Официальный сайт журнала "Экология и Жизнь"
You need to upgrade your Flash Player or to allow javascript to enable Website menu.
Get Flash Player  
Всё об экологии ищите здесь:
  Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям  
Сервисы:
Каналы:
Каналы:
Блоги:
Дайджесты,
Доклады:

ЭКО-ВИДЕО



Реклама


Translate this page
into English

Translate.Ru PROMT©


Система Orphus


Главная О НАС / ABOUT US Статьи Наука управления. Никита Моисеев

Наука управления. Никита Моисеев

Наука управления. Никита Моисеев

 

ЛЮДИ И КИБЕРНЕТИКА

Глава I

Бронислав Трентовский и возникновение кибернетики


9 Глава IV. ЕЩЕ ОДИН ИСТОЧНИК ТЕОРИИ — ОПЫТ]

Глава V. ПРОГРАММНЫЙ МЕТОД]
Становление Программного метода

Предисловие.   В ходу термины «системность», «системный подход». Они как нельзя больше подходят к проблемам управления. Сложность проблем такова, что она требует всемерного использования современных средств и методов обработки информации и анализа управленческих решений, использования электронной вычислительной техники. Предлагаемая книга является попыткой дать представление об истоках современной управленческой мысли, показать, как они преломляются в современной жизни, и показать новые задачи, которые уже сегодня возникают на научном горизонте.

Совершенствование, а следовательно, изменение организации управления это не только проблема трудная в научном плане, она сложна еще тем, что имеет психологический аспект. Нигде привычка и предубежденность не оказывают такого сопротивления, как в вопросах управления и организации. Это и понятно, ибо изменения организационных структур тесно связаны с судьбами людей, изменением их интересов, их целей, их положения в обществе. И на этом трудном пути определенною роль должно сыграть просветительство.

Чем более образованно и интеллигентно общество, тем легче ему принять необходимость любых перестроек, отойти от привычных традиций, поступиться привычным образом жизни и привычным образом мышления.

Вот почему обсуждение проблем организации управления хозяйственной и социальной жизнью нашего общества должно носить по возможности более широкий характер.

Как и всякая литературная работа, предлагаемая книга несет отпечаток личности автора. Все проблемы, о которых идет речь, так или иначе преломляются через психологию «машинного математика», коим являюсь я с опытом моей деятельности по автоматизации управления. Я старался, чтобы сама электронно-вычислительная техника, методы ее использования и тот математический аппарат, который для этого необходим, остался за кадром рассказа и размышлений. Но ЭВМ в книге незримо присутствует. Я не могу представить себе (в принципе) современное управление без ЭВМ, без банков данных, без сложных информационных систем и современных методов организации процедур принятия решений, основанных на диалоге «человек — ЭВМ». Вот почему здесь появился сугубо технический подзаголовок «Кибернетика и управление общественными процессами».

Он, конечно, требует специальных комментариев, поскольку тридцать с лишним лет назад известный американским математик Н. Винер опубликовал книгу с очень похожим названием. Но в наших работах очень немного пересечений. Даже само слово «кибернетика» трактуется иначе.

Я следую той традиции, которая идет еще от древних греков, рассматривавших кибернетику как дисциплину, имеющую своей целью уберечь гибернета, или кибернета (по-русски — кормчего, губернатора, управляющего, руководителя коллектива людей) от ошибочных решений. И работая над книгой, я стремился представить себе прежде всего тот общий взгляд на проблему управления, которым должен обладать управляющий, я бы сказал, ту культурную среду, которая должна породить необходимый стандарт мышления управляющего.

[КИБЕРНЕТИКА. КАК ВОЗНИКЛА ЭТА ДИСЦИПЛИНА]

Бронислав Трентовский и возникновение кибернетики

В 1843 году в провинциальном польском издательстве в Познани выходит на польском языке книга профессора философии немецкого университета города Фрейбурга Бронислава Трентовского «Отношение философии к кибернетике как искусству управления народом». Книга содержала изложение курса лекций по философии кибернетики, который, по-видимому, в течение довольно долгого времени читал в университете профессор Б. Трентовский, поляк по происхождению и верный последователь Гегеля по своим философским убеждениям.

Заметим прежде всего, что истинный смысл слева «кибернетика» хорошо понимали еще в начале XX века, хотя появилось оно за 2000 лет до него. Сейчас этот смысл забыт или почти забыт вследствие того, что в учебных заведениях прекратилось преподавание греческого языка. Но лица, окончившие классические гимназии еще в начале нынешнего века, знали, что греческое слово «гиберно» для греков означало нечто большее, чем «губерния». Гиберно — это объект управления, содержащий людей. Например, воинская часть — это гиберно. А вот корабль сам по себе, как некоторая техническая система, — уже не гиберно, и лоцман — не гибернет, не управляющий ею. Корабль же с командой и пассажирами — это гиберно, и его капитан, который не только ведет корабль, но и управляет командой и пассажирами, является гибернетом.

В Древней Греции начала возникать наука как свод правил, регламентирующих поведение гибернета в тех или иных условиях. Эту науку, естественно, и стоило бы назвать кибернетикой. Сейчас трудно проследить смысловую эволюцию термина «кибернетика». Но, во всяком случае, для образованных людей прошлого века, получивших классическое образование, слово «кибернетика» было вполне понятно и означало, по-видимому, систему взглядов, которой должен был обладать управляющий, для того чтобы эффективно управлять своим гиберно.

Значит, по-современному этот термин означает теорию управления, причем не общую теорию, а управление объектами, основными элементами которых являются люди. В таком смысле и мы будем трактовать его в этой книге.

Итак, Б. Трентовский, обсуждая проблему, полагал, что она вполне понятна читателю, и употреблял термин, не считая нужным пояснять его содержание.

После такого экскурса, который, наверное, следовало бы сделать еще «отцу кибернетики» Н. Винеру, когда он впервые прибегнул к термину «кибернетика», посмотрим, что пишет польский профессор, ученик и последователь Гегеля, в своем сочинении, написанном на польском языке.

Трентовский прекрасно владеет языком диалектики и методом анализа (вспомним — он ученик и последователь Гегеля). Общество и любая его часть (любой коллектив и любой индивид) — это всегда противоречивое единство, и в разрешении противоречий заложено его развитие. И с этих позиций он изучает задачи управления и управляющего.

Руководитель — кибернет, по терминологии Трентовского, — должен уметь примирять различные взгляды и стремления, использовать их на общее благо, создавать и направлять деятельность различных институтов так, чтобы из противоречивых стремлений рождалось бы единое поступательное движение.

Рассуждая о науке управления, он отдает должное роли таланта управляющего и термину «искусство управления», которым он широко пользуется. И в то же время он понимает, что одного искусства мало. Выработка сколь-нибудь сложного решения, говорит он, требует всегда определенного научного анализа. В этом, вероятно, его основное отличие от греков, и в этом видел он свою задачу в создании научного фундамента этой дисциплины. Отметим это обстоятельство специально.

Основной целью и объектом управления является, по мнению Трентовского, человек во всей его сложности. «Люди не математические символы и не логические категории, и процесс управления — это не шахматная партия. Недостаточное знание целей и стремлений людей может опрокинуть любое логическое построение. Людьми очень трудно командовать и предписывать им наперед заданные действия. Приказ, если кибернет вынужден его отдавать, всегда должен очень четко формулироваться. Исполняющему всегда должен быть понятен смысл приказа, его цели, результат, который будет достигнут, и кара, которая может последовать за его невыполнением, — последнее обязательно».

И еще один момент — приказы, уж если они отданы, должны выполняться неукоснительно. Процесс управления не может существовать без поощрений и наказаний. И исполняющий их должен знать! Знать заранее!

Далее Трентовский утверждает, что, с одной стороны, кибернет должен уметь наблюдать, анализировать, выжидать, лавировать, избегать прямого вмешательства — он должен уметь извлекать пользу из естественного хода вещей; с другой — он должен быть активен: любое его решение должно носить «волевой характер», оно должно неукоснительно выполняться. Кибернет должен быть уверен, что подчиненные ему гиберно выполнят его распоряжение.

Во многом поведение людей предопределено предшествующим ходом событий, и повлиять на него мы можем далеко не всегда. И далее из слов Трентовского становится ясным, что пружины развития общества объективны, они не зависят от воли управляющих. Как кормчий не может изменить характер морских течений и должен приспосабливать маневр своего корабля к их сложной и независимой от него структуре, так и лицо, поставленное во главе коллектива, должно умело учитывать этот объективный ход истории. А роль науки — помогать ему предвидеть возможные варианты развития событий. И это должна уметь делать кибернетика. Задача ее не просто формулировать общие соображения, а помогать исследователю или управляющему предвидеть будущее, предвидеть следствия своих решений.

Трентовский понимает важность философии в создании принципов управления. «Кибернет не так уж много может позаимствовать из общих философских политических теорий (принимая конкретные решения. — Н. М.). При одной и той же политической идеологии он должен управлять различно в Австрии, России или Пруссии. Точно так же и в одной и той же стране он должен управлять завтра иначе, чем сегодня».

Книгу Трентовского пронизывают также идеи адаптации и необходимости учета сложной системы обратной связи (хотя подобные слова им и не произносятся — их еще просто не было тогда в употреблении). Все находится в движении, утверждает он, и решение, принятое сегодня в одних условиях, может оказаться совершенно негодным завтра, когда условия изменятся. Кибернет должен уметь соотносить свои действия с этими изменениями. Он эти изменения должен чувствовать, изучать, и его действия должны изменяться в зависимости от того, в каком состоянии находится объект управления — гиберно. А подобные утверждения есть не что иное, как признание существования обратной связи!

Отмечая объективный характер социальных процессов, Трентовский ни в какой мере не принижает роль личностей, этих отдельных элементов социальной системы (или объекта управления). Он считает объективно существующим и объективно необходимым множественность различных поведенческих механизмов, обеспечивающих адаптацию объекта управления гиберно. И, давая свободу конкретности, надо, считает он, направлять в единое русло активность этих механизмов. У Трентовского привлекательным было именно то, что он шел от человека, от общества, от его объективных законов.

Не все, далеко не все у Трентовского можно принять без оговорок. Но для нас важно то положительное, что было внесено им в теорию управления общественными процессами на этом этапе развития кибернетики.

Кибернетика — наука, которая родилась слишком рано

Почему произошло так, что имя польского философа, столь много сделавшего для создания основ кибернетики, оказалось преданным забвению?

Попробуем в этом разобраться!

