Дискуссионный  клуб  журнала
  "Э к о л о г и я   и   ж и з н ь"
| English |

 

   
   
«Экология и жизнь»
О журнале.
Подписка на журнал
Подписка на электронную версию

Избранные статьи
Экология. Человек. Общество
Экономика и управление
Образование
Глобальные проблемы
Регионы и города
Здоровье и окружающая среда
В мире «сумасшедших» идей
Практическая экология
Вести из экологических организаций
Никита Николаевич Моисеев. Избранное


Экологический форум
Здесь Вы можете обсудить любые интересующие Вас вопросы, касающиеся экологии, а также подискутировать с авторами статей, опубликованных
в журнале.


PROext: Top 1000 Рассылка 'Экологические новости, анонсы, обзоры'

назад

(5, 2001)

Соглашение о разделе продукции (СРП), заключаемое при разработке полезных ископаемых, — широко распространенная во всем мире форма инвестиций в экономику стран, отличающихся политической неустойчивостью и нестабильностью законодательства. К СРП прибегают страны, у которых нет достаточных средств и современных экологически безопасных технологий, чтобы разрабатывать собственные сырьевые ресурсы. Соглашение о разделе продукции имеет характер международного договора (хотя и не является таковым), защищенного законодательством страны, чьи недра открыты для исследований и освоения. Продукция делится между сторонами, подписавшими соглашение, в определенных пропорциях, в зависимости от рентабельности производства. При максимальных значениях этого показателя доля страны, предоставившей под разработку свои недра, может достигать 70%.
Данная форма экономического сотрудничества защищает интересы компании-инвестора от нежелательных для бизнеса последствий нестабильности. История знает случаи (Иран, Ирак), когда в результате внутренних потрясений разорялись многие предприятия, но работающие в режиме СРП составляли исключение.
Вряд ли кто будет спорить, что иностранные инвестиции выгодны любой стране. Тем более России с ее бескрайними просторами и несметными природными богатствами, освоение которых требует огромных вложений. Соглашения о разделе продукции — новая для России форма хозяйствования. Первые соглашения были заключены в 1994 г., а Федеральный закон «О соглашениях о разделе продукции» был принят в начале 1996 г. И до сих пор не утихают споры о сути этого института, а с некоторых пор — и о практике конкретных соглашений. Соглашения о разделе продукции применительно к разработкам нефти и газа на шельфе Сахалина стали полем битвы между депутатами Государственной Думы, полем деятельности «зеленых», дежурной темой спекуляций квасных патриотов.
Попробуем осмотреться и хорошенько разобраться в том, что происходит на самом деле.


Начало. В августе 1991 г. компании «Марафон», «Макдермотт» и «Мицуи» (консорциум «МММ») сделали российской стороне предложение о разведке, освоении и эксплуатации морских углеводородных запасов, расположенных на шельфе острова Сахалин. В январе 1992 г. названные компании выиграли международный тендер на составление технико-экономического обоснования разведки и разработки нефтегазовых месторождений. В апреле 1994 г. филиалы перечисленных компаний, а также компания «Шелл» создали фирму «Сахалин Энерджи Инвестмент Компани Лтд», зарегистрированную на Бермудских островах, для заключения соглашения о разделе продукции и получения лицензий на разведку и добычу углеводородов на Пильтун-Астохском и Лунском нефтегазовых месторождениях. Ныне контрольным пакетом владеет англо-голландская фирма «Шелл» (55%), оставшиеся акции распределены между японскими компаниями «Мицуи» (25%) и «Мицубиси» (20%). Соглашение о разработке месторождений (проект «Сахалин–2») было заключено в июне 1994 г.

