Официальный сайт журнала "Экология и Жизнь"
You need to upgrade your Flash Player or to allow javascript to enable Website menu.
Get Flash Player  
Всё об экологии ищите здесь:
  Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям  
Сервисы:
Каналы:
Каналы:
Блоги:
Дайджесты,
Доклады:

ЭКО-ВИДЕО



Реклама


Translate this page
into English

Translate.Ru PROMT©


Система Orphus


Главная О НАС / ABOUT US Статьи Полигоны - токсичная проблема, которая «фонит» или проблема информационного вакуума?/Мониторинг для людей или для технологий?

Полигоны - токсичная проблема, которая «фонит» или проблема информационного вакуума?/Мониторинг для людей или для технологий?

11 апреля прошел межведомственный круглый стол, на котором некоторые проблемы были названы очень внятно, тогда как другие – вскользь или вообще не названы.

В частности, в выступлении министра экологии Московской области Александра Когана упоминалось, что по поводу дегазации бигаза на полигонах существует малоизвестный приказ 90-х годов о том, что при дегазации более 50 м³ /час требуется активная дегазация. По фильтрату, отметил Коган, ничего нет, кроме требования сбора фильтрата. Про сточные воды в речи Когана вообще нет ни слова, хотя именно нефильтрованные стоки с полигонов отравляют близлежащие водоемы – реки и прозера, где рыба погибает, как правило, от нехватки кислорода, поглощаемого биогенными продуктами. Кроме того, существует важный механизм сероводородного брожения, в котором участвует множество микроорганизмов. Продуктом брожения становится сероводород – скапливаясь в донной части водоема, он становится источником яда для рыб (все Черное море из-за этого безжизненно глубже 200 метров), а выход сероводорода на поверхность  делает невыносимой жизнь людей. Как предотвратить гибель рыбы в российских водоемах - эту проблему мы анализировали год назад.

Отвратительный запах сероводорода, выделяющегося при брожении отходов на свалке, просто не дает людям сосредоточиться, является постоянным раздражающим фактором. Психологи отмечают, что постоянное наличие такого фактора способно полностью дестабилизировать психику как взрослого человека, так и подростка, приводит к немотивированной агрессии.

Сталкиваясь с таким поведением людей, чиновники склонны винить во всем СМИ – мол они разогревают ситуацию. Однако хорошо известно, что СМИ – не более чем зеркало общества. Если есть проблема, которая живо волнует людей, то журналисты всего лишь выполняют свой долг, пытаясь докопаться до объективных причин происходящего.

На круглом столе проблема информации о мусорной проблематике получила эпитеты «токсичной» и «фонящей», особенно живо тема волнует министра Когана. Высказывая пожелания к прессе о том, чтобы снизить «токсичность» публикаций, он акцентировал внимание на том, что работа по дегазации полигонов уже ведется, но мгновенно результат получить нельзя. При этом он однако забыл упомянуть о залповом выбросе газа (и запаха вместе с ним), который сопровождает бурение всякой скважины, хотя и заметил, что пушки-деактиваторы запаха уже приготовлены.  Но предупредить население, дать возможность уехать в дни выбросов – об этом тоже речи нет, это все за пределами обсуждения, за гранью возможного.

Министр Коган обратил внимание на серьезную проблему — устаревание многих норм природоохраны — в частности привел пример о том, что в Швейцарии активной дегазации не требуется для выделения биогаза с полигона до 200 м³ /час, тогда как в нашем приказе говорится о 50 м³ /час. Но вряд ли этот пример был удачным, ведь постановлениями нельзя решить проблему беспокойства людей, связанного с запахом.

Андрей Чибис, заместитель министра строительства РФ, выступая на круглом столе, помимо описания развертывания создания территориальных схем,  отметил необходимость моделирования на всех этапах структуры обращения и переработки отходов, начиняя с этой самой территориальной схемы.  Однако по этому поводу стоит заметить, что при моделировании очень важно не увлекаться красотой моделей, как таковых, а искать те обратные связи, которые связывают модель и реальность.

