Дискуссионный  клуб  журнала
  "Э к о л о г и я   и   ж и з н ь"
| English |

 

   
   
«Экология и жизнь»
О журнале.
Подписка на журнал
Подписка на электронную версию

Избранные статьи
Экология. Человек. Общество
Экономика и управление
Образование
Глобальные проблемы
Регионы и города
Здоровье и окружающая среда
В мире «сумасшедших» идей
Практическая экология
Вести из экологических организаций
Никита Николаевич Моисеев. Избранное


Экологический форум
Здесь Вы можете обсудить любые интересующие Вас вопросы, касающиеся экологии, а также подискутировать с авторами статей, опубликованных
в журнале.


PROext: Top 1000 Рассылка 'Экологические новости, анонсы, обзоры'

назад

(5, 2001)

От сосуществования — к сотрудничеству

Б.Н. Котенев,
директор Всероссийского
научно-исследовательского института
рыбного хозяйства и океанографии

    Дальневосточные моря, и в первую очередь Охотское, богаты не только биоресурсами. Именно на шельфе арктических и дальневосточных морей сосредоточены основные запасы углеводородов — ценнейшего энергетического сырья. В последние годы Россия приступила к осуществлению проектов разработки нефтяных и газовых месторождений на шельфе Баренцева моря и Сахалина.
Насколько велико ожидаемое антропогенное воздействие на биоресурсы региона, можно судить по обсуждавшимся вариантам проекта «Сахалин–1». Предполагалось, что компания «Эксон Мобил» построит 6 буровых платформ, пробурит более 600 скважин глубиной до 3000 м с производительностью более 60 тыс. т нефти и около 80 млн м3 газа в сутки, проложит систему подводных трубопроводов диаметром до 720 мм, построит крупные береговые сооружения, выполнит дноуглубительные работы с выемкой 70 тыс. м3 грунта и многое другое. При реализации таких масштабных проектов неизбежны значительные и длительные экологические нарушения в толще воды, как в непосредственной близости от объектов нефтепромысла, так и в отдалении от них.


Скрытая опасность. Пагубно влияют на экосистему морей загрязнения, связанные с буровыми работами на шельфе, сбросами в море пластовых вод, отработанных буровых растворов и шлама, а также со взмучиванием грунта при дноуглубительных работах. Кроме того, небезвредны, в особенности для икры и личинок рыб, геофизические исследования месторождений — сейсмо- и электроразведка.
Если говорить о наиболее опасных факторах морской добычи нефти, то к ним можно отнести деятельность танкерного флота. На его долю приходится основная масса аварий, связанных с разливом нефтепродуктов. Не менее опасны аварии танкеров-газовозов: они чреваты беспламенными взрывами за счет быстрого испарения жидкого газа с поверхности моря, образованием глыб льда и облаков газа с последующим воспламенением. Правда, такие аварии случаются реже. Кроме того, с балластными водами танкеров на новое место жительства попадают морские организмы, не характерные для экосистемы данного моря. Хрестоматийным примером опасности, которую несут такие организмы-«вселенцы», может служить появление в Азово-Черноморском бассейне, а впоследствии и на Каспии гребневика Мнемиопсиса, подорвавшего в результате интенсивного размножения кормовую базу промысловых рыб в названных акваториях. Из этого примера видно также, что морская нефте- и газодобыча создает трудности для рыболовства. Действительно, определенным препятствием для донного траления, осуществляемого рыбопромысловыми судами, служат системы подводных трубопроводов, покрывающие обширные пространства морского дна. Донное траление в таких местах сопряжено с риском потери трала или повреждения трубопроводов, лежащих на грунте. Их укладка в траншеи на дне и засыпка требуют значительных затрат, на которые нефтяники идут с неохотой.

