Дискуссионный  клуб  журнала
  "Э к о л о г и я   и   ж и з н ь"
| English |

 

   
   
Научные встречи
  Выставки, конференции, конгрессы, симпозиумы

Экологический форум
Здесь Вы можете обсудить любые интересующие Вас вопросы, касающиеся экологии, а также подискутировать с авторами статей, опубликованных
в журнале.


Избранные статьи
Экология. Человек. Общество
Экономика и управление
Образование
Глобальные проблемы
Регионы и города
Здоровье и окружающая среда
В мире «сумасшедших» идей
Практическая экология
Вести из экологических организаций
Никита Николаевич Моисеев. Избранное


PROext: Top 1000 Рассылка 'Экологические новости, анонсы, обзоры'

назад в новости

 

Климатические катаклизмы или техногенные катастрофы?

Наводнения в России, в последнее время приобретая характер национальных бедствий, привлекают все большее внимание властей и общества. В конце весны — начале лета прошлого года вся страна следила за трагедией на Лене (о тех событиях мы писали в «ЭиЖ», 2001, № 3). А в этом году, в разгар лета, когда на большей части территории страны установилась невыносимая жара, а в Сибири и на Дальнем Востоке уже по обыкновению вовсю полыхали лесные пожары, на южные районы страны обрушилось сильнейшее наводнение. Надо отдать должное сотрудникам МЧС — со своей частью проблем это министерство справилось вполне оперативно. Видимо, пришло время и другим ведомствам проанализировать причины и следствия этой катастрофы. По горячим следам мы решили обратиться к специалистам с просьбой высказать свои мнения по этому поводу, и прежде всего о том, что же это было: мощнейший удар слепой природной стихии или, как всегда, вмешался пресловутый «человеческий» фактор, наши традиционные разгильдяйство, бесхозяйственность, непрофессионализм? И можно ли было, если не избежать, то в значительной мере сократить потери?

Всю весну и начало лета иссохшая земля Ставрополья и Кубани ждала влаги. Крестьяне с надеждой смотрели в знойное небо и молили о дожде. Но вот он грянул... В этих краях никого не удивишь ливнем — из разверзшихся небес сплошной стеной падает вода, и скромные — «по колено воробью» — ручейки вдруг превращаются в мощнейшие водные потоки, сносящие на своем пути все и вся. Оползни, сходы снежных лавин и селевых потоков — тоже характерные черты этого благодатного края.

Но стихия, разбушевавшаяся в июне этого года (с 19-го по 23-е и с 26-го по 29-е) в Южном федеральном округе, заставила вздрогнуть всю страну. Обширные регионы (Ставрополье, Краснодарский край, Карачаево-Черкесия, Кабардино-Балкария, Ингушетия, Северная Осетия, Адыгея, Чечня) оказались после нескольких дней проливных дождей полностью затопленными. Крупные реки (Кубань, Терек) и почти все малые вышли из берегов, водохранилища переполнились и не справлялись с регулированием стока. Было разрушено множество мостов, жилых домов и других сооружений, нанесенный ущерб оказался колоссальным. Но главное — не обошлось без человеческих жертв.

