Дискуссионный  клуб  журнала
  "Э к о л о г и я   и   ж и з н ь"
| English |

 

   
   
«Экология и жизнь»
О журнале.
Подписка на журнал
Подписка на электронную версию

Избранные статьи
Экология. Человек. Общество
Экономика и управление
Образование
Глобальные проблемы
Регионы и города
Здоровье и окружающая среда
В мире «сумасшедших» идей
Практическая экология
Вести из экологических организаций
Никита Николаевич Моисеев. Избранное


Экологический форум
Здесь Вы можете обсудить любые интересующие Вас вопросы, касающиеся экологии, а также подискутировать с авторами статей, опубликованных
в журнале.


PROext: Top 1000 Рассылка 'Экологические новости, анонсы, обзоры'

назад

(№5 - 2002)

БЕРЕГИТЕ МУЖЧИН


Демографическая ситуация в мире и отдельных странах — одна из самых актуальных проблем современности. О ней без устали твердят политики, экономисты, социологи, философы, журналисты. Наш журнал внимательно следит за ее обсуждением. Сегодня у нас в гостях А.С. АКОПЯН — хирург, доктор медицинских наук, профессор, директор Республиканского центра репродукции человека МЗ РФ. Его научные интересы связаны с медицинской демографией и репродуктологией. А на операционном столе скальпель в его руках решает проблемы клинической уроандрологии и экстракорпорального лечения. Кому как не ему судить о перспективах продолжения рода человеческого!


Карьера или дети
— 10 лет назад на саммите в Рио-де-Жанейро прозвучало: «в 1960–1990 гг. коэффициент фертильности, или общей плодовитости, — отношение родившихся за год к числу женщин в репродуктивном возрасте (15–50 лет) снизился в 1,5 раза». Основной причиной снижения рождаемости тогда назвали «снижение мужской плодовитости». Именно этим много лет занимается ваш Центр. Скажите, пожалуйста, насколько демографические проблемы России связаны с репродуктивным здоровьем россиян? Как современные люди выполняют библейский завет «плодитесь и размножайтесь»?
— Этот фактор для демографии не самый значимый. Соотношение рождаемости и смертности в любой стране гораздо больше зависит от культурно-технологического развития и демографического возраста этносов, нежели даже от уровня материального благополучия. Стареющий европейский этнос подтверждает это — стабильное население с низкой рождаемостью и высокой продолжительностью жизни.
Сокращение рождаемости — объективный, хотя до конца и не понятый процесс. Среднее число детей в семье тем меньше, чем выше технологическая обеспеченность и уровень образования женщины. На образованную даму из развитой европейской державы приходится 1,5–1,65 рождений (вместо 2,1, необходимых для простого и 2,2 — для расширенного воспроизводства). В России этот показатель еще ниже — 1,34. Но у нас причина не столько в репродуктивном здоровье населения, сколько в социальном нездоровье общества.
Американские ученые Л. Викокс и В. Мошер установили, что в США к специалистам обращаются менее половины бесплодных семей, а на лечение соглашаются 50% обратившихся. Данных по России пока нет, но по опыту работы могу утверждать, что из мужчин, обратившихся по поводу бесплодного брака, к лечению прибегают не более 15%.
— Похоже, дело скорее в желании, нежели в возможности. И человек видит свое предназначение не только в воспроизводстве себе подобных...
— Тем не менее репродуктивное здоровье нации — тема очень актуальная. И работы гинекологам, урологам, андрологам (андрология — раздел урологии, изучающий заболевания мужских половых органов) только прибавляется. Независимо от того, как это влияет на демографию, человек хочет быть здоровым.
— Нельзя ли о репродуктивном здоровье подробнее?
— За последние 5 лет в России дети до 14 лет стали болеть на 12,5% больше, каждый десятый новорожденный уже имеет серьезные заболевания, 15% призывников по состоянию здоровья не пригодны к военной службе, у многих подростков — серьезные хронические заболевания, чреватые осложнениями при вступлении в половую жизнь, 20% подростков нуждаются в лечении или постоянном наблюдении за состоянием репродуктивной сферы. Частота гинекологических заболеваний школьниц увеличилась за эти годы втрое. У каждой десятой выпускницы отмечена патология репродуктивной системы: нарушения менструального цикла (52,06%), воспаления (41%), опухоли (1,7%). Доля проблемных родов за 10 лет выросла с 2–5% до 20–50%. Не может иметь детей каждая 7–8-я российская семья (их около 7 млн), и анализ показывает, что все чаще — из-за мужского бесплодия. За 20 лет его доля увеличилась на 10–12% и продолжает расти. Сегодня мужское бесплодие встречается не реже женского.
— А целевые федеральные программы «Планирование семьи», «Безопасное материнство» неэффективны?
— Ну почему же. В 1999 г. сделано 2 059 709 абортов — почти на треть меньше, чем в 1995 г. Причем у 14-летних их число снизилось на 34,3%, у 15–19-летних — на 30,3%. Вдвое меньше стало криминальных абортов, и материнская смертность от них снизилась на треть.