Шаг навстречу друг другу. Понимая, что альтернативы сосуществованию рыбаков и нефтяников нет, чрезвычайно важно определить значимость того или иного района шельфа для поддержания биоресурсов Охотского моря и рыбного промысла.
Сегодня основным документом, на базе которого проводится таксация водоемов по рыбохозяйственной значимости, являются «Показатели состояния и правила таксации рыбохозяйственных водных объектов (ГОСТ 17.1.2.04–77)». Состояние водного объекта, согласно ГОСТу, оценивают по результатам непосредственных наблюдений. Водным объектам или их отдельным участкам присваиваются высшая, первая или вторая категории.
К водным объектам высшей категории относятся места нерестилищ, массового нагула и зимовальные ямы особо ценных видов рыб и других водных организмов — объектов промысла. Объекты высшей категории могут получить статус заповедников или заказников соответствующего подчинения. Водные объекты первой категории используются для сохранения и воспроизводства ценных видов рыб, обладающих высокой чувствительностью к содержанию кислорода в воде. Тем не менее определенные участки водных объектов первой категории при наличии соответствующего обоснования могут получить статус преимущественного рыбохозяйственного использования. Ко второй категории относятся все другие водоемы, используемые в рыбохозяйственных целях.
Необходимо отметить, что включение того или иного водного объекта в перечень рыбохозяйственных водоемов дает возможность бассейновым управлениям рыбоохраны Главрыбвода контролировать любую хозяйственную деятельность в зоне своей ответственности. И здесь чрезвычайно важно, чтобы инспекторы рыбоохраны могли пользоваться современным правовым инструментарием и их требования к хозяйствующим субъектам основывались на современных научных знаниях.
ГОСТы, принятые в 1970-х годах, во многом устарели, и, так как создавались они для внутренних водоемов, переносить их на морские условия можно лишь с большой натяжкой. Именно по этой причине Государственным комитетом РФ по рыболовству перед отраслевыми институтами была поставлена задача безотлагательно (в связи с разработкой проектов «Сахалин–1» и «Сахалин–2») определить рыбохозяйственную категорию прибрежных вод Охотского моря. Основные исследования по этой теме легли на плечи СахНИРО. Охотское море достаточно хорошо исследовано российскими учеными в отношении биопродуктивности отдельных его районов (см. карту-схему), и говорить о том, что все участки рыбной житницы Дальнего Востока имеют одинаковую рыбохозяйственную ценность, было бы неправильно.
Чрезвычайно важно отметить, что все проектные материалы иностранных компаний проходили экспертизу и согласование в Сахалинрыбводе и Центральном управлении рыбохозяйственной экспертизы Госкомрыболовства России, а также Государственную экологическую экспертизу. Только после получения необходимых документов начинались работы в акватории.
Понимая важность Охотского моря для рыбохозяйственного комплекса России и не умаляя необходимости развития энергетики на Дальнем Востоке, Государственный комитет РФ по рыболовству поручил ВНИРО совместно с другими НИИ до конца 2001 г. разработать проект ГОСТа «Показатели состояния и правила таксации рыбохозяйственных водных объектов» для морских акваторий. Этот документ позволит объективно оценивать ситуацию в каждом конкретном случае.

«Подводная Сахара». По результатам исследований, проведенных СахНИРО, средняя часть шельфа северо-восточного Сахалина в районах, отведенных под разработку углеводородов по проектам «Сахалин–1» и «Сахалин–2», не имеет промысловых участков. Здесь на глубинах от 20 до 100 м обитает незначительное количество малоценных видов — таких, как сахалинская лиманда и бычки. Это — типичный морской ландшафт в зоне сильных течений, своеобразная «подводная Сахара». Рыболовство в этих районах не велось долгие годы. Лишь к северу и югу от них, а также в прибрежье и на глубинах в 100–500 м находятся высокопродуктивные воды с ценными промысловыми биоресурсами.
Сколько бы мы ни проводили исследований, вряд ли в пределах непромысловой части шельфа обнаружатся плотные скопления ценных гидробионтов. Молодь лососей вдоль берега уходит на север и нагуливает вес в пелагиали. Истинные пути ее миграции не известны и требуют углубленного изучения. Приливно-отливные явления, типы грунтов и гидрология района говорят о том, что главная опасность для обитателей Охотского моря исходит от возможного выноса токсичных веществ и нефти на юг. Именно по этим причинам не представляется возможным окончательно определить рыбохозяйственную категорию участков, отведенных под нефтеразработки. С учетом проведенных СахНИРО исследований, участки, о которых идет речь, временно, до 2003 г., отнесены к первой рыбохозяйственной категории. Для того чтобы окончательно решить вопрос с названными акваториями, необходимы исследования и мониторинг для определения последствий аварийных выбросов, а также разработка прикладных биотехнологий по защите прибрежных районов от загрязнения. По моему мнению, эти работы должны вестись на средства нефтедобывающих компаний. Кроме того, Сахалинрыбводу следует принимать активное участие в мониторинге, проводимом нефтедобывающими компаниями в ходе разведочных и других работ на шельфе Сахалина. Технологии освоения месторождений также должны находиться под контролем органов рыбоохраны.