***

Точка зрения управленца

...и в воде тонем

Н.Н. Михеев, 
советник Министра природных ресурсов РФ

Причины наводнений на севере и юге страны разные. 
Различия. Участившиеся наводнения на северных реках, которые, напомню, текут с юга на север, в немалой степени связаны с серьезными изменениями климата, особенно заметными в этом регионе. 
Скажем, на «отличившейся» в прошлом году Лене в последнее время вполне типичен огромный перепад температур в верхнем и нижнем течении. Так, в верховьях (где-нибудь в Иркутской области) уже в мае столбик термометра устойчиво держится у отметки +30 °С, а в Якутске в это же время вполне может быть –20°. Огромные массы воды, вызванные таянием снега и льда в верховьях, устремляются вниз по течению, где их останавливают многокилометровые ледяные заторы, рассчитывать на разрушение которых, даже призвав на помощь всю бомбардировочную авиацию страны, можно только по наивности, которая, впрочем, обходится государству довольно дорого. 
Иными словами, эти события выглядят вполне предсказуемыми и даже обыденными. Вопрос лишь в том, каков будет ущерб при очередном наводнении — ведь уроки-то из прошлогодних событий, по большому счету, не извлекались.
СХОДСТВА. Интересно, что, казалось бы, обусловленные совершенно другими причинами подъемы воды в устье Невы и Финском заливе Балтийского моря и обусловленные ими наводнения в Санкт-Петербурге в последние годы тоже участились. Средняя за все время наблюдений (с 1703 г.) периодичность составляет одно наводнение в год. Между тем с 1980 г. отмечены уже 46 наводнений, или в среднем два за год.
ЗАГАДКИ. То же, что произошло этим летом в южных районах страны, без преувеличения можно назвать стихийным бедствием и чрезвычайным происшествием — такое наводнение, как на Кубани и в Ставрополье, случается раз в тысячелетие. Во всяком случае на реках Кубань и Терек ничего подобного не было за все время наблюдений.
Много еще загадок несет с собой половодье. Например, ныне в паводок воды большинства наших рек гораздо грязнее, чем в межень, что в корне отличается от ситуации прежних лет.
ОТГАДКИ. МПР в этом году запрашивало у Правительства на противопаводковые мероприятия 200 млн руб. Таких денег на это у Правительства не нашлось. Нам сказали: ищите у себя, у вас есть другие источники. Действительно есть. Но средства, собранные в прошлом году в виде налогов с пользователей водных ресурсов (7 млрд руб.) и по закону предназначенные на охрану и восстановление этих ресурсов, Минфин счел целесообразным направить на выплату зарплат и пенсий, что, конечно, может вызвать понимание у нас в нормальной ситуации, но вряд ли будет принято в расчет при стихийных бедствиях или любой другой чрезвычайной 
ситуации. Зато теперь найдется сумма во много раз большая — 
на устранение ущерба от наводнения.
Но главной причиной наших бед этим летом, на мой взгляд, стало, как и во многих других случаях, практическое отсутствие системы предупреждения и оповещения о чрезвычайных ситуациях в стране. 
Мы с азартом и без оглядки на смету восстанавливаем разрушенное и компенсируем потери, но почему-то с упорством, достойным лучшего применения, не желаем заниматься мерами, направленными на предупреждение чрезвычайных ситуаций и снижение ущерба от них. 
В этот раз в большинстве районов, где разбушевалась стихия, для предупреждения и эвакуации было около 12 часов. Это огромный срок. Можно было не только нормально, без паники и форс-мажора, переселить людей, но и вывезти скот (не дрожали бы сейчас в ожидании эпидемий) и даже кое-что сделать для укрепления отдельных сооружений. Но, по сути, ничего сделано не было. В то же время я вспоминаю, как в схожих ситуациях соответствующие службы, располагая не 12 часами, а 15 минутами, ухитрялись ночью спасать людей от сметавшего все на своем пути потока. Милиционеры на автомобилях неслись перед валом воды, включив сирены и громкоговорители и паля из всех стволов, чтобы предупредить ничего не подозревавших жителей об опасности. И успевали, и предупреждали, и предотвращали. 
А тут...