За здоровье мужчин!
— Долгое время проблемы бесплодия были «личным делом» пациента и врача. Сегодня их обсуждают ученые и политики, они волнуют общество. Интерес вызвали сообщения о резком ухудшении качества спермы, отражающем нарастающие нарушения в репродуктивной системе, и учащении случаев патологии мужской половой сферы. Если в 60-е годы по нормам ВОЗ нижняя граница нормальной концентрации составляла 60 млн сперматозоидов в 1 мл семенной жидкости, то в 1983 г. — 40 млн/мл, а в 1992 г. — 20 млн/мл.
— Эту тенденцию иллюстрируют и другие данные. Началось все, пожалуй, с публикации Е. Карлсена в Дании, проанализировавшего спермограммы из 61 лаборатории разных стран мира за 1938–1991 гг. Результат ошеломлял: концентрация сперматозоидов снизилась вдвое. Автора немало критиковали (и справедливо) за интерпретацию данных и выводы. Но проблема была поставлена. Десятки последующих исследований подтвердили общую закономерность — уменьшение продукции сперматозоидов, особенно у молодых людей (исключением долгое время оставалась Финляндия — у «горячих финских парней» сперматозоидов было гораздо больше, чем, скажем, у соседей из скандинавских стран). Сегодня в Бельгии, например, у 45% молодых мужчин качество спермы не выше нижней границы нормы. У датчан за последние 50 лет количество сперматозоидов в семенной жидкости снизилось в среднем со 100 млн до 50 млн. В странах Скандинавии частота рака яичек (в отличие от других злокачественных опухолей поражающего преимущественно молодых) за 40 лет увеличилась в 3–4 раза. Выросла частота врожденных нарушений репродуктивной системы мальчиков.
— Итак, андрологические проблемы начинаются со сперматогенеза (развития мужских половых клеток)?
— Сперматогенез в наибольшей мере зависит от состояния репродуктивной системы мужчины — количество и качество сперматозоидов отражают весь комплекс нарушений в ней.
— И эти проблемы затрагивают прежде всего развитые страны, где антропогенное воздействие стремительно меняет состояние окружающей среды?
— А вы думаете, в нищих странах, которые принято называть «развивающимися», возможны подобные исследования? Ну, а если серьезно... Я далек от мысли, что единственной причиной изменений андрогенного статуса служат «рукотворные» загрязнения. Репродуктивная недостаточность вызвана многими факторами. Наряду с экологическими «работают» генетические, социально-экономические причины, образ жизни отдельного человека и популяции в целом, а также экзогенные интоксикации, не связанные с окружающей средой (рост аллергических заболеваний, потребления алкоголя, наркотиков, лекарств, курение) и многое другое.
Человек — совершенное творение эволюции. Природа предусмотрела мощные компенсаторные резервы организма, предохраняющие его функциональные системы от внешних воздействий. Значительные нарушения возникают лишь при достаточно интенсивных или длительных воздействиях. Поэтому я не принадлежу к последователям концепции репродуктивного здоровья человека как интегрального показателя состояния окружающей среды и уникального индикатора экологического неблагополучия.
— Собственно, а чем она хуже до сих пор бытующего среди некоторых ваших коллег мнения о том, что эта тревожная тенденция порождена модой на облегающую одежду — эффект «тесных джинсов»?
— «Лучше» или «хуже» — не научные категории. Кстати, длительное ношение некомфортной одежды укреплению здоровья никогда не способствовало. Верно и то, что долгие годы медицина не учитывала экологических факторов риска. И это, бесспорно, ее слабое место. Трудно не согласиться и с тем, что в результате непомерной активности индустриальных стран на планете уже сложилась так называемая токсическая ситуация, когда накопление химических веществ приобрело лавинообразный характер. К исходу XX в. в биосфере циркулировали около 4 млн токсичных веществ, и 100 тыс. ксенобиотиков (чужеродных для организма соединений) попадали в организм человека. Но мы почти ничего не знаем об их воздействии на репродуктивную систему человека. Поэтому «сваливать» все проблемы здоровья на измененную человеком окружающую среду — ненаучный подход. Принимать можно лишь обоснованные и проверенные (в данном случае — клинически) доказательства.
Пока же вред ряда факторов внешней среды на репродуктивную систему доказан преимущественно в экспериментах на лабораторных животных и на основании наблюдений за дикими животными. А прямых подтверждений специфического влияния этих факторов слишком мало. Работ, посвященных анализу влияния экологических токсикантов на мужскую половую систему, единицы. Наблюдения велись непродолжительное время и в небольших группах обследуемых. Поэтому я готов серьезно говорить о пагубном влиянии на состояние репродуктивной системы лишь отдельных, неплохо изученных, химических соединений (их около 15).