Последние события – на полигоне Ядрово (Волоколамск), а в прошлом году – ситуация с Кучино (Балашиха), потребовавшая вмешательства Президента РФ, ярко показали, что одной из важнейших обратных связей является беспокойство жителей. Вызвано это беспокойство не деятельностью СМИ и даже не бездеятельностью администрации в течении многих лет, а реальными объективными причинами, в качестве которых выступают запахи, свидетельствующие об изменении состояния атмосферного воздуха. Важнейших роль играет и состояние водоемов, в которых невозможно не замечать дохлую рыбу.

Вот поэтому хотелось бы предложить властям не только и не столько стремиться к перевоспитанию СМИ, но наладить, наконец, такую службу распределенного мониторинга, мониторинга «за пределами» полигона,  которая напрямую работает с качеством воздуха и воды,. Необходимо реально замерять воздействие загрязняющих факторов  именно там, где живут люди, поскольку эти факторы и выступают в роли главных причин, вызывающих прямое беспокойство населения.

Есть целый ряд вопросов, на которые нужен ответ при создании такой службы, прежде всего – кто заказчик ее работы, и ниже мы к этому вернёмся. Но  все же самый главный вопрос – это вопрос доверия к этой службе. Вопрос решается путем открытого диалога и набора достоверной статистики, когда замер осуществляет множеству внешних датчиков, метрологический контроль за которыми налажен как  рутинная процедура.

За примерами массового использования датчиков ходить далеко не надо – мы постоянно используем датчики расхода электричества и воды. В случае с приборами контроля расхода электричества эту проблему решает энергетическая компания. Расход воды каждый владелец жилья измеряет с помощью счётчиков, которые ставит множество уполномоченных фирм.

Датчики качества воздуха в каждую квартиру ставить нецелесообразно, но проблема решается с помощью нормирования расположения и стандартизации и поверки самих датчиков. В этом отношении приведем пример Красноярска, где развивается инициатива по установке датчиков пылевого загрязнения, так как режим неблагоприятных метеорологических условий (НМУ) или, как его именуют в народе, режим чёрного неба, в городе объявляют всё чаще. Согласовано место расположения датчика – на балконе, который должен находиться на 2-ом или 3-ем этаже с северной сторон, а также быть отделен от дороги газоном или тротуаром.. Данные передаются в единый центр через Интернет, к которому датчик подключается через Wi-Fi владельца квартиры, на балконе которой располагается датчик. В общем – ничего сверх естественного или невыполнимо сложного. Красноярские датчики измеряю пылевые частицы в воздухе размером до 2,5 мкм (подробнее здесь), а об усреднённом показателе воздуха красноярцев извещает мобильное приложение, которое в режиме нон-стоп каждый час или два передает информацию о состоянии воздуха вместе с рекомендациями, когда число начинает приближаться к опасным величинам. Рекомендации такие – воздержитесь о прогулок, закройте окна или наоборот – воздух чистый, дышите на здоровье.

Датчики на сероводород, оксиды азота, серы и другие важные компоненты загрязнений существуют, как самостоятельные электронные приборы. Они могут быть откалиброваны по хроматографу, но множество хроматографов, обслуживание которых не так просто, не потребуется. Зато множество простейших электронных «таблеток“ или даже простейших определителей целого ряда важных веществ сделать совсем несложно – это задача посильна даже для тех остатков электроники, которые пока существуют в Зеленограде, хотя во многих случаях электроника нужна только для сдачи показаний в сеть.

При наличии открытой информации у людей возникает понимание ситуации и четкое понимание, что происходит. Эта ситуация снижает неопределённость, которая больше всего пугает людей и дестабилизирует сознание. Устранение неизвестности создает почву для более спокойной реакции на происходящее. В этом случае людям легче рассчитывать свои силы, но в тоже время, если они видят усилия администрации, направленные на то, чтобы помочь решить проблему, это закладывает основу доверия людей к власти. Если же населению предложить заумные доклады экспертов и невнятные комментарии чиновников, которые, как правило, не разбираются в вопросе химических измерений, то результат будет противоположным.

Главное в этой проблеме понять и самим чиновникам и людям – когда действительно приближается точка реальной угрозы. Как правило, чиновники людей успокаивают, рассказывая им нечто о том, что запах – это одно, а вот ПДК – концентрация опасная для здоровья, это совсем другое. Такой разговор “ на пальцах» вызывает раздражение и непонимание у людей.  Кадры из Волоколамска показывают, что делают люди в условиях информационного вакуума о проблеме. При этом надо понимать, что недовольство вызывает именно отсутствие достоверной информации, тогда как информация недостоверная или просто выдуманная начинает фантастически быстро множится и распространятся.