Панацея для больной экономики. Если бы российские компании «Лукойл», «Юкос» или, скажем, «Роснефть» потянули разработку названного проекта в полном объеме, то для России это было бы выгоднее, чем сотрудничать с иностранными инвесторами, считают в Министерстве природных ресурсов РФ. По той простой причине, что деятельность российских компаний больше соответствует менталитету российских чиновников и потому «прозрачна и контролируема». Но, увы, в России появления на свет мощных национальных компаний, подобных «Шелл» или «Мицубиси», пока не предвидится. Так что альтернативы заморскому участию в разработке углеводородов, лежащих под дном Охотского моря, нет. Проект «Сахалин–2», например, оценивался инвесторами в сумму порядка 10 млрд долл. Такие деньги вложить в нефтедобычу на шельфе Сахалина Россия не могла. Достаточно давно осуществляется проект «Сахалин–1», находятся в стадии разработки проекты «Сахалин–3», «Сахалин–4», «Сахалин–5» и «Сахалин–6», но буровая платформа «Моликпак» в Охотском море одна, и нефть сегодня добывают только там.
Компания «Сахалин Энерджи» была создана специально для осуществления проекта «Сахалин–2». Он, несмотря на то что называется вторым, по многим направлениям все же является первым. «Сахалин–2» — это первый в России проект, работающий режиме СРП. Плюс к тому — первый шельфовый и единственный дающий реальную отдачу: с 1999 г. усилиями компании на шельфе ведется промышленная добыча нефти.
На момент вступления в силу СРП для проекта «Сахалин–2» на государственном балансе по Лунскому (газовому) и Пильтун-Астохскому (нефтегазовому) месторождениям геологические запасы нефти составляли 336 млн т, а газа — 461 млрд м3. Запасы газа северо-востока Сахалинского шельфа были открыты в 1984–1986 гг. и затем окончательно разведаны в 1989 г. Вышеназванные месторождения не разрабатывались прежде из-за больших технологических сложностей.
В 1996–2000 гг. компания «Сахалин Энерджи» на основе современных технологий выполнила обработку данных, полученных на одной из разведочных скважин еще в 1992 г., и провела дополнительно трехмерную сейсморазведку на шельфе. В итоге оперативная оценка геологических запасов составила по нефти 590 млн т, по газу — 550 млрд м3. Это не уникальные, но очень крупные месторождения углеводородов. Для сравнения: в Новой Шотландии (Канада) другой иностранный консорциум в схожих природных условиях успешно осуществляет «Морской энергетический проект» (SOEP), включающий разработку 6 газоконденсатных месторождений, содержащих 99 млрд м3 газа.
Наша страна имеет опыт шельфовых разработок. В СССР они начались в 1920-е годы на Каспии, где были отработаны технические особенности морского нефтепромысла. В 1934 г. на острове Артем впервые было осуществлено кустовое бурение. В 1972 г. в Каспийском море уже возвышалось 1880 стальных островов, связанных многокилометровыми эстакадами. Однако экологическим аспектам добычи нефти тогда не уделялось внимания, и море пестрело нефтяными разливами.
Сегодня требования экологической безопасности к морской нефтедобыче совсем иные. Охотское море очень суровое, и для осуществления изысканий и разработки углеводородов требуются достаточно надежные и экологически безопасные технологии. Известно, что компании, занимающиеся реализацией проекта «Сахалин–2», вот уже многие годы являются признанными лидерами в мире по добыче углеводородов с шельфа.

«Витязь» и другие. В 15 километрах от живописного побережья Сахалина, южнее поселка Пильтун, в море, на Астохском участке Пильтун-Астохского нефтяного месторождения, расположен морской производственный добывающий комплекс «Витязь». Он состоит из стационарной ледостойкой платформы «Моликпак», трубопровода длиною в 2,5 км, соединенного с плавучим одноякорным причалом и нефтехранилищем «Оха». И это — только начало.
Компания «Сахалин Энерджи» уже инвестировала в проект более 1,5 млрд долл. Нефть на месторождении добывается с 1999 г. Из-за ледовой обстановки сезон ее добычи длится 6 месяцев: начинается в конце мая и заканчивается в декабре. В 2000 г. было получено более 1,6 млн т нефти. Сезонный режим добычи и отгрузки углеводородов рассматривается компанией как временная мера: в дальнейшем будет осуществлен переход к полномасштабному комплексному освоению месторождения, а это означает круглогодичную добычу нефти и ее доставку по трубопроводу на берег. Продление сезона добычи (разумеется, при сохранении экологических параметров региона) позволит инвесторам получить дополнительную прибыль и улучшит экономические показатели проекта.
Нефтедобывающий комплекс «Витязь» — первый шаг в освоении природных кладовых шельфа Сахалина. Компания «Сахалин Энерджи» планирует установить еще две платформы — одну близ селения Пильтун, рядом с платформой «Моликпак», другую — под разработку Лунского газового месторождения недалеко от города Ноглики. Дело в том, что Пильтун-Астохское месторождение состоит из двух нефтеносных участков. Для того чтобы полностью их освоить, необходимо установить две буровые платформы. Между ними по дну моря для транспортировки нефти и газа проложат нити трубопроводов, которые выйдут на берег в Ногликах и протянутся с севера на юг (800 км) до Корсакова к незамерзающему порту. В специально оборудованной бухте близ поселка Пригородное компания «Сахалин Энерджи» планирует построить терминал для отгрузки нефти и газа и крупнейший в мире завод по производству сжиженного природного газа (СПГ) мощностью 9,6 млн т продукции в год.
СПГ — это не тот сжиженный пропан, которым мы пользуемся в быту. На заводе природный газ охлаждают до температуры минус 35°С, и он уменьшается в объеме в 600 раз, становясь удобным для транспортировки специальными танкерами, в которых поддерживается низкая температура. Для того чтобы вернуть СПГ в исходное состояние, также требуется специальный терминал. Подобные сооружения очень дороги. Но игра стоит свеч. СПГ — современное энергетическое сырье, завоевавшее рынки Японии, Южной Кореи и Тайваня. Эти страны имеют необходимое оборудование для его переработки. В скором времени к приему сжиженного газа будет готов и Китай, в его южных портах также планируется строительство терминалов.
С учетом больших запасов газа на сахалинских месторождениях завод по производству сжиженного природного газа сможет работать с максимальной производительностью в течение как минимум 25–30 лет, принося значительные дивиденды как России, так и зарубежным инвесторам.