Химическая ловушка для гамет
— Это так называемые стойкие органические загрязнители (СОЗ) с гормональным эффектом?
— Да, именно влияние гормонально-активных соединений, которых все больше в окружающей среде, трудно переоценить. Это сходные по структуре с женскими половыми гормонами (эстрогенами) диоксины и диоксиноподобные соединения, пестициды, гербициды и т. п. Масштабы их применения колоссальны, они легко распространяются, чрезвычайно устойчивы и накапливаются в среде и в организмах.
— Даже обычная сажа обнаруживает эстрогенную активность, сопоставимую с активностью сыворотки крови беременной женщины. А сыворотка крови и семенная жидкость мужчин Центральной Европы обладают повышенной эстрогенной и даже диоксиноподобной активностью.
— Эти вещества влияют на мутагенез, канцерогенез, метаболизм половых стероидных гормонов и т. д., вмешиваясь в механизмы регуляции или прямого цитотоксического действия.
Для примера можно привести результаты Н.П. Гончарова (Эндокринологический научный центр РАМН), полученные в Чапаевске (Самарская обл.), где в окружающей среде накоплено много диоксина. Обнаружилось существенное превышение среднестатистических данных по случаям варикозного расширения вен яичек и паховых грыж у мальчиков. Это подтверждают и зарубежные исследования воздействия пестицидов на репродуктивное здоровье. Даже в небольших дозах оно ведет к нарушению сперматогенеза, изменению морфологической структуры сперматозоидов и уменьшению размера семенников. У мужчин с нарушенным сперматогенезом рождаются в основном девочки.
— А в каком возрасте особо опасны такие воздействия?
— В любом. Но прежде всего — во время внутриутробного развития. Репродуктивная система особо уязвима в период формирования и на стадии половой дифференциации. У подростков и взрослых они вызывают нарушения гормональной регуляции гонад (половых желез). Изменения репродуктивной системы плода могут быть временными (обратимыми), а у взрослых, как правило, происходят необратимые изменения.
Обследования «практически здоровых» мужчин, проживающих в индустриальных городах Башкирии (Уфа, Стерлитамак, Салават, Туймазы), проведенные в Башкирском государственном медицинском университете и Республиканском центре планирования семьи и репродукции, свидетельствуют о снижении стероидной активности яичек, иными словами, о том, что основного мужского гормона — тестостерона — в организме становится меньше.
— Экологи давно наблюдают за этим регионом в связи с многолетними поступлениями в окружающую среду диоксинов и других СОЗ — в Башкирии находятся крупнейшие предприятия по производству хлорорганических соединений. Суммарные выбросы диоксинов в 1990 г. только на одном уфимском предприятии составили около 900 г. Ныне они значительно ниже (менее 50 г/год), но диоксина в крови жителей Уфы становится все больше: у 20–25-летних — 15–20 пг на 1 г липидов, у 50–60-летних — 50–60 пг/г, т. е. скорость поступления диоксинов в организм выше, чем скорость их выведения. Так что «диоксиновая угроза» населению промышленных центров сохраняется.
— У большинства обследованных (57%) отмечен андрогенный дефицит, т. е. содержание тестостерона в сыворотке крови ниже 12 нмоль/л (нижняя граница нормы), и чем ближе к источникам загрязнения, тем эффект выражен сильнее. Зато эстрадиола (женский половой гормон) в сыворотке крови больше нормы, что свидетельствует о «феминизации» эндокринной системы.

На радость феминисткам
— Правда ли, что в России серьезно нарушен естественный баланс между мужчинами и женщинами (не раз доводилось читать и слышать, что по этому показателю наша страна — мировой лидер): «на десять девчонок по статистике девять ребят»?
— Действительно, женщин в стране больше, чем мужчин, на 9 миллионов (6%). Но к обсуждаемой теме непосредственного отношения это не имеет. Ведь дисбаланс возникает за счет старших возрастных групп — наши мужчины умирают раньше. А для репродуктивных возрастов разница — 0,5–0,8%.
— Гендерные (гендер — социальный пол) различия при отравлениях экологическими токсикантами недавно вызвали острый интерес медиков и экологов. Они надеются, что именно гендерный подход к анализу воздействия разнообразных химических загрязнителей позволит лучше понять механизмы их действия на человеческий организм и найти пути их нейтрализации или выведения. В обыденном сознании, да и у многих специалистов, утвердилось представление о более высокой чувствительности женщин к неблагоприятным факторам внешней среды. Но из нашего разговора следует совсем иное, не так ли?
— Действительно, у полов наблюдаются различия метаболизма ксенобиотиков. И в стационарных условиях эффективнее они обезвреживаются в мужском организме. Однако в экстремальных ситуациях у мужчин большинство ксенобиотиков выводится из организма хуже, чем у женщин. Адаптивные возможности мужского организма истощаются быстрее, особенно при длительном воздействии экотоксикантов. Именно половое различие метаболизма ксенобиотиков определяет разное поведение диоксинов в мужском и женском организмах.
Накапливающаяся за время жизни доза диоксинов у мужчин в 34 раза выше, чем у женщин, а период полувыведения равен 286 месяцам (у женщин — 146). При этом у мужчин быстрее вырабатываются вещества, свидетельствующие об ускоренном старении организма. Снижение содержания тестостерона у мужчин, подвергшихся воздействию диоксинов, часто ведет к тому, что в потомстве преобладают девочки. А это значит, что феминизирующее влияние диоксинов проявляется на уровне не только организма, но и популяции, так что сегрегация полов происходит уже при оплодотворении.
— ...И мужчин становится меньше, и их репродуктивная способность падает. Понятно, почему в последние годы столько внимания уделяется вторжению интеллекта в самые интимные основы бытия: генной инженерии, методам контроля над воспроизводством, трансплантации искусственных органов и т. д.
— Смею надеяться, что женщин влечет к мужчинам не только эта их способность. Кроме того, ситуация не безнадежна. Хотя диагностика таких нарушений затруднена, бурно развивающиеся в последние годы клиническая репродуктология и репродуктивная андрология успешно справляются с профилактикой и лечением мужского бесплодия.

Киборги... андроиды... клоны
— Еще в середине XX в. общество мечтало о биороботах, обслуживающих счастливое человечество, киборгах, работающих на межпланетных станциях... Но к концу века под перьями фантастов заполыхали войны между человеком и искусственным разумом. Подобная метаморфоза в искусстве — не следствие ли определенных изменений в человеческом сознании?
— В середине XX в. открытие ДНК, перспективы медицинской генетики и вмешательства в геном человека воспринимались с оптимизмом, настороженность появилась позже. В 1996 г. ЮНЕСКО приняла Всеобщую декларацию о геноме и правах человека. Международная конвенция по биоэтике, принятая также в 1996 г., уже провозгласила «защиту человеческого существа от односторонних интересов общества и науки». Есть немало и других международных деклараций о необходимости разработки национальных законов, обеспечивающих три уровня защиты (индивида, общества и вида) от использования «высоких медицинских технологий». Запрещена дискриминация по результатам генетических тестов, которыми не прочь воспользоваться работодатели и страховые компании.
Генная инженерия должна служить человеку, спасая его от болезней и мутаций. Но стоит только разделить гены на «хорошие» и «плохие», как возникают опасные искушения. Ведущие генетики и цитобиологи призвали исследователей всего мира воздержаться от экспериментов со стволовыми клетками эмбрионов, наложить 50-летний мораторий на работы по созданию «искусственной матки» или химер «человек — животное».
— Между тем все чаще звучат прогнозы о неизбежном создании «интегральных человеко-машинных систем мышления и управления», в которых вклад «стихийных биологических факторов и зависимостей» будет постепенно снижаться.
— Предсказывают даже, что биологический вид Homo sapiens превратится в синтетический вид Homo sapiens autocreator (человек разумный, самосозидающий) с переходом эволюции в «послечеловеческую» стадию. И совершенно серьезно объявляют такое эволюционное направление как «продуктивный, логически последовательный этап развития, являющийся единственной реальной альтернативой генетическому вырождению человеческой популяции».
— Так называемый новый гуманизм, или трансгуманизм?
— На мой взгляд, «гуманизм» как видовое свойство человеческой популяции — термин самодостаточный. А «трансгуманизм» подходит, скорее, для нарушения видовой аутоидентификации, по аналогии с транссексуализмом — нарушением половой аутоидентификации (необратимая аномалия личности, сопровождающаяся расстройством психики и поведения).
Примечательно, что эти «новые гуманисты» не обсуждают права человека-носителя биочипов, механизм их распределения и обслуживания. Не ясно, кто будет контролировать «центральный пульт», «пусковую кнопку» и т. д.
— Но все же подлинной демонстрацией самозащиты человека, общества и государства от этой новой биотехнологической неизвестности стала реакция на клонированную овечку Долли?
— Достижение шотландских ученых вызвало «смесь восторга и ужаса», как писала зарубежная пресса. Что же произошло на самом деле? Исследователи перенесли ядерный материал соматической клетки в предварительно «опустошенную» яйцеклетку (с удаленным ядром) овцы. Благодаря электростимуляции образовавшаяся клетка начала делиться и дошла до стадии бластоцисты, которую внедрили в донорскую матку. «Суррогатная мама» благополучно выносила эмбрион и родила на первый взгляд вполне здорового ягненка.
Суть открытия состояла в выявлении новых возможностей клеточной дифференциации — искусственного (с управлением питательной средой при развитии клетки) получения тотипотентных клеток (эмбриональных клеток, способных дать начало развитию целого организма, либо клеток уже дифференцированных тканей, способных восстановить целый организм или его часть). Открытие сопровождалось таким шумом во многом потому, что Долли можно было потрогать.
Реакция общества на это открытие вылилась в принятие законодательных ограничений на клонирование, к которому сразу присоединились 15 членов ЕС и еще 6 европейских стран. Был введен запрет «на попытки создания человека, генетически идентичного другому, как живому, так и умершему, на перенос ядерного материала соматической (взрослой) клетки». Впервые в истории запретили то, чего еще нет. Хотя многим ученым и клиницистам было ясно, что открытие касается не собственно воспроизводства и возможного альтернативного направления репродукции, а лишь еще одного (пока крайне неэффективного — удалась лишь 279-я попытка) способа и возможностей клеточной дифференциации.
— Но помимо этического аспекта есть ведь и биологические, и эволюционные.
— Здесь все очень непросто и требует серьезного осмысления. Нельзя забывать о крайней чувствительности генетически идентичных копий (клонов) к бактериям и вирусам, условиям вынашивания и существования, наконец, просто об опасностях, связанных с возможными генетическими повреждениями плода. Так, закон, принятый в январе 2001 г. в Великобритании, четко ограничивает круг допустимых работ (разрешено лишь получение стволовых клеток человеческих эмбрионов и запрещено клонирование человека). Думаю, такие технологии никогда не выйдут за стены лабораторий.
По расчетам, вероятность появления идентичного потомства у одной человеческой пары в условиях полового отбора 3х10–10. Миллиарды лет эволюции в качестве основы видового разнообразия сформировали механизм сперматогенеза, очень сложный и уязвимый по отношению к внешним воздействиям. Сперматозоид и яйцеклетка — крайне сложные функционально-морфологические образования. Клетки, участвующие в сперматогенезе, — единственные самообновляющиеся клетки взрослого организма, способные передавать генетическую информацию следующему поколению, — уже используют феномен клонирования. Напомню, сперматогенез состоит из четырех этапов: размножение, рост, деление, созревание и формирование. Существующие на первом этапе диплоидные (с двойным набором хромосом) мужские половые клетки (сперматогонии) теоретически содержат 4096 образующихся после второго деления сперматид, состоящих из нескольких клонов, что обеспечивает генетическое разнообразие и изменчивость. Яйцеклетка же не обновляется, сохраняя устойчивость в генотипе.
В частности, по законам общей генетики, «ухудшение генофонда нации», столь часто эксплуатируемое политиками, возможно лишь тогда, когда из отбора выведено не менее половины женских особей, чего никогда не наблюдается.
— Еще В.П. Эфроимсон — выдающийся генетик, наш соотечественник, — указывал, что за 1,5 млн лет человеческой эволюции все «лишнее» уже убрали.
— Действительно, наивно полагать, что кто-то с пипеткой, пробиркой, отверткой и микросхемой заменит в живом организме какой-то блок, что-то вытащит, а что-то вставит, радикально изменив ситуацию и решив все вопросы современности. Например, расшифровка генома человека вряд ли оправдает возлагавшиеся на нее утилитарные надежды.
Человечество как вид за свою историю показало очень высокую устойчивость к разным повреждающим факторам. Для вида полезных мутаций быть уже не может. Он уже завершил биологическую эволюцию. Отход от 46 хромосом неизбежно приведет лишь к резкому увеличению числа аномалий и появлению нежизнеспособных особей. Половое размножение — главный феномен, шедевр эволюции, поэтому расчет на биочипы и человеко-машинные системы или клонирование — лишь бесперспективные поиски легких путей нелегкой социальной эволюции и адаптации. К слову, если бы клонирование появилось во времена палеолита, человечество не продвинулось бы далее каменного топора. Человек всегда сопротивлялся вмешательству в свою целостность. Селекция людей никогда не удавалась, а «генофонд» человечества, сегодня бурно проявляющийся в росте населения Земли, давно сделал ее (селекцию) нереальной.
— Ваш взгляд на будущее человечества, похоже, вполне оптимистичен?
— Каждое последующее поколение оказывается в худших экологических условиях, чем предыдущее. Тем не менее репродуктивный потенциал человеческого вида все еще чрезвычайно высок. В частности, несмотря на возможности и доступность контрацепции, сегодня в мире официально регистрируют более 25 млн абортов в год (по мнению экспертов, их — 45 млн). И я не верю, что человечество откажется от традиционного способа продолжения рода в пользу лабораторных технологий.

назад

Rambler's Top100

© АНО "Журнал "Экология и жизнь" . Авторские права защищены действующим российским и международным законодательством. Ссылка при перепечатке обязательна. E-mail: info@ecolife.ru

Дизайн и программирование: Иванов Сергей. Поддержка и обновления: АНО "Журнал "Экология и жизнь"

По вопросам размещения рекламы на сервере, конференциях и списках рассылки обращайтесь к вебмастеру. По вопросам размещения рекламы в журнале обращайтесь в редакцию.