Верить цифрам, а не словам. Не стану подробно останавливаться на требованиях Государственной экологической экспертизы к оценке вредного воздействия на окружающую среду. Для рыбаков наиболее важно оценить токсичность буровых растворов и компонентов породы, сбрасываемой в море на скважинах нефтедобывающих компаний. Поскольку часто можно услышать, что применяемые при бурении вещества ядовиты, необходимо разъяснить систему определения токсичности компонентов бурового раствора.
Разработкой рыбохозяйственных нормативов — ПДК загрязняющих веществ — занимаются организации, аттестованные Госкомрыболовством России. С 1997 г. было разработано и утверждено около 30 рыбохозяйственных ПДК для компонентов буровых растворов, используемых при работах на северо-востоке Сахалина. Практически все они относятся к самому последнему по значимости 4-му классу опасности для гидробионтов, т. е. к умеренно опасным загрязняющим веществам (когда значение ПДК вещества выше 0,01 мг/л и вещество не обладает материальной кумуляцией при стабильности в воде менее 10 суток).
Утвержденные величины ПДК компонентов находятся в пределах от 0,02 до 10 мг/л. Для сравнения укажу, что к 3-му классу — опасным загрязняющим веществам — относятся такие, чьи ПДК от 0,0001 до 0,01 мг/л, а стабильность в воде до 60 суток при слабой материальной кумуляции. К данному классу из изученных компонентов буровых растворов относятся лишь два, причем их ПДК стоят на границе между 3-м и 4-м классами и составляют 0,01–0,005 мг/л.
Иными словами, при постоянном (например, в течение месяца) присутствии в воде вещества в концентрации, не превышающей ПДК, не наблюдается изменений органолептических и общесанитарных показателей воды, изменений жизнедеятельности фито- и зоопланктона, бентосных организмов, рыб на разных стадиях развития.
В проектных материалах сброс бурового шлама (с остатками бурового раствора) в воду рассчитывается по объему, времени и скорости, чтобы в контрольном створе, на расстоянии 250 м от точки сброса, концентрации компонентов бурового раствора находились бы на уровне ПДК. Практически для всех компонентов эти условия выдерживаются. Исключение составлял бентонит, который в соединении с морской водой является основой бурового раствора. Он не выдерживал требований к составу воды при сбросе: превышение концентрации над фоновой величиной 0,25 мг/л. При спуске бурового раствора в спокойную погоду наблюдается шлейф взвеси длиной более 500 м от точки сброса. В настоящее время установлено значение ПДК для бентонита — 10 мг/л, что характеризует величину взвеси для чистых вод, которая всегда использовалась Госкомгидрометом при мониторинге в акваториях. В штормовую погоду взвесь в море поднимается, что повышает его концентрацию до 40–50 мг/л.
Четыре буровых раствора разного состава, предназначенные для бурения грунта на разных горизонтах, исследовались по полной схеме разработки ПДК. Полученные значения характеризовались величиной 10–15 мг/л, т. е. в пределах ПДК для бентонита. Определялась токсичность отработанных буровых растворов на разных стандартных тест-объектах фито- и зоопланктона. Значения полулетальных концентраций этих растворов (ЛК 50), вызывающие гибель 50% тест-организмов за 96 часов, составляли от 30 до 70 г/л, что характеризует данные сбросы по ЛК как практически нетоксичные.
У оппонентов морской нефтедобычи часто возникают вопросы о содержании тяжелых металлов в выбуренной породе, в барите (BaSO4) — природном минерале, используемом как компонент бурового раствора. Безусловно, контроль за примесями в бентоните и барите нужен. Никто не даст гарантию, что по какой-либо причине в бентоните или барите не окажется токсичный металл в большой концентрации. Использование таких материалов нужно запрещать. В то же время химический анализ применяемых нефтедобывающими компаниями за рубежом бентонита и барита, а также буровых растворов и шламов показывает, что содержание тяжелых металлов в них находится на уровне их фонового значения в природной взвеси и в типичных морских осадках. Значит, современные буровые растворы на водной основе не содержат ядовитых веществ, но самое главное — по новейшим технологиям продукты бурения не сбрасываются в море.
Мониторинг окружающей среды, проводимый Госкомгидрометом в районе работы платформы «Моликпак» в Охотском море, не находит изменений по определяемым химическим показателям в воде, донных отложениях и бентосе.