Искусство платить по счетам. Реализация Соглашения о разделе продукции «Сахалин–2» предусматривает обязательные платежи компании-инвестора, направленные на развитие экономики региона, а также ряд иных затрат, которые по сути являются компенсационными.
«Сахалин Энерджи» наряду с другими инвестиционными компаниями, работающими на острове, отчисляет средства в Фонд развития Сахалина, созданный региональными властями. Из него финансируется строительство дорог, больниц и других объектов социально-бытового и культурного назначения. Их перечень составляется Сахалинской областной Думой, и каждый год депутаты принимают региональный закон, определяющий порядок использования этих денег. Фонд финансируется компаниями-инвесторами (по проектам «Сахалин–1» и «Сахалин–2») с момента объявления ими о начале работ, пополняется в течение пяти лет, и общая сумма перечислений применительно к компании «Сахалин Энерджи» составляет 100 млн долл.
Помимо этого компания-инвестор платит российской стороне бонусы, связанные с достижением определенных вех в освоении проекта. Уже перечислены российской стороне 30 млн долл., и еще 20 млн компании предстоит заплатить к началу освоения Лунского газового месторождения.
Поскольку разведка природных кладовых северо-восточной части шельфа Сахалина была произведена еще в советское время, «Сахалин Энерджи» возмещает России затраты по проведенным геологоразведочным работам (общая сумма 160 млн долл.) в течение десяти лет, производя платежи по 4 млн долл. ежеквартально. По этой статье соглашения нашей стране уже перечислено более 30 млн долл. В итоге, в результате осуществления первого этапа этого инвестиционного проекта Россия получила около 140 млн долл. Как только добыча углеводородов станет прибыльной и после возмещения первоначальных вложений компании, Россия начнет получать 32%-ный налог на прибыль.
Возмещаемыми считаются затраты, понесенные компанией за период освоения месторождений. Они компенсируются за счет всех добытых углеводородов, как только начинается промышленная добыча нефти и газа. Раздел продукции начнется после того, как «Сахалин Энерджи» получит последний доллар в возмещение своих затрат. Происходить он будет по формуле Всемирного Банка, определяющей процентные соотношения продукции при ее разделе между сторонами, в зависимости от рентабельности промысла. Например, при норме рентабельности не менее 17,5% как Россия, так и компания-инвестор получают продукцию в равных пропорциях. При возрастании рентабельности промысла до 24% доля Российской Федерации достигнет — 70%.