Кибернетика как наука об управлении общественным развитием была в XIX веке прежде всего объектом философской мысли и мало интересовала практиков. Кибернетика жила еще категориями классической немецкой философии XVIII века, а на дворе уже была погода XIX века — эпоха становления капитализма, возникновения новых интересов и потребностей. Декларация неограниченной свободы частного предпринимательства и принцип lasser faier — то есть «не вмешивайтесь» (более точно: «предоставить события их естественному ходу»), провозглашенный капитализмом, вообще исключали необходимость для сильных мира сего обсуждение каких-либо общих объективных целей. Рыночная доктрина, всесилие конкуренции порождают представление, что все само собой образуется. Управление сводилось прежде всего к созданию таких производственных структур, которые обеспечивали бы максимальную прибыль. В конце концов философия и социальное управление оказались не у дел. Зато родилась научная организация труда (НОТ).

Но вот в 40-х годах XX века быстрое развитие техники и технологии резко усложнило управленческие процессы. Рост концентрации производства, его специализация и необходимость учета огромных потоков информации (прежде всего!) сразу обнаружили недостаточность прежних приемов управления, НОТ и других средств, традиционно применявшихся управляющими. Возникла необходимость научного подхода к делу управления. Вот почему второе рождение кибернетики и появление книги Норберта Винера «Кибернетика и общество» независимо от претензий ее автора было воспринято на Западе как новое Евангелие.

Сочинение Винера по кибернетике было нацелено на самые «больные» проблемы управления. Винеровская кибернетика оказалась ориентированной именно на проблемы информационные. Винер посчитал, что теория информации является основой этой дисциплины. Более того, он говорил, что сама теория управления является лишь частью теории информации.

Заметим, что, имея одну и ту же цель — усовершенствование управления обществом, — Трентовский и Винер рассматривали эту цель в совершенно разных ракурсах. Винер считал общество своеобразной технической или биологической системой, а Трентовский подходил к нему как социолог и философ, рассматривая общество как противоречивое единство несовпадающих стремлений, противоборствующих интересов…

Надо сказать, что в Советском Союзе появление кибернетики было встречено настороженно, а подчас и враждебно. Появление в печати таких характеристик, как «буржуазная лженаука», было, как мне кажется, вполне закономерным фактом, а не просто проявлением ограниченности. Ведь тогда речь шла не о кибернетике в ее изначальном понимании, не о глубоком обсуждении структуры общественного управления, его научных основ и конкретных методов, а о кибернетике Винера, в которой идеи технических концепций управления, идеи техницизма предлагались в качестве основы для разработки принципов управления общественным развитием. Очень настораживали и претензии Винера на всеобщий характер новой дисциплины и несостоятельность исходного философского фундамента.

Меня, честно говоря, больше удивлял не тот факт, что часть наших ученых на первых порах отвергла винеровскую кибернетику, а то, что ее потом приняли. Но здесь уже действовали другие, отнюдь не философского плана, мотивы. Возникла острая потребность нашего централизованного хозяйства в новых методах управления. Страна стояла накануне массового движения за внедрение ЭВМ в управление. И здесь нужна была наука. Хоть какая-нибудь! Даже винеровская!

А между тем такая наука существовала независимо от Винера. Только она была разорвана на отдельные части, ее философская основа и методы отыскания решений были между собой почти не связаны.

Новые времена и новые задачи

Кибернетика имеет много пересечений с такими дисциплинами, как теория систем и системный анализ. В последние два десятилетия эти дисциплины превратились в важнейшие направления научной мысли. В рамках системного анализа, который изучает общие свойства сложных систем, разработаны эффективные методы их исследования. Естественно, что кибернетика должна уметь ими пользоваться и ставить на службу повышения эффективности управления. Чтобы успешно разрабатывать рекомендации для управления сложными народнохозяйственными организмами, специалисты в области кибернетики должны изучать экономические законы, понимать их и правильно использовать. Необходимость эта привела к тому, что образовалась ветвь кибернетики экономическая кибернетика.

Довольно тесные связи у кибернетики и с теми дисциплинами, которые занимаются проблемами использования ЭВМ. Сегодня трудно представить себе управление сложными объектами без применения ЭВМ. Значит, при разработке процедур управления, то есть при решении своей основной задачи, кибернетика должна четко знать возможности, которые предоставляет использование ЭВМ в управлении.

Особое место занимают связи кибернетики с теорией информации. В самом деле, кибернетика, опираясь на общеметодологические и философские основы теории управления, должна снабдить управляющего конкретными рецептами, которые призваны помочь ему найти правильное решение в сложной ситуации. Общефилософские позиции помогают наметить правильно цели управления, определить перспективу развития, выработать стратегию. Но конкретные решения будут зависеть от многих обстоятельств, которые трудно учесть при стратегическом анализе. Среди этих обстоятельств особое место занимает та информация, которой располагает или будет располагать управляющий. Недостаток информации, то есть незнание обстановки, чреват катастрофическими последствиями. Но и ее избыток также может быть опасен. Информации должно быть ровно столько, сколько необходимо для того, чтобы лицо, принимающее решение, могло представить ситуацию в целом. А для этого ее надо специальным образом подготовить.

Итак, принятие решения и информация неотделимы.

Информация нужна только для принятия решения, и только для этого! В то же время термин «решение» без понятия «цель» лишен всякого смысла, ибо качество решения может быть оценено только степенью достижения цели. Отсюда вытекает, что оцениваться информация может только тем, какого качества решение она может обеспечить. Вот мы и получаем единый узел: «цель — решение — информация». Изучение единства этих трех понятий, каждое из которых самостоятельного смысла не имеет, изучение их взаимосвязи и анализ этой связи в конкретных условиях — одна из важнейших задач кибернетики.

Надо сказать, что подобная трактовка понятия информации и ее места в кибернетике не совпадает с той, которая содержится у Н. Винера. Он рассматривает информацию как самостоятельную категорию, подобно тому как это сделал С. Шеннон в своей «Теории информации». А Шеннона и его последователей интересовало не качество информации, а качество передачи информации, что совершенно другое дело!

Таким образом, в классической «довинеровской» кибернетике в центре внимания оказываются действия (то есть решения), принимаемые кибернетом, а также и все те вопросы, которые ему для этого акта необходимы. При таком взгляде на всю проблему управления мы уже имеем ключ к описанию современных задач кибернетики.

Прежде всего это исследование целей. Но не только целей, объективно присущих объекту управления — тому или иному социальному либо экономическому организму, — не только целей самого объекта, а и целей, стоящих перед частями, составляющими этот организм. А они могут находиться в противоречии с целями объекта. Кстати, эта противоречивость части и целого не только философская категория, но и объективная реальность, не учитывая которую управляющий не может принять правильного решения. Винеровская же кибернетика как раз эти моменты оставляла за кадром, уподобляя общество некой машине. Между тем есть принципиальная разница между тем, когда приказ отдается машине и когда он отдается человеку или коллективу. В первом случае мы твердо уверены в том, что приказ будет выполнен, если машина исправна. Во втором — мы можем лишь предполагать, что он выполнится. И задача кибернетического анализа должна состоять в том, чтобы знать, как обеспечить такие условия, при которых приказ будет исполнен. Вопрос этот всегда конкретен, и общих рекомендаций для его решения недостаточно.

Рядом с этой проблематикой, тесно связанной с проблемой целей, лежит проблема компромиссов. По существу, вся деятельность кибернета — это отыскание разумных соглашений. Сегодня разработано много рациональных приемов поиска компромиссов и коллективных решений. Среди них «принцип эффективного компромисса» и «принцип устойчивости». Поясним их на примерах.

Как гласит легенда, французскому скульптору Родену задали вопрос: каким образом он создает свои произведения? Роден ответил якобы так: «Я беру глыбу и просто отбиваю все лишнее». Нечто подобное протекает и в процессе управления: при принятии решения приходится не столько отыскивать сразу нужное (наилучшее, или оптимальное, как сейчас любят говорить) решение, сколько оценивать и отсекать заведомо ложные, неудачные и даже опасные.

Столь же прост и другой принцип — «принцип устойчивости». Кибернету приходится не только примирять различные интересы и цели, но и договариваться об общих действиях: принимать коллективное решение. Очевидно, что шансы заключить союз резко повышаются, если договор составлен так, что любой партнер, отступив от его параграфов, теряет по сравнению с тем, что он имел бы, строго выполняя их. Договор в этом смысле должен быть выгоден всем. Это и есть «принцип устойчивости».

Подобные «правила поведения кибернета» обладают одной важной особенностью — они могут быть формализованы, то есть в этих процедурах могут быть использованы математические методы, позволяющие давать решениям кибернета количественные характеристики. Эти методы должны быть включены в арсенал средств, которыми располагает управляющий и, следовательно, занимается кибернетика.

Но надо заметить, что использование математики и формализованных схем только тогда оказывается по-настоящему эффективно, когда проведен глубокий, содержательный анализ. И кибернетика должна направлять социологический анализ противоречивых стремлений и компромиссов, должна быть связкой между общеметодологическими, философскими концепциями и содержанием конкретных наук, необходимых для эффективной управленческой деятельности.

Искусственный интеллект и кибернетика

Сегодня стало модным употреблять термин — «искусственный интеллект». Под этим обычно понимают такую организацию использования современных возможностей вычислительной техники, которая позволяет проводить сложнейший логический анализ. Но для отыскания разумных управленческих решений чисто логических построений недостаточно. Наука, которая называется логикой — гордость человеческой мысли, часто бывает совершенно беспомощной там, где индивидуум, не обремененный никакими научными познаниями, находит правильные решения.

Как ребенок в толпе одинаково одетых мужчин находит своего отца? Что такое интуиция, заставляющая военачальника угадывать замыслы врагов или руководителя находить выходы в «безвыходных ситуациях»? Все это пока скрыто от нас, и в термине «искусственный интеллект» последнее слово надо брать в кавычки. Человек, только человек способен назначать цели в сложных противоречивых ситуациях!