Контроль и сотрудничество — две стороны медали. Несмотря на природосберегающий подход, декларируемый иностранными нефтяными компаниями, работающими на шельфе Сахалина, Сахалинрыбводом уже отмечались допущенные ими различные отклонения от проектных данных: отсутствие рыбозащитных устройств, превышение водозабора. В единичных случаях имело место превышение среднемесячного предельно допустимого содержания отходов, отсутствие надлежащей очистки бытовых сточных вод и др. Для таких нежелательных отклонений должны рассчитываться ожидаемые ущербы и, соответственно, компенсационные затраты, а регулярность проверок процесса нефтегазодобычи, осуществляемая Сахалинрыбводом, должна стать гарантией от вредных воздействий на окружающую среду и от негативного влияния на промысловые запасы у берегов Восточного Сахалина.
Но контроль не отрицает сотрудничества. Большой положительный опыт взаимодействия нефтяников и рыбаков накоплен в Канаде. Корпорация «SOE Inc.» (оператор канадских нефтяных проектов SOEP) разработала и профинансировала план возмещения возможных потерь для рыбной отрасли. Благодаря ему появилась возможность компенсировать рыбакам ущерб, понесенный ими в результате нефтегазовых разработок, точные причины которого трудно установить. В соответствии с этим планом, минуя судебные инстанции, рыбаки имеют право выставлять требования о возмещении любых экономических потерь, понесенных в результате потери участков промысла из-за строительства трубопровода или установки запретных зон вдоль его трассы, потерь, связанных с утратой или повреждением снастей и оборудования, повреждением судна и фактическими потерями улова. Корпорация привлекла рыбаков к активному участию в работах по проекту и создала для этих целей три комитета по взаимодействию с рыбаками. Им уже приходилось решать различные вопросы, включая сбор информации о районах рыбного промысла и разработку мероприятий по его защите.
На мой взгляд, России следует учесть положительный опыт взаимодействия рыбаков и нефтедобытчиков, накопленный за рубежом. Это позволит нашим рыбакам своевременно решать многие спорные вопросы, не доводя ситуацию до конфликта из-за отсутствия информации и взаимодействия. А на всякий конфликт, даже вокруг заурядной проблемы, слетаются питающиеся слухами и домыслами представители разного рода «экологических движений». Часто такие «представители общественности», проповедуя свои идеи, не хотят ни признавать законодательную базу, ни учитывать заключения специалистов.
Это касается и Сахалинских проектов. В последнее время в прессе появился ряд публикаций о якобы негативном влиянии нефтеразработок по проектам «Сахалин–1» и «Сахалин–2» на состояние охотско-корейской популяции серых китов. Тревогу бьют Гринпис и общественные экологические движения Сахалина. По их мнению, особый вред серым китам наносят сейсморазведка, проводимая компанией «Эксон Мобил», а также буровые работы на платформе «Моликпак». Вслед за общественными организациями к защите китов подключились и депутаты Государственной Думы. Их обращение не осталось без внимания правительства. Оно поручило заинтересованным ведомствам, в том числе и Госкомрыболовству, разобраться в ситуации. В этой связи мне хочется напомнить, что 30 марта 2000 г. проводилась Государственная экологическая экспертиза «Материалов экологического обоснования проведения сейсморазведочных работ на акватории дальневосточных и северо-восточных морей РФ». В заключении экспертизы отмечается, что работы надо проводить с осторожностью по отношению к серым китам. Как это делать конкретно — определяет Центральное управление рыбохозяйственной экспертизы совместно с Сахалинрыбводом. С этой же целью была разработана «Программа мониторинга и снижения потенциального воздействия при проведении трехмерной сейсморазведки Одопту». Официально работы по серым китам были начаты в начале августа 2001 г. тремя судами. На вспомогательных судах «Рубин» и «Атлас» работают по три наблюдателя ТИНРО-центра и Института биологии моря ДВО РАН. На головном судне «Нордик эксплорер» находятся также наблюдатель из Института биологии моря и инспектор Сахалинрыбвода. Наблюдения за серыми китами не отметили в их поведении ничего такого, что позволило бы говорить о каких либо отклонениях от нормы не только во время учета, но и во время сейсморазведки.
Что же касается бурения на платформе «Моликпак», то его влияние на окружающую среду мы уже обсудили выше, оно незначительно и никак не может быть единственной причиной угнетенного состояния и тем более истощения охотско-корейской популяции серых китов. Развернувшаяся вокруг «защиты» серых китов кампания «зеленых» конъюнктурна по своей сути, так как игнорирует объективные оценки ученых и специалистов. «Объективность» же участников кампании проявляется в том, что никто не слышит их протестов в отношении безобразий действительно происходящих на Сахалине, где нефть попадает в нерестовые реки, которые признаны водными объектами высшей рыбохозяйственной категории.
Человек не может жить, не взаимодействуя с природой. Нефть и газ на Сахалине и его шельфе добываться будут, так же как и биоресурсы суши и моря. Значит, охранять их и защищать от антропогенных нарушений надо всем вместе, сотрудничая и помогая друг другу.

назад

Rambler's Top100

© АНО "Журнал "Экология и жизнь" . Авторские права защищены действующим российским и международным законодательством. Ссылка при перепечатке обязательна. E-mail: info@ecolife.ru

Дизайн и программирование: Иванов Сергей. Поддержка и обновления: АНО "Журнал "Экология и жизнь"

По вопросам размещения рекламы на сервере, конференциях и списках рассылки обращайтесь к вебмастеру. По вопросам размещения рекламы в журнале обращайтесь в редакцию.