***

Точка зрения гидролога

Всерьёз… о серьёзном

В.К. Дебольский, 
Институт водных проблем РАН

Наводнения были, есть и будут. Предотвратить эту стихию люди не в состоянии, но можно уменьшить последствия. Как и чем?
Прогнозом стихийной ситуации, регулированием стока водных масс, своевременным оповещением населения, возведением защитных сооружений.
Все ли было сделано для предотвращения последствий нынешнего сильнейшего наводнения на юге России? Нет!
Прогноз. Хотя Госкомгидромет и располагает уникальным в стране суперкомпьютером для метеопрогнозов, сегодня гидрометслужба России по сравнению со своей предшественницей в СССР, что «Запорожец» в сравнении с «Мерседесом». Впрочем, наводнение — это не только ливни, но и аккумуляция воды на площади водосбора, и дальнейшее ее движение. Это уже епархия гидрологического прогноза, а вот его-то в гидрометслужбе, по сути, и нет. Он теперь больше в ведении метеослужбы. Однако ураганы в России случаются реже, чем наводнения. Этим летом на юге страны гидрологического прогноза, отвечающего современным требованиям, перед наводнением не было.
Регулирование. Управлявший прежде почти всеми водными ресурсами страны Минводхоз, формально ведавший мелиорацией и ирригацией, канул в Лету, а Министерство природных ресурсов только налаживает управление режимом водохранилищ. Удивительно, что оно вообще что-то делает при перманентном реформировании министерства и его подразделений!
Оповещение. МЧС — главный в России спасатель от стихийных бедствий и чрезвычайных ситуаций, связанных с любыми катаклизмами, — не оповестило население о надвигающемся бедствии вовремя, а где оповестило, там население... не прислушалось.
Защита. Лучшая защита от наводнений — ничего не размещать в зоне возможного затопления. Но такой вариант утопичен. Люди издревле предпочитали селиться именно в поймах рек, зная, что существует опасность наводнений. Все понимают, что наводнения случаются довольно часто, но полагают, что именно они не пострадают, а если, не дай Бог, пострадают, то кто-нибудь непременно возместит ущерб.
Второй способ защиты — грамотный пропуск половодных (вешних) и паводковых (ливневых) вод. Здесь сразу же возникает вопрос, на какие расходы воды и наносов рассчитывать пропускные сооружения. Если для расчета расхода воды существуют хоть какие-то правила (СНиП), то наносы никого не интересуют, а между тем именно они разрушили этим летом 13 больших и десятки малых мостов на юге России.
Самые «стойкие» (внеклассные) мосты рассчитаны на пропуск паводка 1% обеспеченности. В переводе с жаргона специалистов на язык нашего обихода это означает, что такой паводок случается раз в сто лет. Однако это вовсе не означает, что подобные события повторяются со строгой периодичностью и следующее подобное наводнение произойдет не раньше, чем через сто лет. Потому-то и непонятно, неужели власти до сих пор не понимают, что если государство интересует федеральная дорога, то все ее сооружения должны отвечать одинаковым требованиям по обеспечению эксплуатационной надежности сооружения?
Именно неодинаковые требования к надежности сооружений и привели к тому, что многие малые, средние и даже большие мосты не смогли пропустить катастрофический паводок, не говоря уж о сопутствующих ему наносах. А ведь ситуация развивалась во многом наподобие цепной реакции: каждый из десятков разрушенных мостов усиливал волну наводнения, распространявшуюся со скоростью почти вдесятеро больше скорости обычного течения реки. Однако под лозунгом «экономика должна быть экономной» мосты строили по принципу: чем дешевле, тем лучше. В результате — полагавшееся по нормам эффективное отверстие в 100 м доводили до 30, а подчас и менее, так что каждый мост становился опасным для всего, что расположено ниже по течению.
Так что, на мой взгляд, основная причина наших бед, как и во многих других случаях, заключается в том, что мы никак не научимся к серьезным вещам (а наводнения — очень серьезная вещь) относиться всерьез.

***

Точка зрения МПР

По мнению первого заместителя Министра природных ресурсов РФ, руководителя государственной водной службы В.П. Рощупкина, в России назрела необходимость разработки стратегического плана действий по предупреждению паводковых ситуаций. Среди причин наводнения на Северном Кавказе он отмечает отсутствие у местных органов власти отлаженной методики проведения мобилизационных работ и эвакуации населения. Почти во всех пострадавших районах не сработала должным образом система оповещения, в том числе из-за того, что многие посты предупреждения Росгидромета в регионе не работают. МПР России уже выступало с предложением к Правительству страны принять их в свое ведение.
Министерством предложено также рассмотреть вопрос об обеспечении безопасности гидротехнических сооружений. Дело в том, что на Северном Кавказе только Краснодарское водохранилище играет роль регулирующей емкости. И оно полностью выполнило свою задачу, не допустив еще большей катастрофы в низовьях реки, чего нельзя сказать о бассейне реки Терек, где следует построить такое же сооружение. Причем, благодаря особенностям рельефа местности, на его возведение не потребуется серьезных капиталовложений.
Замминистра отметил и необходимость строгого соблюдения водного законодательства в вопросах строительства жилья в водоохранных зонах. Неконтролируемая застройка в них —важная причина столь серьезных материальных последствий.
МПР РФ направлены в пострадавшие районы группы по ликвидации последствий наводнения и разработке соответствующей программы в целях исключения аналогичных ситуаций в будущем.

Материалы подборки подготовлены 
Ю.Н. Елдышевым 
и Н.А. Токаревой

Фотоматериалы из архива МЧС

***


Последствия проливных дождей
в Южном федеральном округе
Данные МЧС РФ на 15 июля с.г.

В результате сильных продолжительных дождей с 19 по 23 июня и с 26 по 29 июня 2002 г. уровень воды в здешних реках достиг критических отметок и произошло подтопление жилых домов и производственных зданий, активизировались оползневые явления.
В 377 населенных пунктах (18 городов и 71 район) 9 субъектов РФ, по уточненным данным, разрушено 13 064 и повреждено 41 118 жилых домов (восстановлено 13 468, или 33%). Погибли 114 человек, пострадали 321 161 человек, эвакуированы 106 044 человека (возвратились в места постоянного проживания 90 777 человек, или 86%). Повреждено 282,3 км газопроводов (восстановлено 194,5 км, или 69%); 587 мостов (восстановлено 338, или 58%), из них автомобильных — 385 (восстановлено 215, или 56%), железнодорожных — 3 (все восстановлены), пешеходных — 199 (восстановлено 120, или 60%); 1974,3 км автомобильных дорог (восстановлено 1393 км, или 71%); 5,6 км железнодорожных путей (все восстановлены); 404 км ЛЭП (восстановлено 399 км, или 99%); 651,6 км водоводов (восстановлено 479,1 км, или 74%), в том числе полностью разрушено 231 км (восстановлено 128,9 км, или 56%); 187 водозаборов (восстановлено 145, или 78%), полностью разрушен 41 (восстановлено 27, или 66%); повреждено 8800 колодцев (восстановлено 6327, или 72%). Без электроснабжения остались 335 населенных пунктов (восстановлено 330, или 99%), без газа — 193 (восстановлено 192, или 99%).
Материальный ущерб составил 14 789,8 млн руб.


Ставропольский край. В 6 районах и 9 городах (всего 65 населенных пунктов) повреждено 5550 (восстановлено 2067) и разрушено 2799 жилых домов. Разрушено и повреждено 84 объекта ЖКХ (все восстановлены). Пострадали 80 000 человек, 59 человек погибли. Эвакуированы 14 990 человек (13 909 человек вернулись в свои дома). Повреждено 155,8 км автомобильных дорог (восстановлено 136 км), 70 мостов (восстановлено 57), 43 км водоводов (восстановлено 43 км), 9 водозаборов (все восстановлены), 3325 колодцев (восстановлено 2573), 159,7 км газопроводов (восстановлено 110,5 км), 56 км ЛЭП (все восстановлено), 3,7 км железнодорожных путей (все восстановлено). Материальный ущерб составил 3116,4 млн руб.

Краснодарский край. В 11 районах и 4 городах (62 населенных пункта) повреждено 16 741 (восстановлено 2664) и разрушено 5726 жилых домов, 109 объектов ЖКХ (все восстановлены). Пострадали 68 657 человек, погибли 36 человек. Эвакуированы 62 345 человек (возвратились 59 128 человек). Повреждено 26 мостов (восстановлено 25), 61,8 км автодорог (все восстановлено), 59 км ЛЭП (все восстановлено), 25 км газопроводов (восстановлено 22,6 км), 135 км водоводов (восстановлено 134,8 км), 23 водозабора (все восстановлено), 1216 колодцев (восстановлено 1174). Материальный ущерб составил 2999,8 млн руб.

Республика Дагестан. В 4 районах (9 населенных пунктов) пострадали 45 056 человек, эвакуированы 2047 человек (все возвратились в места постоянного проживания). Повреждено 3540 (восстановлено 3540) и разрушено 419 жилых домов. Повреждено и разрушено 169 мостов (восстановлено 77); 5 км ЛЭП (восстановлено 5 км); 1195,7 км автомобильных дорог (восстановлено 776,6 км); 299,2 км водопроводов (восстановлено 202,4 км); 32 водозабора (восстановлено 30); 29,9 км газопровода (восстановлено все). Материальный ущерб составил 2497,83 млн руб.

Чеченская республика. В 17 районах (59 населенных пунктов) пострадали 18 808 человек, погибли 4 человека. Эвакуировано 3088 человек (возвратились в места постоянного проживания 400 человек). Повреждено 2825 (восстановлено 1331) и разрушено 937 (построено 16) жилых объектов, 6 объектов ЖКХ (восстановлено 4). Повреждено 87 мостов (восстановлено 45); 205 км автомобильных дорог (восстановлено 196 км); 6 водозаборов (восстановлено 4); 140 км водопроводов (восстановлено 98,1 км), 16 км ЛЭП (все восстановлено). Материальный ущерб составил 1565,7 млн руб.

Карачаево-Черкесская Республика. В 8 районах и двух городах (54 населенных пункта) повреждено 3552 (восстановлено 2466) и разрушено 489 жилых дома, 59 объекта ЖКХ (восстановлено 43). Пострадали 18 127 человек, погибли 8 человек. Эвакуированы 2598 человек (возвратились 1024 человека). Повреждено 30 автомобильных мостов (восстановлено 10), 56 пешеходных мостов (восстановлено 14), 70,6 км автомобильных дорог (восстановлено 55 км), 91 км ЛЭП (все восстановлено), 13,38 км газопровода (восстановлено 3,05 км), 76 водозаборов (восстановлено 36), 84 км водоводов (восстановлено 32,17 км), 163 колодца (восстановлено 120), 0,5 км железных дорог (все восстановлено). Материальный ущерб составил 1360,83 млн руб.

Кабардино-Балкарская Республика. В 9 районах (34 населенных пункта) повреждено 3679 (восстановлено 242) и разрушено 549 жилых домов. Повреждено 47 объектов ЖКХ (восстановлено 34). Пострадали 35 704 человека, один человек погиб. Эвакуированы 8430 человек (возвратились 8416 человек). Поврежден 41 автомобильный (восстановлено 25) и 39 пешеходных мостов (восстановлено 33), 150,3 км автодорог (восстановлено 65,4 км), 30 км ЛЭП (все восстановлено). Повреждено и разрушено 150 км водоводов (восстановлено 81 км), 66 водозаборов (восстановлено 55). По временной схеме восстановлено газоснабжение во всех населенных пунктах. Материальный ущерб составил 1343,5 млн руб.

Республика Адыгея. В 4 районах (32 населенных пункта) повреждено 1359 (восстановлено 20) и разрушено 1255 жилых домов, 11 объектов ЖКХ (восстановлено 6). Пострадали 17 669 человек. Повреждено и разрушено 8 мостов (восстановлено 2); 7,1 км газопровода (восстановлено все); 15 км ЛЭП (восстановлено 10 км); 65,2 км автодорог (восстановлено 50 км); водозаборов 4 (восстановлено 3); водопроводов 0,45 км (восстановлено все); 4096 колодцев (восстановлено 2460). Материальный ущерб составил 764 млн руб.

Республика Северная Осетия — Алания. В 8 районах (33 населенных пунктах) повреждено 2335 (восстановлено 722) и разрушено 333 жилых дома, 24 объекта ЖКХ (восстановлено 20). Пострадали 24 400 человек, 6 человек погибли. Эвакуированы 2280 человек (возвратились 1568 человек). Повреждено 35 мостов (восстановлено 34), 14,9 км автодорог (все восстановлено), 80 км ЛЭП (все восстановлено), 2,1 км газопроводов (все восстановлено), 9 водозаборов (все восстановлено), 5 км водоводов (все восстановлено). Материальный ущерб составил 664,5 млн руб.

Ингушская Республика. В 5 районах (26 населенных пунктов) повреждено 1537 (восстановлено 416) и разрушено 557 жилых домов и 20 объектов ЖКХ (восстановлено 11). Пострадали 12 740 человек, эвакуированы 2400 человек (вернулись 2053 человека). Повреждено 55 км автодорог (восстановлено 37,3 км), 26 мостов (восстановлено 16), 52 км ЛЭП (все восстановлено), 28,1 км газопроводов (восстановлено 11,5 км), 26 км водоводов (восстановлено 11,07 км), 3 водозабора (все восстановлено). Материальный ущерб составил 477,685 млн руб.

Когда верстался номер, пришло сообщение о наводнении в Приморском крае. Похоже, в разговоре об этом явлении еще рано ставить точку.

 

назад в новости

Rambler's Top100

© АНО "Журнал "Экология и жизнь" . Авторские права защищены действующим российским и международным законодательством. Ссылка при перепечатке обязательна. E-mail: info@ecolife.ru

Дизайн и программирование: Иванов Сергей. Поддержка и обновления: АНО "Журнал "Экология и жизнь"

По вопросам размещения рекламы на сервере, конференциях и списках рассылки обращайтесь к вебмастеру. По вопросам размещения рекламы в журнале обращайтесь в редакцию.