Но это вовсе не означает, что «интеллект» искусственный всегда, во всех случаях хуже интеллекта естественного. В любой процедуре кибернета всегда есть элемент рутинный, требующий анализа логических цепочек. Вот тут-то и место системам, именуемым «искусственным интеллектом»: быть хорошим слугой человека, освободить его от бремени рутинных расчетов, представлять информацию в таком виде, чтобы кибернет мог сразу охватить ситуацию в целом…

[ОРГАНИЗАЦИЯ И ТЕОРИЯ ОРГАНИЗАЦИИ]

О функции и структуре систем

Любая система, будь то физическая, техническая, биологическая или социальная, как-то оформлена, определенным образом организована, имеет свою структуру. В рамках этой структуры происходит работа системы, система живет и функционирует. Структура системы, организация ее со временем тоже изменяется, эволюционирует, и эти изменения влияют на функционирование системы. Поэтому при изучении сложных систем наряду с исследованиями их деятельности, их функций анализируются еще и их организации, строения, структуры.

Обе стороны системы — структурная и функциональная — существуют в неразрывном единстве. Однако развитие формы (структуры) и развитие содержательного (функционального) аспекта системы никогда не происходят одновременно. Всегда существуют известные противоречия между формой и содержанием, которые служат импульсом для развития.

Те рамки, в которых функционирует общество, те производственные отношения, общественные институты, правовые нормы и т. д. являются консервативной составляющей общества — они меняются значительно медленнее, чем другие характеристики общества, например уровень технической оснащенности. Пользуясь физической терминологией, можно сказать, что они меняются в другом масштабе времени, отличном от того, в котором происходит изменение производственных процессов, развитие технологий и т. д.

Это сочетание быстро меняющихся функциональных параметров общественного организма и консервативной составляющей, которую мы условились называть структурой или организацией, играет в общественном развитии огромную роль. Консервативная составляющая оказывается фильтром, отбраковывающим те реакции общественного организма на изменение внешней обстановки, которые оказываются недостаточно обоснованными, точнее, недостаточно мотивированными потребностями общества. Одним словом, противоречие между формой и содержанием, между функциональной и структурной сторонами общественного процесса является еще одним из основных противоречий, определяющих развитие общества, и, следовательно, одним из стимулов его развития.

Организационная структура — это тоже элемент управления, она тоже создается для определенных целей, она тоже результат управленческих решений, и подчас непросто отделить проблемы организационные от функциональных. Да, наверное, этого и не требуется.

Что же такое организация системы?

Вероятно, первым сочинением, целиком посвященным проблемам организации, была работа известного русского минералога Е. Федорова, опубликовавшего в 1891 году книгу «Симметрия правильных систем фигур». В ней он впервые показал, что, несмотря на огромное разнообразие веществ, способных к кристаллизации, существует всего лишь 230 различных типов кристаллической решетки. Было удивительно узнать, что количество архитектурных форм, в которых может существовать материя, гораздо беднее ее физического разнообразия. Открытая им закономерность является проявлением некоторых общих свойств нашего материального мира. И структура кристаллической решетки — это один из фрагментов вообще организации материи.

Исследования Е. Федорова показывают, что, во-первых, образование различных организационных форм подчиняется некоторым общим законам, управляющим нашим миром, переступать которые никому не дано; во-вторых, приводят к выводу о необходимости специального исследования проблем организации материи, примером которой являются формы кристаллов. И первый из таких общих законов, которым подчиняются любые системы, — это закон, названный «принципом устойчивости». Речь идет о таких состояниях равновесия систем, которые не могут разрушиться малыми внешними возмущениями.

Открытие Е. Федорова означает, что нам известны все устойчивые кристаллические формы организации материи. И чтобы разрушить ту или иную кристаллическую решетку, надо приложить значительные усилия.

Теория организации начала оформляться с того момента, когда ученые увидели, как важно для понимания природы изучаемых процессов уметь выделять устойчивые, долговременно существующие характеристики, которые и являются основными фрагментами организации. И вот почему академика Е. Федорова мы с полным правом можем называть «отцом теории организации».

Естественные науки, и прежде всего физика, создали хорошую методическую базу для изучения структур, определяющих развитие тех или иных процессов механических, технологических, биологических… Знание основ этого метода может оказаться очень полезным и для решения гораздо более трудных проблем общественной природы.

Мы живем в непрестанно меняющемся мире, где те организационные формы, которые были устойчивыми при одних условиях, становятся неустойчивыми при их изменении; происходит перестройка структуры системы. С проблемой перестройки предельных состояний связана специальная научная дисциплина «Теория катастроф». Занимается она изучением явлений, связанных с качественной перестройкой структуры, или организации процесса.

Множество состояний равновесия, особых режимов, критических значений параметров, определяющих катастрофические перестройки системы, мы относим к элементам ее организации. И жизнедеятельность системы, ее функционирование, происходит в рамках этой организации, этой структуры и определяется ею. Конечно, под воздействием внешних факторов сама организационная структура также меняется, но эти изменения происходят гораздо медленнее, в другом масштабе времени, нежели функционирование системы.

После Е. Федорова следующий существенный шаг в развитии теории организации был сделан А. Богдановым. Если Федоров говорил только о неживой материи, то исследования Богданова были посвящены прежде всего формам живой материи и организации общества. И его «Всеобщая организационная наука (Тектология)» освещает прежде всего вопросы, связанные с развитием организации, переходом одних организационных форм в другие, и вскрывает законы, по которым происходит отбор возможных форм.

Богданов не дает строгого определения понятия «организация». Как материя — эта объективная реальность, существующая во времени и пространстве и являющаяся некоторым первоначальным понятием, — не требует определения, так и понятие «организация» является исходным. Материи всегда присуща определенная организация, и понятие организации не имеет смысла без того или иного материального носителя. Организация — это, если угодно, архитектура фрагментов материального мира, это определенная форма существования материи. И этот термин применим в равной степени к любому уровню материи; мы можем говорить об организационных формах кристаллов и об организации живой ткани, о сообществах животных и об организации общества. В этом проявляется единство материального мира, в котором мы живем.

Исходной предпосылкой, красной нитью, проходящей через всю богдановскую «Тектологию», является идея, что количество архитектурных форм материи неизмеримо беднее того разнообразия, которым так богата окружающая нас действительность. Этот факт дает возможность создавать своеобразную теорию структурных схем организации материального мира. В то же время он рассматривает структуру не как нечто застывшее, а непрерывно изменяющееся под влиянием внешних факторов и деятельности системы. И это изменение подчиняется вполне определенным законам.

Для меня, представителя естественных наук, эта особенность богдановской работы показалась особенно интересной. Изучая законы движения неживой материи, мы также рассматриваем их как некоторые правила отбора реальных процессов из мысленно возможных. Законы выступают как критический фильтр, отсеивающий все те движения, которые не могут реализоваться, как фактор своеобразной ориентации развития, направляющий течение процесса в определенное русло. Ничто, например, не может преступить законов сохранения! Естественно, что организационные формы в своем развитии должны следовать определенным законам, столь же объективным, как и законы физики. Таким образом, автор «Тектологии» в вопросе о развитии организации выступает как естествоиспытатель.

Очень важно, что Богданов все время подчеркивает неразрывную взаимосвязь развития организаций с функционированием системы. При этом может происходить не только прогрессивное развитие организации структуры, ной застой либо даже регресс. Возможны условия, при которых происходит медленное изменение организации, но могут возникать и такие ситуации, когда замена одной архитектурной формы другой протекает бурно.

Очень важное обстоятельство, вероятно, впервые установленное Богдановым, состоит в том, что структуре, форме организации, если речь идет об общественных или политических системах, присуща определенная «организмичность». Однажды возникшая организация становится не просто «юридическим лицом», если пользоваться термином из общественной жизни, — у нее возникают собственные цели. И одна из них — это сохранение своей стабильности, своего гомеостазиса. Организации всегда присуща определенная консервативность.

Таким образом, в обществе (и в биологических системах) существуют два начала: лабильное (пластичное) — это функциональная сторона организма, его стремление быстро адаптироваться, приспособиться к изменяющимся обстоятельствам, и консервативное — это архитектурная схема организации.

Следовательно, в работе Богданова утверждаются новые позиции науки, позволяющие изучать влияние конкретных структурных форм на течение процессов биологической или общественной природы.

С именем Богданова связано представление об открытых системах, то есть системах, которые все время взаимодействуют с окружающей средой и не могут существовать без обмена с ней материей и энергией. Их организация представляет особый интерес, так как они развиваются наиболее быстро.

Богданов обращает внимание на то, что только активное использование внешней среды (этот термин он понимает очень широко), обеспечивает сохранность системы. Он представляет структуру системы не как нечто застывшее, а как результат непрерывной борьбы противоречий, как непрерывную смену состояний равновесия. В связи с этим очень интересно введенное им понятие положительной и отрицательной селекции, то есть положительного и отрицательного отбора.

В первом случае за счет внешней среды система увеличивает количество внутренних связей, повышает свою сложность, а вместе с этим повышается и эффективность ее функционирования. Увеличение же внутренних связей, специализация отдельных элементов структуры, например элементов производственного объединения, распределение между ними обязанностей, их кооперирование — все эти меры ведут к повышению эффективности производства. Но одновременно растет и неустойчивость всей системы, слабеет ее противодействие внешним воздействиям, ибо нарушение какой-либо связи или кооперативного договора может ухудшить всю ее экономическую мощь и даже при известных условиях поставить всю систему на край пропасти. Вот почему связи, например кооперативные договоры, должны время от времени пересматриваться.

Пересмотр и уточнение необходимы еще и по следующим соображениям. Наряду с положительной селекцией растут также и внутренние противоречия системы; отдельные ее части, превращаясь со временем в более или менее автономные организмы, вырабатывают свои собственные самостоятельные цели. А располагая определенными возможностями их достижения, они могут начать действовать вопреки общим целям, наперекор системе в целом. Все это демонстрирует нам необходимость принятия мер, ослабляющих действие вышеуказанных факторов.

Отрицательная селекция удаляет все взрывоопасные очаги, преодолевает внутренний антагонизм организации, повышает ее однородность, порядок в ней, систематизацию, повышает ее структурную устойчивость. Но одновременно отрицательная селекция снижает функциональную эффективность организации.

Особое место в богдановской работе занимает проблема кризисов (или катастроф, если пользоваться современной терминологией). Он подробно изучал условия и механизмы, вынуждающие организацию к быстрым взрывным, по его терминологии, перестройкам. Автор «Тектологии» формулирует существование критических ситуаций как некоторый общий закон. Более того, он утверждает, что чем сложнее система, тем больше шансов в процессе ее развития столкнуться с кризисной ситуацией, с необходимостью перестройки организации. И чтобы эта ситуация не застала управляющего врасплох, не привела к нежелательным последствиям, необходимо научиться анализировать текущий процесс в системе и предсказывать ее развитие.

[УПРАВЛЕНИЕ ТЕХНИЧЕСКИМИ СИСТЕМАМИ]

Современная теория технического управления системами

с «Теорией регулирования» связаны две фундаментальные идеи, развитию которых и посвящена главным образом эта дисциплина. Первая — это идея обратной связи. Вторая — представление о качестве управления.

«Теория регулирования» предложила способы проектирования обратной связи и оценки качества для относительно простых технических систем. Но развитие техники и технологии стало выдвигать новые задачи, потребовавшие нового расширения теории. Постепенно возникла «Теория технического управления», которая является прямой наследницей «Теории регулирования». Основное качественное усложнение тематики произошло в связи с созданием ракетной техники.

Выбор управляющих воздействий имеет одну очень важную особенность: если задача вообще имеет решение, то есть если ресурса достаточно для достижения цели, то вывод аппарата на орбиту может быть осуществлен бесчисленным множеством способов. Поэтому одновременно с заданием цели управления ставится вопрос о том критерии, по которому мы будем отбирать необходимые нам управляющие воздействия из тех, которые обеспечивают достижение цели.

Поскольку, как говорят, «грамм в космосе стоит тонну на земле», то таким критерием (принципом отбора) у нас будет количество затрачиваемого горючего, необходимого для достижения орбиты. Поэтому из множества вариантов управления мы выберем тот, где минимальная затрата топлива.

Для решения подобных задач сейчас развиты относительно простые и надежные методы. Создана специальная теория, которая получила название «Теория оптимального управления». Главным результатом ее является так называемый принцип максимума, открытий академиком Л. Понтрягиным в начале 50-х годов. Он позволяет свести большинство практических задач определения оптимального управления, по которым можно рассчитывать оптимальную траекторию, к известным уже математике задачам с хорошо разработанным методом решения.

Воспользовавшись этим методом расчета, мы сможем найти траекторию, которая, будет оптимальной по выбранному критерию. Эту траекторию называют программной или просто «оптимальной программой».

В свою очередь, управление, обеспечивающее движение по этой траектории, называется оптимальным или программным.

Но выбор оптимальной программы — лишь первый шаг в той системе расчетов, которая необходима для достижения цели.

В самом деле, если, заложив программу управления в наш космический корабль, отправим его в путь, мы можем быть уверены, что он никогда до цели не долетит.

Дело в том, что реальная обстановка наверняка окажется отличной от той, какую мы предусмотрели в нашем сценарии. И ветер будет несколько отличен от расчетного, и температура воздуха будет не той, какую мы заложили в расчеты, и т. д. Одним словом, возникнет так много помех, что наше расчетное оптимальное управление будет вести аппарат совсем не по оптимальной траектории.

Есть ли выход из сложившейся ситуации? Да. На ракету надо поместить еще и автомат управления — специальный механизм, который, подобно автопилоту, будет реализовывать обратную связь. Он будет изменять нашу программу управления всякий раз, как только аппарат отклонится от программной расчетной траектории под действием не предусмотренных нами помех.

На космическом аппарате такая связь должна состоять, во-первых, из программно-информационной системы, в память которой закладывается информация о программной расчетной траектории. Снабжена она должна быть устройствами, способными измерять положения ракеты в пространстве и сопоставлять их с программной траекторией.

Во-вторых, в ней должен быть блок собственно обратной связи — механизм, перерабатывающий эту информацию и вырабатывающий команды об изменении углов, на которые должны повернуться газовые рули, о количестве подаваемого горючего и о других управляющих воздействиях. Надо заметить, что здесь идет речь лишь о корректирующих (малых) изменениях управляющих величин, поскольку основные уже заложены в расчетную программу.

Ну и, в-третьих, последний блок — силовое устройство, изменяющее положение рулей, всевозможных рычагов, заслонок и т. п.

Требования к автомату, который ведет ракету по такой траектории, совсем иные, чем к автопилоту. Надо было создать новые методы его расчета методы расчета «ракетных» автопилотов. И сегодня мы научились это делать!

Так «Теория технического управления», сформировавшаяся в 50-е годы и включившая в себя «Теорию регулирования» как важнейшую составную часть. В ней возникло много новых разделов, таких, например, как «Теория оптимального управления», существенно расширивших область применения средств управления. Одним из важнейших ее разделов стал метод Оптимальных программ, или Программный метод. Сейчас Программный метод принято называть Программно-целевым.

Первый этап Программного метода — это назначение цели. Для технических систем, какими бы они ни были, цели назначаются извне, а весь механизм управления настроен на достижение этой цели. Можно сказать и так: цель является отправным пунктом планирования ресурсов! Или, другими словами, планирование производится от поставленной цели.

Второй этап реализации Программного метода — это построение программы (или плана) такого распределения ресурсов управления, которое обеспечивает достижение цели. Если ресурса достаточно, например, если в баках ракеты достаточно горючего для вывода ее на орбиту, то цель может быть достигнута многими способами, и тогда возникает проблема оценки и сравнения этих способов, И вот здесь-то и возникают многочисленные трудности, часто носящие совсем не технический характер.

Но мы остановимся на вопросе, который, может быть, является самым трудным в практике и теории управления, — на вопросе о неоднозначности оценки решения, на необходимости уметь согласовывать противоречивые требования. Проектировщик или управляющий всегда должен отыскивать компромиссы, находить проход между Сциллой и Харибдой. Самый простой пример компромисса, с которым мы всегда сталкиваемся в повседневной практике, — это компромисс между качеством и стоимостью. И каких-либо общих рецептов, позволяющих увязать эти противоречивые критерии (требования), не существует. И все же в ТТУ разработаны приемы анализа подобных «неразрешимых» конфликтов и отыскания приемлемых для практики решений.

Один из них получил название метода двухэтапной оптимизации. На первом этапе наших расчетов мы выбираем определенный сценарий внешней обстановки, одним словом, мы считаем вполне определенными все те величины, от которых зависит траектория полета. И для этих фиксированных, на самом деле гипотетических, условий мы и проводим расчет программы, выбирая ее наиболее экономной с точки зрения первого критерия, а затем с помощью корректирующего управления (обратной связи) мы добиваемся наилучшего значения второго критерия — максимальной точности.

Область применения Программного метода чрезвычайно широка и все время расширяется по мере усложнения технических систем. Схема его может быть изображена в виде следующей цепочки процедур: формирование цели — расчет программы — построение механизма обратной связи.

Система управления водохранилищем

Но бывает, что необходимо создавать системы управления, работающие в условиях, когда «помехи» эти становятся очень большими. Пример тому — система управления водохранилищами.

И мы приходим к новой схеме управления — новому варианту процедур Программного метода. Сначала, по первоначальному прогнозу погоды строится первая программа использования воды так, будто погодные условия до конца сезона будут такими, какими мы их заложили в расчет, но следуем этой программе лишь в течение небольшого отрезка времени — недели или декады. Затем на основании новой информации составляется новый прогноз погоды и строится новая программа и т. д. Таким образом, все управление строится по одному типу и сводится к последовательному расчету оптимальной программы, систематическому сбору новой информации, построению нового прогноза и составлению нового сценария, новой программы.

Эта процедура позволяет по-иному организовать управление на основе принципа обратной связи. Здесь обратная связь реализуется с помощью многократного повторения расчета программной траектории на основе новой информации.

Подобный метод нашел он широкое применение и в экономике, где получил название «метода скользящего плана». Однако гораздо раньше ирригаторов он применялся навигаторами парусных судов. Предположим, корабль покидает Гибралтар, с тем чтобы пересечь океан и достигнуть какого-либо порта в Америке, например Гаваны. Капитан (или штурман), зная вероятностный характер ветров и течений, прокладывает курс — по нашей терминологии, он рассчитывает программную траекторию — и следует ему.

Но течения и ветры оказались несколько отличными от расчетных, и корабль сносит в сторону от намеченного курса. Утром штурман снова определяет положение своего корабля и, учитывая новую информацию о ветрах и течениях, прокладывает новый курс (строит новую программу), а не возвращается на старый маршрут.

По существу, это та же схема «метода скользящего плана», но здесь есть одна особенность, на которую хотелось бы обратить внимание. В такой системе управления имеется еще один важный элемент — рулевой.

Помимо течений и ветра, на корабль действуют волны, также сбивая корабль с курса. Рулевой, которому задан курс, все время «организует» обратную связь, удерживая корабль на заданном курсе (в последние десятилетия на судах устанавливается авторулевой — аналог самолетного автопилота, — выполняющий функцию рулевого).

Изложенный способ управления можно было бы назвать методом последовательных целей — (или методом последовательного прицеливания). В самом деле, штурман каждое утро определяет свое местоположение и, прокладывая курс, нацеливает корабль на порт прибытия. А в промежутке это делает рулевой (авторулевой), выдерживая направление.

И еще одно замечание. Изложенный вариант Программного метода управления кораблем использует две петли обратной связи. «Верхняя» реализуется изменением программ, программной траектории, в которой компенсируются медленно изменяющиеся «длительные» помехи. Выбор новой цели, новой программы производится штурманом. «Нижняя» петля обратной связи компенсирует постоянно возникающие «мелкие», или короткопериодические, помехи; за это дело ответствен рулевой (авторулевой).

Обычно чем сложнее система, тем большее количество петель обратной связи необходимо для ее стабилизации, для обеспечения необходимого уровня ее эффективности.

Программный метод — это очень рациональный и гибкий способ управления системами в условиях, когда им приходится «работать» при неизвестной и изменяющейся внешней обстановке. Но, оказывается, существуют системы, где цели возникают внутри самой системы и где возможности назначать цель заложены в организации обратной связи. Это системы общественной природы.

[Глава IV. ЕЩЕ ОДИН ИСТОЧНИК ТЕОРИИ — ОПЫТ]

В нашей стране сразу после победы в гражданской войне выработался новый метод управления — Программный метод. Тогда он так еще не назывался. Такое название возникло лишь в 60-х годах, но, по существу, именно в те дни возникла та схема, которая ныне постепенно становится основой управления экономическим организмом Советской державы.

Конечно, ведение народного хозяйства — это не запуск космического аппарата, где все особенности процесса движения относительно просты. Но совокупность крупных народнохозяйственных программ как раз и определяет ту основную траекторию развития, которая должна обеспечивать достижение целей. Но одних программ мало; во-первых, они не могут охватить все детали фантастического производственного разнообразия, во-вторых, выполнение программ требует ресурсов, а ресурсы на все программы общие — их надо разделить между ними. Поэтому программы должны быть увязаны между собой. А для этого необходимо планирование в масштабе всей страны. Такое единое планирование возникает вследствие новых производственных отношений, новой организационной структуры.

В условиях, возникших в начале 1920-х годов, страна выдвинула беспрецедентную по своей смелости программу — план ГОЭЛРО, и одновременно разработала принцип плановости хозяйства как естественное следствие новой организации государственного и хозяйственного управления. А как следствие реализации этого принципа была создана Государственная плановая комиссия (Госплан), призванная разрабатывать на основе программных документов государственный план распределения и использования ресурсов страны.

На этом этапе планирования должны уточняться сроки выполнения тех или иных работ, конкретизироваться задания отраслям, объединениям, предприятиям и т. д. Помимо стратегии народнохозяйственного развития, ради которого был организован Госплан, на его плечи легли решения чисто технических проблем, всевозможные увязки и согласования планов и балансов.

Но планы и программы должны выполняться. Для их реализации возникает необходимость в создании специальных механизмов, необходимость в такой организации работы, которая обеспечивала бы обратные связи, способные устранять неизбежно возникающие отклонения от первоначального замысла, то есть необходимость в том автопилоте, который ведет самолет по заданному курсу. В начале 20-х годов возникли синдикаты, кооперативный план, хозрасчет и многие другие формы «хозяйственного автопилота». Эта грандиозная управленческая конструкция рождалась в повседневной практике решения задач социалистического строительства и с участием ученых.

Глава V. ПРОГРАММНЫЙ МЕТОД]

Становление Программного метода

Идеи Программного метода, столь простые и очевидные в технической сфере, отнюдь не просто пробивали себе дорогу в экономической. Даже теперь, когда многое уже сделано, Программный метод воспринимается обычно лишь как некая совокупность рецептов, лежащих в основе составления проектов освоения крупных регионов, таких, как Западная Сибирь, планирования комплексных исследований и т. д. Другими словами, воспринимается в основном как удобное средство планирования отдельных производственных мероприятий. В действительности же, как говорилось, Программный метод — это некоторая стройная система взглядов, включившая в себя основные идеи Кибернетики, Теории организации и Технической теории управления, а также опыт строительства социализма в СССР.

Она объясняет, как надо распорядиться теми рычагами управления, которыми располагает общество для того, чтобы обеспечить выполнение программных установок, чтобы превратить их в перечень народнохозяйственных мероприятий и создать механизмы хозяйственного управления, обеспечивающие их реализацию. Именно поэтому этот метод называется программным.

После войны начался новый период развития советской экономики, сопровождающийся количественным и качественным усложнением всего хозяйства. Экономисты стали перед необходимостью расширения используемого инструментария экономического анализа. Быстрая смена номенклатур, развитие внутренних связей, резкое возрастание объема информации, с которой теперь приходится иметь дело экономистам, настолько усложнили процесс анализа экономической ситуации, а тем более увязку плановых заданий и разработку перспективы, что без математики, без широкого использования математических моделей и ЭВМ обойтись уже было невозможно. И в 1950-е годы у нас в этой сфере была совершена подлинная революция: проведен целый ряд новых первоклассных исследований. Эти работы были высоко оценены страной, и академики Л. Канторович, В. Немчинов и профессор В. Новожилов были удостоены Ленинской премии, а позднее Л. Канторович совместно с американским экономистом Ч. Купмансом получил за разработку математических методов в экономике Нобелевскую премию.

Новые требования к планированию и управлению хозяйством послужили мощным стимулом развития экономико-математических исследований в СССР. Создается крупный Центральный экономико-математический институт (ЦЭМИ), возникают кафедры и коллективы экономистов, владеющих современными математическими методами. Через все их работы красной нитью проходила чрезвычайно важная идея — идея оптимизации. Экономистам пришлось учиться использовать новый для них инструмент экономического анализа — методы оптимизации.

Немного истоирии экономики

Экономист, прежде чем использовать в своей практике новые идеи, сначала должен изучить чужой опыт и примерить его к своим собственным задачам. А идеи оптимизации имеют уже давнюю историю и породили многочисленные методы и подходы, вошедшие в практику работы западных экономистов.

Именно они, а также задачи об условиях равновесия рыночной экономики послужили источником современных экономико-математических методов. Отыскание наилучшего способа распределения ресурсов, разработка соответствующих математических методов стимулировались на Западе особенностями рыночной экономики, поскольку главная цель любой фирмы или предприятия — получение максимальной прибыли. Это давление рынка сказалось и на характеристике мышления экономистов Запада. В последней четверти XIX века в буржуазной экономической науке наметились тенденции, которые обычно связываются с именем Л. Вальраса, профессора Лозаннского университета (Швейцария).

Л. Вальрас провозгласил принцип «чистой» экономики, означающий, что экономическая наука должна прежде всего заниматься только «чисто экономическими вопросами», а все социальные проблемы должны быть отделены от анализа конкретных вопросов экономической деятельности. При таком понимании задач социального развития общества из экономической науки оказались исключенными и трудовая теория стоимости, и проблемы распределения, и многое другое, что составляет содержание общественной жизни. Это был отказ от тех основных принципов, которые лежали в основе классической политэкономии Кене — Адама Смита — Рикардо и, конечно, марксистской политической экономии.

Этот период иногда называют «революцией Вальраса». Данное течение получило название неоклассического. Неоклассицизмом были разработаны подходы и методы решения многочисленных задач конкретной экономики. В частности, в рамках этой школы возникли и были развиты математические методы анализа разнообразных экономических процессов. Но ограниченность концепций «чистой экономики» лишает экономическую науку способности к эффективному прогнозированию и анализу явлений и тенденций, протекающих в обществе. Это хорошо понимают крупные представители западной науки. Так, например, лауреат Нобелевской премии американский экономист В. Леонтьев однажды заметил, как мало стоят все достижения современной математизированной экономики по сравнению с одним прогнозом К. Маркса о неизбежности концентрации капитала.

В Советском Союзе давно возникла школа экономистов, возглавляемая академиком Л. Канторовичем, который еще в предвоенные годы начал заниматься проблемами оптимизации, специфичными для многих задач экономики, — проблемами линейного программирования. 50-е годы и начало 60-х оказались годами бурного развития новой математической теории и новых опытов ее применения на практике. Но вот что определилось уже в ходе 60-х годов. В рамках оптимизационных теорий удачно решались отраслевые и главным образом технологические задачи, такие, как отыскание способа наиболее экономичного раскроя кож, удачной расстановки оборудования, разумного профилирования дорог, удобного размещения заводов, городов и т. д. Другими словами, хороший результат эти методы давали тогда, когда было легко составить выражение целевой функции. И такие задачи довольно усиленно «внедрялись», а математиков за них благодарили. Если же речь заходила о каком-нибудь крупном народнохозяйственном мероприятии, таком, например, как освоение богатств нового региона или строительство нового металлургического комплекса, то оптимизационные расчеты либо вообще не принимались во внимание, либо внедрялись с большим трудом. Причину этого понять нетрудно — в этом случае многие показатели оказывались противоречивыми. Значит, главное — это не оптимизация отдельных показателей, а увязывание их в единое целое.

Постепенно специалисты, стремящиеся внедрить в практику новые методы обработки информации, математические модели и электронную вычислительную технику, поняли, что дело не в математике. Без нее, разумеется, не обойдешься. Но главное — это именно целевые функции, то есть ясное понимание целей, которые надо достичь. И именно здесь таятся основные трудности!

Поэтому в начале 60-х годов часть математиков-экономистов, отчетливо поняв невозможность ограничиться в экономико-математических исследованиях «оптимизационной идеологией», стала пропагандировать необходимость развития специальных экономико-математических методов. Постепенно, в «трудах и заботах» и жарких дискуссиях, рождалось новое понимание места и роли математики и электронной вычислительной техники, места экономико-математических исследований в экономическом развитии нашей страны. Не будет преувеличением сказать, что именно в эти годы возникло то понимание смысла автоматизации управления, которое сегодня оказывает решающее влияние на практику совершенствования хозяйственных механизмов.

Довольно широкий круг математиков, занимающихся проблемами пользования ЭВМ в управлении народным хозяйством, поняли, что современные проблемы экономики и управления неотделимы друг от друга. Произошло, если угодно, становление системной методологии, без которой очень трудно заниматься внедрением автоматизированных систем управления. Но это, в свою очередь, привело к новому пониманию целей экономико-математических исследований, резкому расширению фронта поисковых исследований, к стиранию границ между смежными областями знания. И однажды наступил момент, когда стало ясно, что разрабатывать «чисто экономические задачи» недостаточно; необходим комплексный, или, как теперь говорят, системный подход к изучению и исследованию всей экономики страны и отдельных ее аспектов, в результате чего должна разрабатываться именно система управления. Вот тогда и возникла идея Программного метода, которая, как оказалось, совершенно не противоречит идеям оптимальности, поскольку они само собой вписались в эту систему как естественный элемент метода. Просто он дает ключ к построению целевых функций и ставит все на свои места, провозглашая главной и основной задачей обеспечение правильного выбора целей.

Сейчас трудно отыскать авторов Программного метода. Скажем только, что Вычислительный центр (ВЦ) Академии наук СССР был одной из первых организаций, не только заявившей о необходимости развивать Программный метод, но и предложившей его первую алгоритмичную схему.

Проблема цели и доктрины

Мы не раз говорили, что в любой системе (организме), имеющей социальную природу, стратегическая цель вырабатывается в самой системе, а не привносится извне. Формирование цели (стратегии) в любом государстве является обязанностью и прерогативой определенной организации. Процесс выбора цели требует глубокого научного анализа обстановки и тщательного сопоставления и сравнения стратегических альтернатив. В результате этого анализа формируется определенное решение (цель), представляющее собой концентрированное мнение, выработанное группой ответственных лиц.

Итак, после тщательного и всестороннего анализа ситуации формируется цель, и тогда она превращается в доктрину, которой следуют неукоснительно все участники достижения цели. Таким образом, первый этап реализации Программного метода — это создание системы, службы, которая может намечать и выбирать цели. Она должна включать различные формы прогнозов, экспертные оценки и, конечно, системы машинной имитации реальных экономических процессов.

Сегодня проблема прогнозирования обсуждается достаточно активно. Причем основное внимание в этих обсуждениях обычно уделяется экспертным прогнозам. Это очень важное направление деятельности, однако надо помнить, что возможности подобного метода экспертных прогнозов ограниченны. Ведь чтобы мнение экспертов было бы достаточно компетентным, им необходим прецедент. А в нашем быстро меняющемся мире прецеденты так же быстро устаревают, и прогнозы, как правило, приходится строить в ситуациях, когда мы лишены опорных ориентиров. Остается один выход — строить математические модели прогнозов и сочетать метод моделей с экспериментами.

Программный метод — единая система

Программный метод представляет собой сегодня целостную систему процедур принятия управленческих решений. Второй его этап — это собственно разработка и утверждение программ, то есть перечня тех мероприятий, которые необходимы для достижения поставленных целей. Очень важно понять, как должны формироваться программы, — какова «технология» их формирования.

Это тоже трудный вопрос. Но он неизмеримо более прост, нежели проблемы назначения целей. Его трудности — это трудности организационного характера.

Программный метод выступает как единая целостная система, охватывает весь процесс управления: от формирования цели до реализации планов и опирается на те богатые возможности, которые совместно дают Кибернетика, Теория организации, Теория технического управления и современная вычислительная техника.

[Глава VI. УЧЕНИЕ О МЕХАНИЗМАХ УПРАВЛЕНИЯ НАРОДНЫМ ХОЗЯЙСТВОМ]

Предварительные рассуждения

Сейчас термин «механизм» стал очень употребительным. Такие выражения, как механизм планирования, ценообразования, механизм выработки нормативов или хозяйственного управления, стали общеупотребительными.

Как бы ни была различна физическая природа этих механизмов, все они имеют одно общее — переносят и преобразуют информацию. В результате одни формы движения преобразуются в другие, как, например, в технике, или вырабатываются команды, как в теории управления, или регламентируют деятельность людей, как в экономике.

Но создание механизмов планирования далеко не исчерпывает всех задач, решение которых необходимо для эффективного управления народным хозяйством; недостаточно иметь хорошие планы и программы, увязанные по всем показателям. Они должны еще выполняться.

Таким образом, в плановой экономике должна еще появиться задача целенаправленного создания экономического механизма, лучше сказать, системы механизмов, обеспечивающих выполнение плановых заданий. Эта задача оказывается еще сложнее задачи планирования. Программы и планы создаются относительно небольшими коллективами квалифицированных специалистов, а выполняют их миллионы людей, совершающие миллиарды и миллиарды различных действий. Их уже нельзя спланировать в обычном смысле слова — они должны совершаться автоматически. Вот и народное хозяйство не может обойтись без подобного своеобразного «автопилота». Механизм планирования решает только основные проблемы нашей хозяйственной деятельности — он выбирает путь. А все остальное должно решаться автоматически — должны срабатывать обратные связи, присущие народнохозяйственному организму. Они призваны снять с плановых органов обязанность решать отдельные частные задачи. Поэтому изучение и проектирование хозяйственных механизмов являются естественной частью Программного метода.

О стихийном и закономерном

У человека между внешними условиями и его поведением стоит разум. Он не только воспринимает внешний мир, не только анализирует его, но также и познает сам себя. Это значит, что он способен представить себя в той или иной обстановке, оценить результаты своих действий, наметить цели и пути к их достижению. И у каждого человека есть свое, лично ему присущее видение мира, свое представление о целях и, следовательно, своя логика поведения. Вот почему прогнозировать действия и поведение людей так трудно. Буйство страстей в «душе человека» и разум, который выбирает способы поведения согласно своей индивидуальной программе, — вот источники того стихийного начала, с которым необходимо должны считаться управляющие всех рангов и, конечно, ученые, занимающиеся разработкой принципов и методов управления производственной деятельностью общества.

Одновременно с внутривидовым отбором, который изучается дарвинизмом, происходит отбор организационных форм — форм существования сообществ живых существ. Это значительно более сложная ступень эволюции, чем та, которую изучают биологи. И она для нас тем более интересна, поскольку с ней связано становление человечества и возникновение разнообразных жизненно важных механизмов. Ключ для понимания процессов их эволюции лежит в изучении коллективного поведения, его трансформации по мере развития интеллекта.

Природа безжалостно расправляется с отсталыми формами организации. В этом противоречии стихий мы и угадываем известную закономерность: общество развивается, непрерывно возникают новые, более рациональные организационные формы его существования. На каком-то этапе его развития в этот стихийный процесс создания механизмов начинает вмешиваться разум: возникают законы, целенаправленно совершенствуется организация, появляется кибернет!

О механизме рыночного типа

Рынок как механизм обмена появился на заре человеческого общества, когда только начало возникать разделение труда. За свою многотысячелетнюю историю характер рыночного механизма претерпел разнообразные изменения — менялись формы обмена и место рынка в жизни людей. Рыночный механизм — категория историческая, и он изменяется вместе с обществом.

Особое место имеет рынок в условиях капитализма, где он основной и, по существу, единственный механизм распределения. Это всеобъемлющий рынок, на котором все продается и покупается. Он — главный инструмент отбора жизнеспособных экономических организмов капиталистического общества. Такой рынок возник на границе XVIII и XIX веков. Всеобщему рынку, рынку без всяких ограничений, капитализм обязан своим становлением. Но и рыночный механизм такого рода не мог возникнуть вне капиталистических отношений. Будучи категорией исторической, рынок, характер его функционирования меняется вместе с эволюцией капитализма.

В социалистических странах также существует рынок.  Однако рынок при социализме теряет свой всеобъемлющий характер, его деятельность регламентирована государством. Из обмена, происходящего с помощью рынка, исключены все средства производства. И не только они. Гражданин социалистического государства, даже имея деньги, не сможет приобрести в личную собственность участок земли, самолет и многое другое, поскольку все это теперь лежит вне сферы распределения * (Это относится к советской модели социализма. Например, китайская модель пересмотрела эти «базовые» для социализма в СССР положения и – процветает. Поэтому, то какие ограничения действительно эффективны для преобладания госуправления в страене, а какие «от лукавого», еще предстоит выяснить. Прим.Ред). Общественные фонды, структура закупочных цен — это тоже проявление регламентирующей роли государства в сфере распределения. Тем не менее и при социализме элемент стихийности продолжает занимать свое место. Трудно представить себе, например, что однажды исчезнет такое явление жизни, как мода, капризы которой доставляют столь много хлопот планирующим органам. * (Есть основания думать, что мода является первичным явлением, возникшем в  далеком прошлом, во времена становления человекческого общества, его выделения из дикой природы. Об этом говорят исследования поведения обезьян. Прим. Ред.).

Кое-что о механизмах демографии

Не только механизмы, возникающие в сфере распределения, нуждаются в пристальном изучении. Кибернету приходится иметь в виду и другие стихийные механизмы, контролировать действия которых нельзя. К их числу относятся, например, механизмы, регулирующие численность людей, — регулирующие процессы демографии. Но если причины, регулирующие смертность, мы сегодня более или менее знаем, то проблемы рождаемости, причины, определяющие ее вспышки, о них мы можем только гадать и строить различные гипотезы. Одним словом, мы очень плохо знаем механизм, управляющий демографическим процессом. А он играет важную роль во всех экономических проблемах. Демографический прогноз — это одна из основных исходных позиций для планирования.

Еще один механизм, тесно примыкающий к описанному, это миграция. Она всегда играла огромную роль в истории. И объяснить ее чисто экономическими или демографическими факторами тоже невозможно, хотя, конечно, экономика играет здесь немаловажную роль.

Механизмы, определяющие воспроизводство и перемещение людей, в своих основных чертах носят (и видимо, будут носить) стихийный характер. Научиться эффективно влиять на характер миграции населения — одна из важнейших задач теории и практики управления.

Организация общества и механизмы

Кибернету трудно решать проблемы в борьбе со стихийностью, ставить заслоны стихийным проявлениям человеческой активности совсем непросто.

Раньше всего свои задачи кибернет научился решать в военной сфере. Организация армии дает примеры умелого использования человеческих страстей и слабостей для достижения общей цели, поставленной военачальником. Это и железная дисциплина, и посулы, и использование патриотизма, воспитания, и традиций. В военной сфере, может быть, раньше, чем где бы то ни было, научились использовать конкретные условия и стремления людей.

Но у каждого управляющего свои собственные представления о своих целях и возможностях… Вот почему организационные формы жизни общества — система законов, прав и обязанностей должностных лиц, меры ответственности людей перед законом — столь разные в Китае и Индии, Риме и Греции…

Меняя правовые нормы, вводя новые законы, кибернет может в известной степени изменять и механизмы.

 

О проектировании механизмов хозяйственного управления

Механизмы хозяйственного управления сами по себе возникнуть не могут. Они всегда плод напряженной и длительной работы группы специалистов-управленцев и хозяйственников. В Вычислительном центре АН СССР мы уже много лет занимаемся проблемами хозяйственных механизмов, и у нас выработались определенные взгляды на то, как надо подходить к их проектированию и внедрению. И об этом, вероятно, следует рассказать.

Проведение расчетов, которые позволяют определить оптимальные величины управляющих воздействий — поощрений, штрафов, ресурсов и т. д., — отнюдь не самая трудная часть работы. Для них наукой проложены уже проторенные пути. Гораздо сложнее первый этап работы, в результате которого должны быть выявлены основные критерии предприятий, очерчены те рамки (ограничения), которые определяют их деятельность.

Приходится учитывать не только объективные факторы, но и субъективный элемент деятельности производственных коллективов. Одним словом, самое трудное — это разобраться во всем том конкретном, что и составляет жизнь производственного организма.

Начинать приходится с того, чтобы понять те мотивы, которыми руководствуется директор, принимая те или иные решения. И это непросто, поскольку мотивы, лежащие в основе поведения руководства, редко поддаются какой-либо количественной оценке. Ошибки, совершенные на этом этапе, очень трудно исправить потом.

Следующий важный этап проектирования механизмов — их проверка с помощью имитации на ЭВМ. Машинный эксперимент так важен для нас, потому что он нас гарантирует от ошибок. И проводить его должны не только экономисты и математики, которые проектируют механизм, надо, чтобы в это время рядом с ними были и те, которые будут его потом использовать.

Последний, завершающий все работы этап — это внедрение нового механизма в жизнь предприятия. Главное же в процессе внедрения, без чего успех невозможен, состоит в совершенно простом утверждении: система управления и хозяйственный механизм как ее важнейшая составная часть должны быть «выгодны» предприятию.

Механизмы управления социалистическим народным хозяйством не могут сложиться стихийно. Их надо проектировать так, чтобы усилия и инициативы миллионов людей складывались и имели нужную равнодействующую, — другими словами, они должны использовать стихию масс, направляя ее в нужное русло. Это и есть высшая задача управления. Ее решение ставит перед наукой новые и трудные вопросы, требующие научной смелости в поисках новых нестандартных путей. Она требует дальнейшего развития «Теории управления», «Экономики» и «Кибернетики».

Механизмы управления социалистическим народным хозяйством не могут сложиться стихийно. Их надо проектировать так, чтобы усилия и инициативы миллионов людей складывались и имели нужную равнодействующую, — другими словами, они должны использовать стихию масс, направляя ее в нужное русло. Это и есть высшая задача управления. Ее решение ставит перед наукой новые и трудные вопросы, требующие научной смелости в поисках новых нестандартных путей. Она требует дальнейшего развития «Теории управления», «Экономики» и «Кибернетики».

Размышления о механизмах

Смысл любой организационной, управленческой деятельности состоит в том, чтобы учитывать стихию, стараться ее канализировать, направить в нужную сторону на достижение определенных целей.

К числу трудно предсказуемых факторов относятся и людские потребности. Как их удовлетворить? Как справиться с их случайным, плохо предсказуемым характером?

Ответ на эти вопросы и дает «Теория управления». В ней важное место занимают проблемы управления в условиях неопределенности, случайности. И она высказывает по этому поводу вполне четкие суждения. Оказывается, что и управление в этом случае должно носить стохастический характер, то есть содержать элемент случайности. Оно должно быть тесно связано со структурой неопределенных воздействий. Такими механизмами как раз и являются механизмы рыночного типа. И чтобы не было недоразумений: речь идет не о всеобщем рынке, который охватывает все и вся, как это было в викторианскую эпоху и при всех стадиях капитализма, а о своеобразном механизме распределения, способном учесть те индивидуальные особенности людей, которые так же объективны, как и тот факт, что люди вообще существуют.

В реальной жизни неиерархических структурных схем неизмеримо больше, поскольку элементы экономической системы соединены между собой не только внутренними связями от начальника к подчиненному (так называемыми вертикальными связями). Большую роль играют связи горизонтальные, между которыми нет прямой иерархии, например между смежниками. Ее заменяет система договорных отношений — один из важнейших элементов организации, порождающих еще один класс механизмов. Наконец, помимо непосредственной линейной подчиненности в масштабах отрасли, существуют и другие формы подчиненности.

Все эти типы почти не изучены. А жизнь выдвигает все новые и новые проблемы. И во весь рост встает необходимость глубокого изучения существующих видов организации экономического организма, влияния его структуры на экономический процесс.

Процессы, протекающие в народном хозяйстве, носят комплексный, или, как теперь принято говорить, системный характер. Они касаются не только экономистов, занимающихся конкретной экономикой, но и специалистов в области политической экономии.

Не менее важны вопросы права. Проблемы соотношения прав и ответственности необходимо требуют участия социологов. Ну и конечно, математиков, которые должны разработать не только систему расчетов, но и систему имитации. Она позволяет проверять заранее все построения теоретической мысли.

[Глава VII. КИБЕРНЕТИКА И ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ]

Как возникают глобальные проблемы

Эпоха Возрождения открыла эру создания грандиозных синтетических научных конструкций, позволяющих сегодня увидеть единство мира, в котором мы живем, взаимообусловленность разнообразных процессов, которые в нем протекают. Благодаря им постепенно формируется не только методологический фундамент, но и технология того анализа процессов, протекающих в окружающем мире, который мы сегодня называем системным. Он дает сегодня возможность человеку решать конкретные проблемы в непрерывно усложняющемся мире. Последнее очень важно — заготовленных рецептов никогда не бывает достаточно; человечество обречено на непрерывный поиск, в котором научная, системная методология играет роль нити Ариадны.

Первый шаг был сделан И. Ньютоном, превратившим общие идеи движения, высказанные еще в античное время, в исходную позицию для анализа процессов, протекающих во внешнем мире. Впервые человечество обрело принципиальную возможность предвидения, и впервые исследователям стали доступны не только общие качественные соображения, но и строгие количественные оценки.

Можно по-разному интерпретировать историю развития естественных наук и системного мышления, но нам хотелось бы отметить лишь еще два ее этапа. Первый — это эволюционное учение Ч. Дарвина. Оно открыло очередную страницу познания, связав в единое целое огромное разнообразие фактов, накопленных естествоиспытателями и палеонтологами. Эволюция жизни, развитие ее форм, механизмы, порождающие это развитие, все эти открытия позволили заглянуть в прошлое, произвести его реконструкцию, понять законы развития материи. А познав законы, познав механизмы, скрытые пружины изменения живой природы, ученые утвердились в мысли, что в наших силах увидеть и черты завтрашнего дня. Одним словом, они убедились: чтобы понять будущее, надо уметь заглянуть в прошлое!

Следующий шаг сделал В. Вернадский. Он создал концепцию биосферы. Центральным в его учении было представление о глубокой взаимосвязи всех процессов, протекающих на Земле, — геологических, химических, биологических. Он был первым, кто показал, что существование всего лика Земли, ее ландшафтов, ее гидросферы и атмосферы обязано жизни — живой компоненте биосферы. И чем дальше идет развитие планеты, тем роль жизни становится все более и более определяющим фактором в ее судьбе.

Таким образом, учение В. Вернадского, так же как и учение Ч. Дарвина, это учение об эволюции, учение о формах движения материи. Но в нем уже идет речь о развитии биосферы в целом, о взаимной обусловленности эволюции ее элементов, о закономерном появлении и развитии жизни, в рамках которой столь же закономерно возникает антропогенез, возникает процесс формирования человека вида «гомо сапиенс», приводящий неумолимо к появлению общества. И как логическое завершение этой системы взглядов в последние десятилетия своей жизни В. Вернадский создает учение о ноосфере, то есть о сфере разума. Согласно В. Вернадскому разум человека постепенно создает цивилизацию, способную к целенаправленному воздействию на естественный ход эволюции Земли. И неуклонно та часть нашей планеты, которая становится доступной активной воле людей, превращается в организм, то есть в систему, обладающую своими собственными целями развития и возможностями для их достижения.

Итогом учения В. Вернадского оказывается представление о единстве человека и биосферы, о единстве человечества в рамках биосферы, о том, что естественным этапом развития биосферы является ее постепенное превращение в единую общность, о которой уместно говорить как о системе, обладающей общими целями развития.

Таким образом, за последние 200–250 лет европейская цивилизация создала ряд грандиозных синтетических (объединяющих) теорий, позволяющих увидеть единство окружающего мира, глубочайшую взаимосвязанность разнообразных факторов. Благодаря им системное мышление становится постепенно естественной нормой. И эти системы взглядов, эти теории были не просто философскими системами. Они раскрывали механизмы, управляющие развитием, и, следовательно, открывали возможность предвидеть ход событий, дать им не просто качественную, но и количественную оценку.

Если человек способен предвидеть результаты своих действий, то у него возникает возможность сравнения вариантов этих действий и отбора тех, которые наилучшим образом отвечают поставленным целям. Другими словами, у человека возникает потенциальная возможность управлять событиями, то есть целенаправленно воздействовать на них. И естественно, что он начинает ее использовать. Но управление имеет смысл тогда и только тогда, когда ясно очерчены цели, во имя которых производятся те или иные действия. Проблема целей — именно целей, стоящих перед развивающимся обществом, превращается в одну из основных задач современной науки.

Мощность человеческой цивилизации, ее способность влиять на ход событий общепланетарной эволюции становится столь значительной, что в принципе она способна разрушить сложившуюся ситуацию, сложившееся состояние биосферы, которую мы условно назовем равновесной. Конечно, сегодня человек еще не способен уничтожить биосферу напрочь. Но под его воздействием она может перейти в новый равновесный режим.

И каков он будет, об этом мы сегодня сказать пока ничего не можем. И даже не знаем, будет ли место для человека в этой новой биосфере. Поэтому на передний план научного анализа выходят проблемы таких оценок альтернатив человеческой деятельности, которые не нарушают гомеостазиса человечества как вида, не разрушают, а обеспечивают совместное развитие человека и биосферы.

Системность и междисциплинарность

Одна из основных трудностей подобных исследований — это обеспечение их системности, комплексности.

Очень трудно выделить какой-либо объект биосферы и изучить его самостоятельно. Биосфера — это единое целое с очень высокой степенью взаимообусловленности.

Отдельный, локальный выброс углекислого газа в атмосферу рассеивается через несколько дней и приводит к изменению состава атмосферы над всеми регионами планеты. Нельзя описать процессы, происходящие на суше, не принимая во внимание недавно обнаруженные мощные аномалии в течениях глубинных вод океана.

Разгадку климатических аномалий в одной части земного шара, как правило, следует искать за многие тысячи километров.

Точно так же нельзя отделить процессы, протекающие в биоте, от атмосферных процессов. Прежде всего именно биота — живая часть атмосферы определяет структуру углеродного цикла. А количество углекислоты в атмосфере влияет на температуру атмосферы, создавая так называемый парниковый эффект.

Но биота влияет на климат не только через углеродный цикл. Изменение характера растительности меняет отражательную способность ее поверхности, и, следовательно, непосредственно влияет на ее тепловой баланс. Наконец, растительность определяет интенсивность испарения влаги с подстилающей поверхности, непосредственно влияя на водный баланс.

И существенно влияют на биосферу, что нас интересует больше всего, факторы антропогенного характера, то есть нагрузки на нее, которые создает человечество. Сегодня в литературе обсуждаются прежде всего три аспекта этой проблемы: роль антропогенных выбросов в атмосферу, прежде всего углекислоты и аэрозолей; влияние искусственной энергии на тепловой баланс атмосферы; влияние изменения альбедо, обусловленного урбанизацией, сведением лесов и заменой естественных ценозов искусственными.

Дальнейший текст важен для тома конфликты и компромиссы!

Но есть еще целый ряд вопросов, изучение которых необходимо для того, чтобы понять те последствия наших действий, которые будут определять условия нашей жизни. Это прежде всего крупные проекты перестройки геологических масштабов. Ныне обсуждается множество самых различных проектов, начиная от относительно «безобидного» перераспределения стока великих северных рек до проектов глобального характера вроде перекрытия Берингова пролива. Все экологические следствия подобных предложений пока анализируются только на интуитивном уровне.

Любые проекты, так или иначе влияющие на экологическую обстановку того или иного региона, задевают судьбы людей. Поэтому каждый проект, могущий повлиять на экологическую обстановку, неизбежно приводит к определенным конфликтам, приводит к определенным напряжениям социального характера, и кибернету необходимо немалое усилие, недюжинные способности для их преодоления и снятия.

Региональные конфликты и коллективные решения

Чтобы управлять, чтобы принимать те или иные решения, надо прежде всего ясно видеть связи, существующие между нашей действительностью, которой мы можем управлять (в той или иной степени), и изменениями, которые могут происходить в биосфере. Особое значение для нас имеют факторы, связанные с реализацией проектов, способных изменять климатические характеристики, либо шаги, предпринимаемые для достижения каких-либо экономических целей и так или иначе влияющие на характеристики климата.

Предположим, что речь идет о каком-либо большом проекте, например о перераспределении стока рек. Предположим также, что в нашем распоряжении уже есть инструмент, то есть разработана система моделей и способы ее использования, позволяющие производить все необходимые экологические и климатические расчеты, все необходимые оценки будущего проекта.

Достаточно ли этого, чтобы решить проблему выбора его характеристик? Ответ однозначен: нет! В самом деле, любое изменение экологических условий создает определенную конфликтную ситуацию: одним планируемое изменение полезно, другим менее полезно, третьим просто вредно. И кибернет, принимая решение, обязан заранее понять содержание конфликта, возможные действия разных людей и организаций, а самое главное — попытаться найти возможные пути преодоления всех противоречий, способных перечеркнуть благие начинания!

Значит, теория, имеющая своей целью создать основу для анализа экологических проблем (в том числе и климатических), необходимо должна включать в себя главу, посвященную проблемам региональных конфликтов и коллективных решений. Подчеркнем последнее: благополучное разрешение любого конфликта — это всегда коллективное решение.

Когда мы говорим об интересах, то для их количественной характеристики обычно вводят некоторую систему показателей. Управляющий или какое-нибудь другое руководящее лицо, выбирающее параметры проекта, сталкивается с тем фактом, что каждый из заинтересованных субъектов (организации, регионы, отдельные лица) стремится использовать свой ресурс так, чтобы максимализировать свою собственную систему показателей. Есть ли у него какие-либо возможности воздействовать на субъектов так, чтобы они приняли необходимое коллективное решение и выделили на реализацию проекта необходимые ресурсы?

Оказывается, есть! Эти возможности определяются тем фактом, что достичь своей цели тот или иной субъект самостоятельно не может, это зависит не только от него самого, но и от действий других субъектов. И прежде чем предложить вариант своего решения, кибернет должен провести тщательный анализ целей партнеров, так как они могут быть совершенно различными.

Поскольку любая характеристика системы зависит от действия всех субъектов системы, то выбор способа использования ресурсов есть не что иное, как некоторая коллективная акция. Значит, проблема выбора стратегий в использовании ресурса относится к совершенно иному типу проблем. Ими занимается «Теория коллективных решений», которую, вероятно, лучше было бы назвать «Теорией конфликтов».

Хотя проблемами коллективных решений ученые занимаются уже не один десяток лет, соответствующая теория не богата какими-либо результатами.

Путешественники в одной лодке

Представим себе несколько человек, решивших в одной лодке переплыть реку (озеро, океан). У каждого из них есть свои цели, свои средства для их достижения, но есть и одна общая цель — доплыть до места назначения (или за заданное время приблизиться как можно ближе к этому месту). Значит, набор показателей, которые характеризует цели каждого субъекта, имеет по меньшей мере две составляющие. Одну из них назовем эгоистической, например во время плавания лучше сохранить здоровье, а вторую — общественным интересом — она общая для всех. Степень ее достижения (насколько за сутки им удастся приблизиться к берегу) зависит от той доли ресурса, которую выделит на ее достижение каждый из путешественников, судьба которых свела в одну лодку.

Индивидуальный ресурс каждого из них ограничен. И каждый должен каким-то образом разделить его между своими собственными потребностями и общими нуждами. Эта проблема может оказаться далеко не простой. Если путник отдаст все свои силы на общее благо, то он может просто не дожить до конца путешествия. Например, если будет сидеть все время на веслах, то выдохнется и погибнет. Значит, ему интерес нее отдыхать и сохранять себя. Но все время отдыхать все не могут, тогда они просто не доплывут до берега.

Требовать от всех равной отдачи тоже нельзя: у разных путешественников разные физические возможности, и что одному легко, то для другого может оказаться смертельным! Коллективная договоренность (компромисс) в рассматриваемом случае как раз и будет состоять в том, что каждый из субъектов добровольно принимает на себя обязательство выделить на общественные нужды вполне определенную часть своих ресурсов, причем более сильные выделяют, естественно, больше, а более слабые меньше.

Эту ситуацию можно описать на языке математики и провести ее количественный анализ. То есть можно изучить вопрос о существовании эффективных и устойчивых компромиссов.

Так вот, оказывается, что в ситуации «путешественники в одной лодке» всегда существует устойчивый и эффективный компромисс. Теория утверждает, что в этом случае существует справедливое распределение обязанностей, которое выгодно всем и от которого никому не выгодно отступать.

Этот факт носит характер математической теоремы. Впервые он был установлен в конце 60-х годов Ю. Гермейером и И. Вателем. Авторы этой теоремы указали схему исследований и расчетов, которая позволяет определить, какую долю ресурсов каждый из путешественников должен выделить на достижение общих целей. Для проведения подобных расчетов необходимо лишь определить стремления партнеров и то место в их интересах, которое занимает достижение общей цели (в нашем примере — как путешественники соизмеряют свои цели). (подробнее – том: «конфликты и компромиссы».)

Ситуация «путешественники в одной лодке» типична для экологических проблем, поскольку всегда существует некоторый общий показатель качества среды, в улучшении которого заинтересованы все субъекты, участвующие в конфликте. Можно думать, что многие из проблем глобальной экологии также могут быть сформулированы с использованием подобных понятий, и тогда модель «путешественники в одной лодке» будет простейшей схематизацией анализа глобального экологического конфликта.

Математической схеме «путешественники в одной лодке» сейчас придают большое значение. Жизнь, конечно, гораздо сложнее любой схемы. И тем не менее человек даже в самых сложных ситуациях ориентируется на относительно простые схемы. Они не только указывают пути, но и воспитывают интуицию, рождают уверенность в то, что решение может быть найдено и в ситуациях, куда более сложных.

Заканчивая эту книгу рассказом о проблемах управления биосферой, хотелось бы, чтобы у читателя осталось представление о той роли, которую кибернетика, опирающаяся на всю мощь современного естествознания, на науку об обществе, призвана сыграть в истории человеческой цивилизации.

 

 

Полностью электронную книгу Н.Н.Моисеева «Люди и кибернетика»  можно приобрести  здесь , или здесь

Читайте также:

Новое понимание Истины. Никита Моисеев «Лекции по современному рационализму»

Когда мы проиграли холодную войну и как появилась «ядерная зима» / Интервью Н. Н.Моисеева

Никите Моисееву — 100-лет / Конференция и заседание в Президиуме РАН

 

 

Наука управления. Никита Моисеев 

23.08.2018, 838 просмотров.


Нравится

SKOLKOVO
16.02.2018 11:01:00

Блокчейн для дистрибуции кино / TVZavr на Берлинале

Резидент «Сколково» представил на Берлинале новую технологическую платформу для киноиндустрии

технологии, киноиндустрия, платформа, Сколково

14.02.2018 08:19:00

Год Японии в России /Инновационное сотрудничество/Семинар в Сколково

В технопарке «Сколково» прошел семинар «Россия – Япония: коммерциализация технологических инноваций – перспективы сотрудничества», организованный Фондом «Сколково» и ROTOBO, Японской ассоциацией по торговле с Россией и новыми независимыми государствами. Представители «Сколково» и РВК обсудили с сотрудниками японских стартапов, инкубаторов и институтов развития особенности подхода к инновационному бизнесу и перспективы выхода российских стартапов на рынок Страны восходящего солнца.

Инновации, технологии, перспективы, сотрудничество, страны, Россия, семинар, Сколково

15.11.2017 00:06:37

Suvorov Prize - инновационная премия вручена в 7-ой раз / Швейцарско-российская премия имени Суворова

Конкурс изобретений «Эврика» теперь будет получать проекты российско-швейцарского сотрудничества.  В финал вышли пять проектов из России и Швейцарии из различных областей — это биотехнологии,медицинские технологии, и информационные технологии.

Suvorov Prize

02.11.2017 16:41:25

Разработка российских ученых по очистке воды от нефти запатентована в США

Екатеринбургская компания «НПО БиоМикроГели» (резидент «Сколково» и технопарка «Университетский») подтвердила авторство своих изобретений в Соединенных Штатах Америки. В этой стране завершена национальна фаза патентования нескольких технологий уральских ученых с применением биомикрогелей.

разработка

07.10.2017 00:14:10

Собирать или не собрать (данные)? Быть или не быть официальному интернет "просвечиванию".

Московский арбитражный суд не стал запрещать использование открытых персональных данных пользователей социальной сети «ВКонтакте» для оценки их кредитоспособности.

ВКонтакте

06.10.2017 12:36:20

УМНИК создал материал, способный резко повысить скорость зарядки литий-ионных аккумуляторов

Химики из Московского университета им. М.В. Ломоносова разработали способ синтеза катодного материала, который способен обеспечить безопасную работу в режиме быстрого заряда (30-60 секунд заряд аккумулятора до 75%) и разряда с выдачей высокой мощности и плотности тока. Это может быть востребовано во множестве направлений инновационной промышленности, включая робототехнику, БПЛА и даже электромобили. В 2015 году проект был признан лучшим в конкурсе по программе «УМНИК» Фонда содействия инновациям и его  автор получил на развитие грант в размере 400 тыс. рублей.

УМНИК

19.11.2016 00:16:00

Создан образец модульной системы хранения электроэнергии / "Watts" from Skolkovo

Компания Watts Battery (ООО «Уаттс Бэтэри», резидент кластера энергоэффективных технологий Фонда «Сколково») создала первый, готовый к продажам промышленный образец модульной системы для накопления электрической энергии WATTS. Он будет представлен на международном форуме для стартапов и инвесторов SLUSH, который пройдет в Хельсинки с 30 ноября по 1 декабря 2016 года. Обсуждаем «тактико-технические» характеристики модуля:

накопитель, WATT

RSS
Архив "SKOLKOVO UNIT"
Подписка на RSS
Реклама: