением ПДК по хлорорганическим соединениям, алюминию, железу, марганцу и нефтепродуктам в водопроводной воде.
В Томске частота мочекаменной болезни втрое выше, чем в соседнем Академгородке, где отдельное водоснабжение. В питьевой воде из подземных источников в Томске среднегодовое содержание железа (0,2 мг/л), марганца (0,07 мг/л), кремния (9,8 мг/л) превышает ПДК в 18–88% проб. В питьевой воде Академгородка эти показатели составляют 0,05 мг/л, 0,04 мг/л и 7,4 мг/л соответственно.
Свердловский областной центр госсанэпиднадзора и Екатеринбургский МНЦ выявили статистически достоверную корреляцию между содержанием хлорорганических соединений в питьевой воде 12 городов и смертностью от онкологических заболеваний, числом выкидышей у женщин, частотой мутаций в соматических клетках у детей.
Центр госсанэпиднадзора Воронежской области изучил заболеваемость населения г. Острогожска, потребляющего питьевую воду из подземного источника с высокой концентрацией нитратов. Ежегодно до 1/3 проб здесь не отвечает гигиеническим нормам (в отдельных пробах содержание нитратов достигает 200 мг/л). В результате определена зависимость между концентрацией нитратов в питьевой воде и болезнями крови и кроветворных органов, новообразованиями, болезнями органов пищеварения, а также врожденными аномалиями среди детей до 14 лет.
Безопасность питьевого водоснабжения — одна из главных составляющих безопасности России. И достижение ее в сложившихся условиях, даже при благоприятном финансовом положении, не может быть обеспечено только инженерными решениями. Водоснабжение населения как один из видов водопользования базируется на общих принципах использования природных ресурсов. Его безопасность должна сочетаться с рациональным использованием и охраной водных ресурсов и водосборных бассейнов в стране в целом. Однако лишь водоподготовка и очистка природной воды могут обеспечить нас безопасной питьевой водой при интенсивном антропогенном воздействии на водные источники.

назад

Rambler's Top100

© АНО "Журнал "Экология и жизнь" . Авторские права защищены действующим российским и международным законодательством. Ссылка при перепечатке обязательна. E-mail: info@ecolife.ru

Дизайн и программирование: Иванов Сергей. Поддержка и обновления: АНО "Журнал "Экология и жизнь"

По вопросам размещения рекламы на сервере, конференциях и списках рассылки обращайтесь к вебмастеру. По вопросам размещения рекламы в журнале обращайтесь в редакцию.