Инвестиции — в Россию. СРП позволяет принимающей стране рассчитывать на получение экономических выгод с момента подписания документов на разработку полезных ископаемых. Известно, что каждый доллар, вложенный в инвестиционный проект, оборачивается двумя долларами прибыли для той страны, чьи недра будут использоваться по соглашению, за счет развития многих сопутствующих отраслей национальной экономики. Так, при освоении нефтяных и газовых месторождений работу получают металлурги, трубопрокатчики, строители, геологи, транспортники и многие другие. Развивается инфраструктура поселков нефтяников — и это еще до появления первой продукции. А когда начнется непосредственно ее раздел, «свежая кровь» вольется и в нефтяную и газовую отрасли.
В результате осуществления проекта «Сахалин–2» появляется также возможность наладить поставки углеводородного сырья в страны азиатско-тихоокеанского региона и тем самым перевести экономику Сахалинской области на качественно иной уровень.
Остров имеет уникальное географическое положение, плюс к тому незамерзающий порт Корсаков (пос. Пригородное), откуда нефть и сжиженный газ круглый год самым коротким путем на танкерах будут переправлять в Японию, Южную Корею, Китай и Тайвань. Транспортная составляющая в расходах нефтедобытчиков станет минимальной. Если к этому добавить значительные запасы углеводородов на шельфе Сахалина, высокое качество добываемого сырья (низкое содержание сернистых примесей), то станет понятной заинтересованность мировых лидеров в области добычи нефти и газа в рентабельном, хотя и дорогостоящем проекте.
Противники соглашения боятся, что Россия раз и навсегда потеряет азиатско-тихоокеанский рынок сбыта нефтепродуктов, что цены на нем будут диктовать иностранные инвесторы. Это абсолютно неверно. Вопросы реализации продукции в соглашении оговариваются специально, а именно: продажа углеводородов каждый раз осуществляется через тендер, по наивысшей цене, и Россия имеет всю информацию о торгах.
Если уж говорить начистоту, то наиболее «скользкий» вопрос в соглашении «Сахалин–2» (и оттого вызывающий наибольшую полемику) — это вопрос о возмещаемых затратах, вернее, о том, что, собственно, к ним относить. Известно, что по соглашению, которое фактически имеет силу закона, к возмещаемым затратам относятся все затраты, понесенные инвестором до начала промышленной добычи углеводородов... По сути, нас кредитуют. Но придет час, и платить придется сполна: таковы условия соглашения.
Чем ближе час «X», тем громче голоса тех, кто «более других печется об интересах Родины»: иностранцы, мол, в России живут на широкую ногу, снимают для своих сотрудников дорогие квартиры и офисы, закупают топливо по завышенным ценам и т. п., а такие затраты относятся к возмещаемым, и оплатить их придется России. Раздаются голоса, что СРП «Сахалин–2» ущемляет наши национальные интересы. И (о Боже!) опасения «патриотов» подтверждаются…
Счетная палата РФ по запросам депутатов Госдумы проводит одну за другой проверки деятельности компании. Вот что пишут аудиторы в отчете: «Имели место нарушения по фактам поставки нефтепродуктов для нужд компании. Так, с ООО «Сахтрансбункер» заключен контракт на поставку 2500 тонн зимнего дизельного топлива для платформы «Моликпак» по цене 185 долл. США за тонну, у других поставщиков аналогичное топливо можно было приобрести за 150 долларов за тонну». Браво, аудиторы! Вы, что называется, схватили транжиру за руку: сорит капиталист деньгами, а они-то как раз относятся к возмещаемым затратам!
И во всей этой круговерти как-то забывают, что компания-инвестор работает в полном соответствии с российским законодательством, получает все необходимые согласования и каждая фаза проекта проходит строгую экологическую и техническую экспертизы...
Как бы с водой не выплеснуть ребенка: проект «Сахалин–2» работает на оживление российской экономики — по крайней мере на Дальнем Востоке, и с этим никто не спорит. Что же касается возмещаемых затрат, то СРП — это прежде всего компромисс, учитывающий интересы как России, так и инвестора.
Защищает проект «Сахалин–2» от многочисленных критиков, требующих пересмотреть соглашение, безусловная поддержка Президента России, Администрации Сахалинской области, здравомыслящих чиновников и экономистов и так называемая «дедушкина оговорка». По ней соглашения о разделе продукции, составленные до подписания Федерального закона о СРП, имеют наивысший приоритет по отношению к постоянно меняющемуся российскому законодательству. Иными словами, если в нашей стране появляется новый закон, ухудшающий экономическое положение инвестора, то его действие не распространяется на заключенное прежде СРП. Не следует думать, что «дедушкина оговорка» работает только во благо инвестора: если по новым российским законам налог на прибыль снижается, то, по соглашению, компания все равно будет платить 32%, как было в момент подписания.

Лекарство против бедности. СРП«Сахалин–2», как и всякий компромисс интересов, имеет положительные и отрицательные стороны, тем более что опыта заключения подобных договоров у России до этого не было. В принятом в 1995 г. Федеральном законе «О соглашениях о разделе продукции» было учтено множество поправок, внесенных сторонниками и противниками соглашения. К моменту вступления в силу закон не только выкристаллизовался, но и... ужесточился по отношению к иностранным инвесторам.
И все же плюсов у проекта «Сахалин–2» больше, чем минусов, считают в Министерстве природных ресурсов РФ. По мнению заместителя начальника управления морских работ МПР РФ Елены Лебедевой, СРП является панацеей для больной российской экономики.
«Я горячий сторонник этих проектов. В молодые годы мне пришлось пять лет проработать на Сахалине, и не полюбить этот край было просто невозможно. На мой взгляд, реализация соглашений о разделе продукции на Сахалине — единственный путь к сохранению на этих территориях российского суверенитета, разумеется, не юридического, а фактического. Дело в том, что, как только заработают в полную силу проекты «Сахалин–1» и «Сахалин–2», у жителей острова появятся новые рабочие места, требующие высокой квалификации и соответственно оплачиваемые. Энергетика в Южно-Сахалинске базируется на угле, а это — вечный смог. И жители теряют здоровье в сизом дыму. Реализация проектов позволит нормально отапливать дома, производственные комплексы. К тому же программа развития энергетики Дальнего Востока, принятая в 1998 г., рассчитана на то, что по проектам СРП определенная часть энергоресурсов будет использована для обустройства российских территорий. А это означает, что будут решены энергетические проблемы и Приморья, и Сахалина, и Камчатки...»
Как уже говорилось, на второй фазе реализации проекта «Сахалин–2», включающей инвестиции на 8 млрд долл., по территории Сахалина с севера на юг протянутся газопровод и нефтепровод. Он вдохнет жизнь в заброшенные прибрежные поселки, будет способствовать развитию рыбоперерабатывающей промышленности и других производств. Собственных энергоресурсов на острове не хватает. В минувшем году «Сахалинморнефтегаз» добыл нефти столько же, сколько компания «Сахалин Энерджи» с платформы «Моликпак» за полгода.
А если вспомнить потребности в топливе Курильских островов, замерзающий зимой остров Кунашир, можно понять, насколько важна для области реализация инвестиционного проекта.
Проект «Сахалин–2» создает новые рабочие места и на высокотехнологичных российских производствах, которые вследствие экономического кризиса оказались в тяжелом положении. Так, судостроительный завод в Комсомольске-на-Амуре, прежде выпускавший подводные лодки, выиграл тендер на строительство подставки под ледостойкую платформу «Моликпак». Совсем недавно этот же завод получил заказ на изготовление производственного модуля заводнения, предназначенного для закачки воды в скважины с целью поддержания внутрипластового давления. Эти работы буквально подняли оборонное предприятие с колен, и сейчас оно строит суда для рыбаков, разворачивает новые производства. Компания «Сахалин Энерджи» стремится к тому, чтобы уровень участия российских предприятий в проекте достиг 70%.
Это хорошо понимает Администрация Сахалинской области, и всячески способствует тому, чтобы в работе компании было как можно меньше трудностей, связанных с преодолением административных и законодательных барьеров, которые, увы, все еще имеют место.

Бумажные баррикады. Они возникают по ходу дела как бы «из ниоткуда» и во многом тормозят реализацию выгодного для России проекта.
Так, например, бесконечно тянется дело о возврате НДС, который вообще не должны были взимать с иностранной компании, работающей в режиме СРП, но тем не менее взимали. Налог на добавленную стоимость российская сторона спустя год вернула лишь частично...
По мнению заместителя начальника Управления морских работ МПР, сегодня заключение международных соглашений по схеме СРП тормозится вследствие несовершенства отечественного законодательства и неуверенности компании-инвестора в том, что условия ее деятельности не будут ухудшаться российской стороной. Чтобы исключить саму возможность такого развития событий, следует кардинально менять многие законы.
Теоретически это возможно, а на практике не осуществимо, считает Елена Лебедева. И здесь, по мнению чиновника МПР, дело в отличии российской законодательной системы от западной. В России под каждую операцию требуется конкретное разрешение и множество согласований. Только на первом этапе работ, по данным Счетной палаты, компания «Сахалин Энерджи» получила 1100 согласований! Каких трудов это стоило — даже страшно подумать. И все-таки оптимизировать российское законодательство вполне реально, полагают в МПР.

С природой на «Вы». «Зеленые» России, да и во всем мире бьют тревогу по поводу разработок нефти и газа на континентальном шельфе Сахалина. Беспокойство природоохранных движений понятно: всякая добыча углеводородов сопряжена с определенным риском, связанным с аварийными ситуациями, сопровождаемыми разливами нефти, выбросами в атмосферу природного газа, сбросом в море буровых растворов и шлама с токсичными веществами. Их повышенное содержание в воде может пагубно сказаться на обитателях глубин — рыбах и морских животных. Тем более что на Дальнем Востоке сосредоточены их основные запасы: вдоль берегов Сахалина проходят пути миграции лососевых, встречаются редкие и «краснокнижные» виды.
Именно из-за повышенной опасности для окружающей среды технологии разработок нефти и газа на шельфе во всем мире совершенствуются год от года. Об этом говорит хотя бы тот факт, что объемы потерь нефти при добыче на шельфах многих стран (США, Канада, Великобритания, Норвегия и др.) несоизмеримо ниже аналогичных потерь на континентальных нефтепромыслах.
Опираясь на богатый опыт своих акционеров, тесное сотрудничество с российскими федеральными и местными природоохранными органами, компания «Сахалин Энерджи» разработала собственную природоохранную политику и предпринимает практические меры, направленные на сохранение уникальной природы острова и обеспечение минимального уровня вмешательства в сложившийся уклад жизни коренного населения. Компания осуществляет производственный экологический мониторинг во время эксплуатации платформы «Моликпак» по многим направлениям, включая контроль за выбросом загрязняющих веществ в атмосферу, контроль за забором морской воды, мониторинг сброса сточных вод в морскую среду, санитарно-гигиенический мониторинг, регулирование и управление шумом и многими другими факторами вредного воздействия.
Суммарные платежи за три года эксплуатации платформы «Моликпак» за сброс загрязняющих веществ, водопользование и забор морской воды превысили 10 млн руб.
Компанией созданы резервы необходимого оборудования и материалов, сформированы специальные бригады на случай ликвидации последствий нефтяных разливов. Начиная с 2001 г. буровые растворы и шлам будут закачиваться в пласт, минимизируя тем самым антропогенное воздействие на обитателей шельфа со стороны нефтяников.
«Сахалин Энерджи» понимает необходимость природоохранных мероприятий. В ходе реализации последующих этапов проекта «Сахалин–2» компания также будет применять передовые технологии, позволяющие свести к минимуму ущерб, который может быть нанесен окружающей среде. Так, выбор трассы магистральных трубопроводов оптимизируется с таким расчетом, чтобы обойти наиболее уязвимые в экологическом и этнокультурном отношении объекты.
Безопасность эксплуатации будет обеспечена высоким качеством материалов, а проверка целостности трубопроводов — применением методов компьютерной диагностики. При этом строительство переходов через реки не будет вестись во время нереста лососевых рыб. Аналогичный подход будет использован компанией и при строительстве завода по производству СПГ, терминала отгрузки нефти и вспомогательных береговых сооружений. Компания финансирует и будет финансировать изучение серых китов — мониторинг и оценку их популяции.

Вместо эпилога — приглашение к диалогу. Компания «Сахалин Энерджи» осуществляет сложнейший инвестиционный проект по освоению богатейших запасов углеводородов на шельфе Сахалина. Порою не все у нее получается гладко, но легких путей нефтяники не ищут. Польза, приносимая иностранными инвестициями экономике региона, да и всей России, не вызывает сомнений у все большего числа россиян, и это внушает оптимизм. Проект «Сахалин–2» — пионерный, и, разумеется, многие вопросы возникают по мере его реализации. Все они требуют грамотных, взвешенных и взаимовыгодных решений. Лучший способ их осуществления — диалог, умный, рассудительный, честный.

Борис Рубашкин,
заведующий отделом
биоресурсов журнала

назад

Rambler's Top100

© АНО "Журнал "Экология и жизнь" . Авторские права защищены действующим российским и международным законодательством. Ссылка при перепечатке обязательна. E-mail: info@ecolife.ru

Дизайн и программирование: Иванов Сергей. Поддержка и обновления: АНО "Журнал "Экология и жизнь"

По вопросам размещения рекламы на сервере, конференциях и списках рассылки обращайтесь к вебмастеру. По вопросам размещения рекламы в журнале обращайтесь в редакцию.