Чиновникам удобно думать и говорить о воспитании СМИ, призывать не трогать «токсичную» информацию, не писать об актуальной теме, которая «фонит». Фактически же они назначают СМИ выполняют на роль «стрелочника», ответственного «за все», хотя  тот информационный голод, тот вакуум информации, который испытывают люди,  создали те же самые чиновники своей бездеятельностью или «активной» политикой затыкания ртов.

Само по себе отравление вредными веществами, превышение ПДК – событие редкое, но люди должны быть уверены в том, что им дают правильную информацию, что их не обманывают. Именно наличие открытого диалога и главное – наличие доверенного источника информации решает вопрос общения с населением, а не затыкание рта СМИ, которые заполняют искусственно созданный информационный вакуум.

Хорошо известно, что нет ничего хуже и страшнее, чем невидимый враг. Недаром битва с закрытыми глазами считается верхом освоения боевых искусств. Однако и эти единицы, достигшие высот владения собой, остаются уязвимы для чумы и тайного яда,  тогда как массы людей от невидимой опасности теряют контроль над собой, что и становится реальной причиной народных волнений. Достаточно сделать угрозу понятной и измеримой, как человек начинает приспосабливаться, искать пути решения проблемы. Силовое давление, привлечение ОМОНА – вот путь развития ситуации, по которому, как правило, идут чиновники для решения «мусорных» проблем. Именно так – вызовом ОМОНА, закончилась попытка жителей Волоколамска перекрыть въезд на свалку, которая по их мнению является «зоной», которая распространяет вокруг неведомые угрозы. Необходимо перестать твердить о том, что ПДК не превышен, а дать возможность людям наблюдать изменение реальных показателей он-лайн, видеть что ПДК не превышен.

Сегодня раскрытие информации – единственный реальный путь к решению проблем людей, восстающих против полигонов отходов. Причем следует понимать, что проблемы полигонов – это только прелюдия к проблемам мусоросжигательных заводов.

Не так давно в МИА Россия сегодня состоялось обсуждение проблемы дегазации полигонов Московской области и мощностей, необходимых для переработки мусора Москвы и области. На нем выступили в том числе и эксперты, которые рассказывали о решении проблемы замера концентрации на трубе, как о совершенно новой задаче, почти не имеющей аналогов!  Однако высокие температуры не помешали металлургам всего мира оснастить трубы датчиками и активными системами очистки. Другое дело – обеспечить действительно высокую очистку, но эта задача не имеет ничего общего с рассуждениями о том, как это трудно – измерить выброс на трубе и решить технологическую задачу очистки. Трудность эта – из области технологий, которые совершенствовались на Западе, пока мы ничего в этой области не делали. Технологически нужна обратная связь, которая действительно наиболее быстро и эффективно может срабатывать по показателю, наиболее приближенному к месту выхода продуктов сгорания, если речь о мусоросжигании.

Идея данной статьи состоит в увренености в том, нужен замер совсем другого рода, который проводится в совсем другой зоне и потребителем которого становится не технологический процесс как таковой (хотя несомненно для технологии эти данные создадут дополнительный, внешний контур обратной связи), а именно местные жители. Этот замер, конечно же можно организовать где угодно – чем ближе к жилой застройке, тем лучше, чтобы видеть, что туда реально попадает – или не попадает, что тоже является хорошей новостью для людей, живущих в информационном вакууме.

«Информационная жажда» жителей  - это прямая противоположность «токсичным» и «фонящим» темам СМИ. Это потребность людей, которые хотят знать правду и готовы за это бороться.

Поэтому не надо путать мнение экспертов-технологов, занятых обратной связью внутри технологического процесса и смешивать эти производственные проблемы с системой мониторинга, которая «обслуживает» людей, живущих поблизости и снижает их уровень тревоги до приемлемого, позволяющего, например, в Европе, спокойно сосуществовать рядом жилой застройке и мусоросжигательной фабрике, расположенной иногда прямо в центре города.

Вопрос о создании новых полигонов и заводов мусоросжигания упирается именно в доверие и еще раз – в доверие, это прекрасно описал министр Коган в своем выступлении на круглом столе: «Первый принцип у людей такой: пусть строятся где угодно, но только не у нас. Второй тезис, который просто убивает всё, и понятно, что, может быть, люди могут так думать и общественники могут так рассуждать. Они говорят: „Конечно, классно у них там за границей, всё работает чётко, смотрите, компьютеры, датчики за всем смотрят, мониторы выводят, всё это видят на сайтах, все эти выбросы отслеживают каждую взвешенную частицу. У вас также будет?“ — «Да, конечно, так». — «А нет! Работать ничего не будет, всё отключится». Я говорю: «Подождите, как же? Мы соблюдаем, мы стремимся, будет современный завод». — «Нет. Всё разворуете, фильтры уберёте, и всё напрямую будет идти».

Таким образом вопрос именно в доверии – это ответ и на первый и на второй вопрос, которые областной чиновник совершенно четко сформулировал.

Именно измерения доверия и не хватает для решения проблем с отходами, а когда его нет – тревога жителей может привести к самым радикальным проявлениям – тогда волоколамские «снежки» в адрес власти в какой-то момент могут показаться только «цветочками».

Еще одна важнейшая проблема, решить которую призван распределённый мониторинг «для людей», состоит в выявлении источника, истинно виновного в загрязнении и нахождении конкретной точки на карте, служащей источником выбросов. Это задача называется пеленгацией источника и решается она тоже вполне традиционными методами, хотя для нашей страны, где виновных в выбросах сероводорода, которые в 2014 году «накрыли» половину Москвы, так и не нашли, она видимо должна считаться инновационной.

Мониторинг, решающий задачу пеленгации, может быть организован по-разному – либо статистика, снимаемая одновременно с множества равномерно расположенных датчиков, либо подвижные посты, которых в принципе должно быть не так много, чтобы осуществить триангуляцию направления на источник. На наш взгляд мобильные силы пеленгации запаха, могут быть организованы как с помощью дорогой спецтехники, начиненной приборами, так и с помощью простейших датчиков, устанавливаемых на автомобиле и использующих мобильный интернет. Количество и затраты при создании мобильных групп в любом случае резко снижается по сравнению со стационарным вариантом.

Однако вопрос о том, какой именно должна быть доказательная база по делам «с запахом», необходимо четко прописать в законе, так как часто прямого ущерба здоровью запах не создает. Однако надо обратить внимание, что дестабилизация жизни общества при этом наличествует «в избытке», а из этого следует рост непродуктивного волнения и вероятности агрессии, в том числе немотивированной.  Ущерб можно выразить в цифрах роста издержек – нагрузки на различные ветви системы управления обществом  — на следователей и прокуроров, которым жалобы идут сплошным потоком, затрат на организацию «горячих» линий для приема жалоб от населения, а также в конечном итоге обязать оплачивать специальную, экологическую криминалистику, которой требуют дела «с запахом».  Но об экологической криминалистике – разговор особый.

В разговоре о законодательстве важен и вопрос, поставленный министром Коганом – почему  закон молчит по поводу выбросов с полигонов, как таковых. Видимо нужен закон «о запахе и стоке» — для того, чтобы деятельность по освоению безбрежных мусорных богатств вошла в какие-то рамки, не мешающие людям по соседству нормально жить. Тогда можно ожидать, что «токсичная» проблема превратиться во вполне рентабельное, а возможно и респектабельное   предприятие, организующее и собирающее воедино различные отраслевые силы – сборщиков металлолома, макулатуры, пластика и стекла, а также крупнейших игроков этого рынка — переработчиков самого объемного и тяжелого вида мусора в мегаполисе – строительных отходов, вес которых для Москвы равен суммарному весу бытовых отходов Москвы и области.

На круглом столе, с которого мы начали наше обсуждение, поднимался и вопрос о пищевых отходах – почему не вводится федеральный норматив по их переработке, ведь это главный источник с одной стороны – неприятных запахов, а с другой – сырье для производства биогаза, метан из которого может использоваться после очистки. Это вопрос хозяйского отношения, смены ментальности – от мусора, к отходам, пригодным для вторичного использования…

Рентабельность «мусорного» бизнеса присутствует и сегодня, но это серый, непрозрачный и явно нереспектабельный бизнес, основанный на отсутствии регуляции многих важных и значимых факторов. Поэтому, только когда этот бизнес начнет перестраиваться на прозрачные рельсы, тогда он и станет первым финансировать схему мониторинга, которая несомненно покажет свою результативность в заполнении информационного вакуума. Но для этого надо сначала, как минимум, признать, что этот вакуум существует – причем во многом усилиями самих властей предержащих…

Долгое время проблема мусора действительно уходила из-под контроля – пока емкости полигонов были большими, а выделение свалочного газа было сравнительно малым. Но сейчас все переменилось – множество полигонов закрыты из-за переполнения, а накопленные миллионы тонн мусора успешно продуцируют огромные количества свалочного газа, причем далеко не всегда полностью «переработанного» до метана. Самое неприятное – это именно не до конца прошедший процесс метанового синтеза, осуществляемого метан-бактериями.   Из-за незавершенности процесса при слишком быстром поступлении мусора и выделяется сероводород, который служит источником самого сильного раздражения жителей окрестных населённых пунктов.

В завершение разговора попробуем все же представить реального «заказчика» для схемы мониторинга, обеспечивающей прозрачность бизнеса по отходам.  На наш взгляд – это тот самый Минстрой РФ, зам. министра которого – Андрей Чибис, говорил о необходимости активного моделирования ситуации с отходами. Именно Минстрой должен в этой ситуации во-первых понять, что моделирование должно включать не только цифры рентабельности по переработке, но и цифры по обеспечению безопасности процесса в целом. А контур обратной связи, который создаёт мониторинг выбросов и стоков – это главное условие продолжения землепользования вокруг полигона! Иначе мертвые зоны будут множится, а полезные сокращаться в геометрической прогрессии. Мониторинг является важнейшей обеспечительной мерой для устранении опасности предприятия по переработке отходов для всего окружающего –  как для «аборигенов»-людей, так для обитателей рек и озер и лесов. Просто надо понимать, что это необходимая составная часть политики развертывания бизнеса по отходам, затраты на которую, надо сказать, совсем не велики. К сожалению, часто приходится видеть, как работает логика горе-экономистов, которые сэкономив на мелочах, не задумываются о том, какие крупные проблемы они этим порождают. «Обнадеживает» лишь то, что эти крупные проблемы уже не в будущем, а в настоящем…

В плане развёртывания бизнеса именно строительный мусор имеет наибольшие объемы. На сегодня объем строительного мусора только из Москвы – 10 млн. тонн в год, а реновация приведет к росту этой величины до 15 млн. тонн.  Именно при создании столь масштабного бизнеса существует потенциал сделать его достаточно прозрачным – ровно для того, что бы решить две «неразрешимые» проблемы, которые столь четко сформулировал Коган -  «только не у нас» и «все равно мы вам не верим».

Как уже говорилось, проблема веры и доверия – ключевая. Поэтому вторым важнейшим заказчиком распределённого мониторинга должен стать РОСТЕХ, который планирует  постройку 5-ти мусоросжигательных заводов. Это вызывает стойкое неприятие оппонентов, апеллирующих как раз к аргументам неверия в фильтры и очистки, установленные предприятием и на предприятии, заинтересованном сэкономить на «побочном» оборудовании.

Поэтому остается только разворачивать мониторинг вне предприятия, для того, чтобы открыто,  внятно и понятно разговаривать с людьми, дать им возможность сопричастности к контролю загрязнений. Главное для этого — создавать распределённый мониторинг отдельно от заводской системы технологической очистки, как независимый канал системы встраивания диалога с населением.

Если  проблемы полигонов раньше решались лишь с помощью подкупа и запугивания активистов, вызова ОМОНА для усмирения населения, то сейчас пойти по альтернативному пути достаточно сложно в силу непривычности инструментария. Но дело в том, что другого пути нет – время «закрытых» для обсуждения тем прошло, а наследие СССР — емкости полигонов, закончились. Поэтому пришло время создавать не только индустрию отходов (сколько лет ее еще ждать!), а важнейший инструментарий для расчистки социальных барьеров, стоящих на пути реализации этих самых индустриальных планов. И, надо сказать, не раз бывало, что социальные барьеры, конфликтный социальный климат приводил к откладыванию и даже отмене планов «великих строек», которые вынашивались годами и десятилетиями…

Дело здесь не в том, как это будет подаваться в СМИ, а той реальности, которую людям предлагают. Постоянный конфликт, постоянный уход от реальности невозможен – давно пора уже это признать.

Пришло время начать строить новый этап жизни, главным преимуществом которого является ставка на открытое взаимодействие и устойчивое доверие населения, а не на эквилибристику поддержания нужной (начальству, производству или бизнесу) точки зрения, оправдывающей провал «громадья планов» несознательностью населения и сенсационностью СМИ.

Александр Самсонов, Ecolife

 

Седьмой межведомственный круглый стол по координации взаимодействия федеральных органов власти, органов власти субъектов РФ и бизнеса в сфере обращения с отходами. Организаторами мероприятия выступили Министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства и Министерство природных ресурсов и экологии

токсичная проблемаинформационный вакууммониторинг 

18.04.2018, 964 просмотра.


Нравится

SKOLKOVO
16.02.2018 11:01:00

Блокчейн для дистрибуции кино / TVZavr на Берлинале

Резидент «Сколково» представил на Берлинале новую технологическую платформу для киноиндустрии

технологии, киноиндустрия, платформа, Сколково

14.02.2018 08:19:00

Год Японии в России /Инновационное сотрудничество/Семинар в Сколково

В технопарке «Сколково» прошел семинар «Россия – Япония: коммерциализация технологических инноваций – перспективы сотрудничества», организованный Фондом «Сколково» и ROTOBO, Японской ассоциацией по торговле с Россией и новыми независимыми государствами. Представители «Сколково» и РВК обсудили с сотрудниками японских стартапов, инкубаторов и институтов развития особенности подхода к инновационному бизнесу и перспективы выхода российских стартапов на рынок Страны восходящего солнца.

Инновации, технологии, перспективы, сотрудничество, страны, Россия, семинар, Сколково

15.11.2017 00:06:37

Suvorov Prize - инновационная премия вручена в 7-ой раз / Швейцарско-российская премия имени Суворова

Конкурс изобретений «Эврика» теперь будет получать проекты российско-швейцарского сотрудничества.  В финал вышли пять проектов из России и Швейцарии из различных областей — это биотехнологии,медицинские технологии, и информационные технологии.

Suvorov Prize

02.11.2017 16:41:25

Разработка российских ученых по очистке воды от нефти запатентована в США

Екатеринбургская компания «НПО БиоМикроГели» (резидент «Сколково» и технопарка «Университетский») подтвердила авторство своих изобретений в Соединенных Штатах Америки. В этой стране завершена национальна фаза патентования нескольких технологий уральских ученых с применением биомикрогелей.

разработка

07.10.2017 00:14:10

Собирать или не собрать (данные)? Быть или не быть официальному интернет "просвечиванию".

Московский арбитражный суд не стал запрещать использование открытых персональных данных пользователей социальной сети «ВКонтакте» для оценки их кредитоспособности.

ВКонтакте

06.10.2017 12:36:20

УМНИК создал материал, способный резко повысить скорость зарядки литий-ионных аккумуляторов

Химики из Московского университета им. М.В. Ломоносова разработали способ синтеза катодного материала, который способен обеспечить безопасную работу в режиме быстрого заряда (30-60 секунд заряд аккумулятора до 75%) и разряда с выдачей высокой мощности и плотности тока. Это может быть востребовано во множестве направлений инновационной промышленности, включая робототехнику, БПЛА и даже электромобили. В 2015 году проект был признан лучшим в конкурсе по программе «УМНИК» Фонда содействия инновациям и его  автор получил на развитие грант в размере 400 тыс. рублей.

УМНИК

19.11.2016 00:16:00

Создан образец модульной системы хранения электроэнергии / "Watts" from Skolkovo

Компания Watts Battery (ООО «Уаттс Бэтэри», резидент кластера энергоэффективных технологий Фонда «Сколково») создала первый, готовый к продажам промышленный образец модульной системы для накопления электрической энергии WATTS. Он будет представлен на международном форуме для стартапов и инвесторов SLUSH, который пройдет в Хельсинки с 30 ноября по 1 декабря 2016 года. Обсуждаем «тактико-технические» характеристики модуля:

накопитель, WATT

RSS
Архив "SKOLKOVO UNIT"
Подписка на RSS
Реклама: