Дискуссионный  клуб  журнала
  "Э к о л о г и я   и   ж и з н ь"
| English |

 

   
   
«Экология и жизнь»
О журнале.
Подписка на журнал
Подписка на электронную версию

Избранные статьи
Экология. Человек. Общество
Экономика и управление
Образование
Глобальные проблемы
Регионы и города
Здоровье и окружающая среда
В мире «сумасшедших» идей
Практическая экология
Вести из экологических организаций
Никита Николаевич Моисеев. Избранное


Экологический форум
Здесь Вы можете обсудить любые интересующие Вас вопросы, касающиеся экологии, а также подискутировать с авторами статей, опубликованных
в журнале.


PROext: Top 1000 Рассылка 'Экологические новости, анонсы, обзоры'

назад

(4, 2001)

Когда наступает время «Ч»


Б.Я. Рубашкин,
заведующий отделом биоресурсов
журнала «Экология и жизнь»

Масштабы ущерба, нанесенного наводнением Ленску, могли быть значительно меньшими, когда бы это было кому-нибудь нужно


К событиям в Якутии комментариев было более чем достаточно. Эта публикация — лишь попытка анализа произошедшего в Ленске весной 2001 г. Беспрецедентное наводнение — что это: глобальное изменение климата, последствия которого нельзя предотвратить, или неумелое вмешательство человека в естественные процессы, происходящие в природе? А быть может, случившееся в Восточной Сибири на совести ученых, коим по роду службы предписано наблюдать за аномальными явлениями и прогнозировать развитие событий? Найти ответы на поставленные вопросы — по сути, попытка провести собственное журналистское расследование, опираясь на имеющиеся в нашем распоряжении факты, документы, мнения очевидцев и активных участников событий, исторические реалии и прогнозы ученых. С тем чтобы понять, как это было.

Справа: министр МЧС С.К. Шойгу
Слева: замминистра МЧС М.И. Фалеев


Спящая красавица показывает норов
Вдоль берегов Лены — великой реки Восточной Сибири — есть поселки, которые из года в год затапливает и сносит льдами. Местные жители на время наводнения переезжают в другие места, расположенные повыше. Такова человеческая психология: во все века люди стремились жить поближе к воде, и весеннее половодье, сулящее разрушения, почему-то не останавливало их построить дома поближе к реке. Что касается Ленска, то этот город разместился на территории, которая с трех сторон подтапливается вешними водами, и насыпная дамба не всегда надежно защищала горожан от разбушевавшейся стихии. Наводнение 1998 г., предшествующее последнему, застало население 28-тысячного города врасплох.
По словам управляющего делами МЧС России С.И. Кудинова, виной тому бывшая администрация Ленска, абсолютно не готовая к высокой воде и возможному затоплению города. Тогда население не было своевременно оповещено об ожидаемом паводке, а превентивные мероприятия на реке и вовсе не проводились. Это можно объяснить: 33 года Лена «дремала» и не причиняла беспокойства местным жителям, высокого подъема воды не было зафиксировано с 1967 г., да и в 1998 г., когда уровень воды достиг отметки 17 м, по словам С.И. Кудинова, ситуация была намного проще, чем в наводнение 2001 г.

Как это было (хроника событий)
Чтобы глубже понять причины произошедшей трагедии, следует знать, что процессы ледостава и ледохода тесно взаимосвязаны. Нынешняя зима по всей Восточной Сибири была очень суровой. Морозы в 50 градусов держались два с половиной месяца, и при этом выпало необычайно мало снега. Поэтому на глубине до 2 м лед, соприкасаясь с дном реки, образовал припай (его в качестве превентивного мероприятия отрезали от берегов работники Ленского отделения МЧС, а к чему это привело, мы поговорим позже). Весной необычайно теплая для этих мест погода вызвала быстрое таяние снегов, но малый объем паводковых вод, обусловленный малоснежной зимой, не справился с огромной массой льда. Река не сумела разорвать сомкнувший ее панцирь.
Как правило, толщина ледяного покрова на Лене не превышает 1 м, и половодье проходит, не вызывая заторов, а следовательно, и наводнений. В нынешнем году паводковая ситуация была очень сложной. По словам С.И. Кудинова, бороться со стихией трудно, «так как река сама знает, как себя вести и куда направлять свой поток, но ею следует грамотно управлять». Кроме превентивных мероприятий необходимо отслеживать процесс ледохода. Тем более что борьба с его нежелательными проявлениями ведется именно в это время. По мнению управляющего делами МЧС, успех мероприятия напрямую зависит от правильной организации работ, необходимого запаса взрывчатых материалов и достаточного числа специалистов различного профиля, от подрывников, до спасателей.


Управляющий стихией
С.И. Кудинов: «Через несколько часов после прибытия в зону бедствия наша группа вылетела на вертолетах обследовать затор, образовавшийся в районе острова, расположенного в сорока километрах ниже Ленска. То, что мы увидели, невозможно забыть: река стремительно несла льды, и те с хрустом громоздились друг на друга, сдерживая поток. Ситуация развивалась угрожающе. Наши взрывотехники высадились на лед и разместили распределенный заряд длиною в 300 м по голове затора, подорвали его, и лед пошел. Уровень воды начал резко падать, и нам показалось, что все закончилось. Увы, радость была непродолжительной. Видимо, мы не учли, что лед из-за пятидесятиградусных морозов буквально спаялся, и у воды не хватало силы оторвать его.
На следующий день около часа ночи резко начал подниматься уровень воды в Лене. Вскоре он достиг отметки в 17 м и остановился. По плывущим мимо огромным массам льда мы догадались, что выше по течению прорвало еще один затор, о котором ничего не было известно. Вскоре уровень воды в реке начал медленно падать. К десяти утра — вновь подниматься. Видимо, где-то снова образовалась пробка из ледяных глыб…
По приказу Министра по чрезвычайным ситуациям С.К. Шойгу я с группой подрывников на вертолете вылетел в разведку. В 140 км ниже Ленска, возле деревни Тинная, стояло огромное ледяное поле, словно прибитое к руслу многочисленными островами. Подрывники начали активно бороться с этим затором, но не учли одного обстоятельства, которое впоследствии стало решающим. По известной технологии, взрывникам удалось вышибить ледяной клин. Голова затора ушла, но уровень воды и не думал падать — льды на Лене стояли будто вкопанные. Что случилось, мы узнали позже.
Оказалось, выше по течению, в 70 км от Тинной, образовался зажор, практически перекрывший русло по всему сечению. Лена стала разливаться. Уровень воды в реке поднимался очень быстро. Такого мощного зажора я никогда в жизни не видел».

Подрывники
(продолжение рассказа С.И. Кудинова)

«Наша задача — проделать во льду отверстие, с тем чтобы пропустить струю воды, а та дальше все сделает сама. И мы добились желаемого, но с большим трудом. Глубина реки в месте закупорки была очень большая — около 7 м. И все семь метров был сплошной зажор, состоящий из толстого верхового льда и ледяного месива — шуги, запрессованной в русло до самого дна. И мы крушили льды сосредоточенными зарядами — трехтонными контейнерами с взрывчаткой, опуская их с вертолета. Ювелирная работа. Подрывник выходит на контейнер с зависшего над рекой геликоптера, поджигает бикфордов шнур, и… до взрыва всего 300 секунд. За это время, нужно подняться в кабину, отцепить контейнер и улететь на безопасное расстояние. Подрывники и летчики ежеминутно рисковали жизнью, выполняя эту работу. После взрыва контейнера в образовавшуюся воронку опускали следующий, и снова взрыв… И лишь после подрыва четвертого сосредоточенного заряда зажор (что это такое, смотрите ниже) разрушился, и вода понесла льды вниз по течению. Но у деревни Тинная, в том самом месте, где мы разрушали затор, он образовался вновь. И так несколько раз наши подрывники высаживались на лед, устанавливали заряды и уничтожали заторы, которые становились все жестче. Но все же мы победили стихию. Когда взорвали последний затор, вода резко пошла на убыль».
Все, кто принимал участие в противопаводковых работах, вели себя, как настоящие герои, работали по 24 часа в сутки, вертолетчики нарушали все правила безопасности полетов, лишь бы спасти людей. Кто их за это осудит?

Стихию укротят разум и воля человека, если он того захочет
По мнению заместителя председателя комитета по природным ресурсам и природопользованию государственной Думы России В.Н. Басыгысова, в нынешнем году Ленск был недостаточно хорошо подготовлен к наводнению. Несмотря на то, что оно оказалось очень серьезным, организаторы превентивных мероприятий посчитали, что отделения льда от берегов теплорезами (специальными машинами, при помощи теплого воздуха режущими даже самый толстый лед) вполне достаточно, чтобы пропустить воду и, стало быть, справиться со стихией. Однако моделирования паводка с учетом множества факторов, как это положено, сделано не было. Плюс к тому на Лене исчезли практически все наблюдательные пункты Росгидромета, и некому было давать точные прогнозы о развитии паводка. Сегодня основные наблюдения за бассейном реки ведутся со спутников, в дополнение время от времени осуществляются разовые замеры состояния реки с вертолетов непосредственно перед ледоходом. И все. Скрупулезного изучения паводковой ситуации учеными-водниками не проводилось. 
И тем не менее следует отдать должное нынешней администрации города — население Ленска было достаточно хорошо подготовлено к наводнению, своевременно было произведено оповещение, подготовлены места эвакуации, припасены спасательные средства. Однако этого оказалось недостаточно, для того чтобы справиться со стихией.


Суверенитет или наводнение?
Медики говорят — легче предупредить болезнь, чем потом лечить ее осложнения. То же самое можно сказать и по отношению к природным явлениям. Но у нас так: пока гром не грянет, мужик не перекрестится. И невозможно логически объяснить, почему водники Министерства природных ресурсов (на них возложена обязанность координировать деятельность федеральных ведомств в борьбе со стихией) фактически были отстранены от работ.
Этот запрет, на мой взгляд, лежит в поле эмоциональной эквилибристики. В свое время Республика Саха (Якутия) в порыве расширения национального суверенитета ликвидировала на своей территории ряд федеральных ведомств, в том числе бассейновые управления как подразделений Госкомрыболовства РФ, так и Министерства природных ресурсов РФ. По словам руководителя Департамента возобновления и использования водного фонда МПР РФ С.Е. Беднорука, именно в ведении территориальных бассейновых управлений Минприроды находятся экспертные и научные функции организации и проведения паводков. Сейчас в Якутии не существует института, осуществляющего научную координацию паводковых явлений. В каждом ведомстве, будь то МЧС или Росгидромет, есть свои научные проработки, но они достаточно узкие и не скоординированные, считает С.Е. Беднорук.
Надо отдать должное руководству Якутии: в начале этого года оно осознало необходимость воссоздания на своей территории федерального бассейнового управления с сетью филиалов, расположенных по течению Лены. Руководители обратились с соответствующей просьбой в Министерство природных ресурсов РФ, которое отнеслось к ней весьма благосклонно. Во всяком случае, соответствующий приказ был подготовлен и с 1 марта находится на согласовании. К сожалению, природные явления не учитывают особенностей российского менталитета, и весенний паводок 2001 г. прошел мимо нерасторопных чиновников, унося деревянные дома и загоняя несчастных жителей с их нехитрым скарбом на крыши уцелевших каменных построек.

Хорошенько подготовиться и ничего не забыть
Население, да и власти Ленска рассчитывали на то, что от весеннего паводка их защитит насыпная дамба, состоящая из грунта и строительного мусора. Во всяком случае, так было в 1998 г. Дамбу подрихтовали, укрепили. По словам В.Н. Басыгысова, вешние воды обтекают Ленск со всех сторон. Территория города, что расположена ближе к Лене, несколько выше, чем та, что отдалена от нее, и вырвавшаяся из берегов река по низине обходит город, превращающийся на пару недель в остров. После того как паводок сходит, местные власти восстанавливают дорогу, а если мутные потоки перевалили через дамбу, как это случилось в нынешнем году, разбирают и ее, с тем чтобы выпустить воду…
Безусловно, вынужденное отстранение Минприроды от контроля за прохождением паводков в Якутии не могло не сказаться на оценке необходимости проведения тех или иных превентивных мероприятий. В числе основных — строительство дамбы, высота которой всегда рассчитывается от критического уровня подъема воды в реке — из вероятности превышения опасной черты, за которой наводнение неизбежно. В нашем случае она равнялась 1% и соответствовала предположению, что один раз в 100 лет в Ленске может случиться беда… Кто знал, что она постучится в дверь уже завтра? Но уменьшение вероятности риска, по сути, означает увеличение высоты защитных сооружений, а их строительство — дело весьма и весьма дорогостоящее…
Что же касается других превентивных мер защиты от паводка, то тут разобраться гораздо сложнее. Одна голова хорошо, две лучше, а три и подавно, в особенности, когда их хозяева находятся в одной упряжке. И, вне всякого сомнения, отсутствие в ней «коренника» — МПР — ни к чему хорошему привести не могло. При такой неопределенности руководство противопаводковыми мероприятиями взяло на себя Министерство по чрезвычайным ситуациям России, и это достойно всяческого уважения.
водники МПР считают, что сегодня еще не произведено детального изучения произошедшего. Однако существует экспресс-анализ, который в разных ведомствах дает различные оценки. Те, что получены МПР РФ, подчеркивает С.Е. Беднорук, явно не соответствуют выводам властей Якутии и МЧС РФ.

В споре рождается истина, и это… не самое худшее
Специалисты федеральных ведомств расходятся в оценке результативности превентивных мероприятий в борьбе с наводнением на Лене, в частности по вопросу целесообразности отрезания льда от берегов. Дальневосточным департаментом МПР РФ в ходе подготовки к паводку на Лене было произведено зачернение береговой зоны, пробурены шурфы, в результате чего от береговой кромки был оторван лед, который в этом году был толще обычного на 80 см и порою достигал 2–2,5 м. По предварительным данным МПР, проведением превентивных мероприятий были нарушены естественные природные процессы. Северные реки, в том числе и Лена, вскрываются по центру, образуя канал, по которому проходит лед, в то время как береговой припай еще держится. По мнению С.Е. Беднорука, специалисты МЧС ошиблись в оценке ситуации и, отрезав лед от берегов, увеличили массу и без того очень толстого льда в русле, создав условия для заторов. А измельчив их взрывами, спровоцировали зажоры.
Надо добавить, что на Лене вот уже лет 15 как не ведутся расчистки русла, которые прежде регулярно осуществлялись для обеспечения судоходства. В результате живое сечение реки сильно уменьшилось, и перекрыть его скопившейся массе льда не составило труда.
В то же время С.И. Кудинов считает, что отделение льда от берегов при помощи пароустановок было своевременным и совершенно необходимым. Кроме того, в заторных местах были проведены взрывные работы, давшие ощутимые результаты. В условиях обычной зимы этих мер хватило бы с лихвой для того, чтобы избежать наводнения, считает управляющий делами МЧС, а вот в нынешних их было явно недостаточно. И обвинять здесь совершенно некого.
«Не научились мы еще управлять природой. И далеко не все аномальные явления объяснимы. Любой ученый выдвигает свои гипотезы и при этом считает себя правым, но они так и остаются гипотезами», — обобщает С.И. Кудинов.
Вряд ли кому придет в голову обвинять специалистов и спасателей МЧС в непрофессионализме. На плечи этих людей легла вся тяжесть борьбы со стихией и полнота ответственности за принимаемые решения. Кто мешал профессионалам-водникам из Министерства природных ресурсов, скажем, в частном порядке повлиять на развитие событий и настоять на своей правоте? Неужели для того чтобы сделать доброе дело, необходимы соответствующее постановление Правительства и фонд заработной платы?
Спасатели не должны отвечать за нескоординированность работы «государевых» служб, их обязанность — вовремя приходить на помощь терпящим бедствие. Что они и делают с неизменным успехом.
И все же, объективности ради, следует сказать, что далеко не по всем вопросам мнения специалистов названных ведомств расходятся. Существует единая точка зрения у коллег из МПР и МЧС в отношении применения фронтовой авиации для борьбы с ледовыми явлениями. И те, и другие считают, что использование авиабомб абсолютно неэффективно, не говоря уже о вредных последствиях подледных взрывов для обитателей рек.

Помощь приходит вовремя
После того как вода ушла из Ленска, эвакуированные большей частью в г. Мирный местные жители стали возвращаться к родным пенатам. Разрушенный наводнением город представлял собой печальное зрелище: на улицах лежали огромные льдины, кое-где похозяйничали мародеры, но это явление, к чести северян, было исключительно редким, да и милиция, как, впрочем, и другие службы, занятые ликвидацией последствий паводка, работали четко и слаженно.
практически исчезли поселки Салдыкель, Мурья, Натора, Нюя и Батамай. По словам С.И. Кудинова, более всего от наводнения пострадали дачные домики, расположенные в пойме Лены. Их буквально вырывало из земли и уносило к Ледовитому океану быстро спадающей водой. На затопленных землях остались лишь фундаменты и обломки крыш. Всего за время паводка в Якутии пострадали 46 790 человек, из них были эвакуированы 30 977 жителей Ленска и сел, оказавшихся в зоне затопления.
Стихийного бедствия таких масштабов Якутия еще не знала. По оценкам ее правительства, для проведения восстановительных работ республике потребуется 4 737 724 тыс. руб., из них на строительство объектов, не подлежащих восстановлению, пойдет 3 798 047 тыс., на капитальный ремонт пострадавших зданий — 939 677 тыс. руб. Кроме того, на подготовку к зиме следует выделить еще 682 402 тыс. руб., а на перспективное строительство — 753 210 тыс.
Надо отдать должное федеральным властям — правительство России восприняло несчастье, постигшее Якутию, как трагедию национального масштаба. Силами МЧС в Ленске были организованы пункты раздачи горячего питания, население получило теплые вещи, кровати, белье, палатки и печки. Вся Россия и многие зарубежные страны направили, да и до сих пор направляют в Якутию гуманитарную помощь.
Совершенно безвозмездно на летний отдых в Крыму предложило разместить пострадавших от наводнения детей правительство Украины. Кроме того, ребята из Якутии поехали в Приднестровье, Анапу, Лазаревское, Дагестан.
Существенную помощь пострадавшим оказывает Международный Красный Крест. Первым на просьбу о помощи откликнулся Союз рабочих-самаритян из Германии. По линии Красного Креста региональному представительству для оказания помощи пострадавшим от наводнения выделено 300 тыс. долл. и 20 тыс. — на рекламные расходы представительству Красного Креста в Москве. Продолжает поступать гуманитарная поддержка от ряда западных стран (в частности, Швеция предложила Якутии теплую зимнюю одежду). Очевидно, что никакая помощь региону не может оказаться лишней.

Чтобы беда не пришла вновь
Сегодня информация о начале ледохода и масштабах возможного наводнения поступает заинтересованным службам исключительно от Росгидромета, но они не отвечают за то, как пройдет паводок. По мнению С.Е. Беднорука, восстановление бассейновых управлений Минприроды, рассредоточенных по течению Лены, заметно усилит научную составляющую в прогнозировании паводковых явлений. Научные исследования следует проводить на конкурсной основе, привлекая к ним наравне с другими тех же метеорологов. Сейчас в России ученых и квалифицированных специалистов по водным проблемам становится все меньше и меньше. С.Е. Беднорук с сожалением констатирует, что во многих странах мира (Австралии, Африки, Скандинавии и т. д.) работают выходцы из нашей страны. «Везде специалисты нашего профиля востребованы, везде — за исключением России… Возьмем хотя бы канадскую провинцию Квебек. Там энергетическая фирма «Гидроквебек» содержит 83 метеостанции, а служба погоды — в четыре раза меньше. И никто ни о чем не спорит. Идет нормальная работа. «Гидроквебек» кровно заинтересована в точных прогнозах — от них зависит прибыль гидроэлектростанций».
Вот мы, похоже, и докопались до сути: бедные метеорологи и бедные водники не могут спасать от наводнений богатую минеральными и водными ресурсами Якутию. Они знают, что и как надо делать, но их работу никто не хочет оплачивать.
На Лене ситуация очень сложная: река не зарегулирована, электростанций на ней нет. И опыт Квебека здесь вряд ли подойдет. Хотя, если подумать, может быть, дешевле содержать метеостанции и бассейновые управления МПР на Лене, как, впрочем, и на других реках, и исправно финансировать МЧС РФ, которое никогда никого не подводило, а не рвать волосы на голове, подсчитывая убытки от разбушевавшейся стихии. Паводок нельзя предотвратить, а вот подготовиться к нему и встретить во всеоружии можно и должно.

Редакция благодарит 
пресс-центр МЧС РФ 
за предоставленные фотографии


назад

Rambler's Top100

© АНО "Журнал "Экология и жизнь" . Авторские права защищены действующим российским и международным законодательством. Ссылка при перепечатке обязательна. E-mail: info@ecolife.ru

Дизайн и программирование: Иванов Сергей. Поддержка и обновления: АНО "Журнал "Экология и жизнь"

По вопросам размещения рекламы на сервере, конференциях и списках рассылки обращайтесь к вебмастеру. По вопросам размещения рекламы в журнале обращайтесь в редакцию.