Официальный сайт журнала "Экология и Жизнь"

Всё об экологии ищите здесь:

   
Сервисы:
Каналы:
Каналы:
Блоги:
Дайджесты,
Доклады:

ЭКО-ВИДЕО



Реклама


Translate this page
into English

Translate.Ru PROMT©


Система Orphus


Главная О НАС / ABOUT US Статьи Барьер эффективности и «зеленый коридор» сотрудничества

Барьер эффективности и «зеленый коридор» сотрудничества

Барьер эффективности и «зеленый коридор» сотрудничества

Глобальные проблемы изменения климата маячат на горизонте, и порождают мощный политический процесс, географическими центрами которого в этом году становятся Бонн и Копенгаген, где проходят представительные совещания по выработке мер противодействия глобальному потеплению. Масштаб мероприятий по наблюдению за изменением климата и намечаемые меры безопасности, в первую очередь программы сокращения выбросов парниковых газов, носят беспрецедентный характер, находясь практически на одном уровне с усилиями по борьбе с экономическим кризисом, а в долговременной перспективе — могущие стать лейтмотивом процесса развития промышленности и энергетики.

Столь же беспрецедентно внимание к проблемам экологии на высшем уровне политического руководства России. Это обсуждалось весной прошлого года в статье «Страной будут управлять экологи?», (PDF) по следам совещаний с участием (тогда еще кандидата в президенты) Д.А. Медведева. А вскоре после инаугурации Президент Медведев издал указ, где была сформулирована задача повысить энергетическую эффективность экономики России на 40% к 2020 году. Ближайшая дата обсуждения этих вопросов — Госсовет по вопросам энергоэффективности 2 июня 2009 г.  

Движение в направлении эффективности использования энергии диктуется не только общей логикой развития экономики, в условиях кризиса оно становится насущной необходимостью. Энергоэффективность может выполнить роль «кредита из будущего» — стать источником дополнительной «подпитки» предприятий за счет экономии энергетических ресурсов, которые можно эффективно перераспределить или продать. В условиях приближения цен на энергоносители к мировому уровню и при отсутствии возможностей получения кредитов фактор экономии может сыграть роль кредитных инструментов, одновременно повышая и конкурентоспособность продукции на мировом рынке.

Однако пока этот фактор далек от практического использования: сегодня показатель энергоэффективности ВВП России составляет 0,78 тоннах условного топлива на 1000 долл. ВВП), в то время как этот показатель в Италии — 0,2, в Японии — 0,24, в Великобритании — 0,26, в Китае — 0,34. Беларусь с показателем 0,48 и даже Казахстан (0,73) опережают Россию по энергоэффективности.

Фактор экономии важен и при сравнении емкости продукции по уровню водопотребления. В июньском номере журнала «Экология и жизнь» публикуется статья В.И. Данилова-Данильяна, в которой проведены данные по удельной водоемкости экономик различных стран м3/год на 1 долл. ВВП): Великобритания — 0,007; Швеция — 0,012; Беларусь — 0,22 и Россия — 0,3. Таким образом, экономика России по энергоресурсоемкости более чем на 30% отличается от экономик развитых стран, что определяет скрытые резервы, которые экономика в состоянии «высвободить» при надлежащем подходе к ее реорганизации.

Еще более впечатляет потенциал переработки отходов, накопленных на российских полигонах для захоронения мусора, в отвалах породы при добыче и переработке полезных ископаемых и просто в неконтролируемых и бесхозных загрязнениях гигантских урбанизированных территорий и промзон. В опубликованном в мае 2009 года Счетной палатой РФ отчете по аудиту эффективности охраны окружающей среды в 2005-2007 гг. сообщается об угрозе безопасности страны со стороны токсичных отходов: «…в России ежегодно производится до 75 млн. т. опасных отходов, и только 18% из них утилизируются; площадь почвенного покрова, загрязненная тяжелыми металлами и фтором, достигла 3,6 млн. га, а площадь почвенного покрова с высокой степенью загрязнения составляет 253 тыс. га».

Все это не может не вызывать тревогу и озабоченность. Понятны и усилия власти, направленные на изменение сложившейся ситуации. Переломить сложившуюся ресурсную неэффективность, низкий КПД экономики можно лишь на пути массированного применения инновационных решений — и принимаются решения о создании государственных корпораций «РОСНАНО» и «РОСТЕХНОЛОГИИ», которым достается большая доля пирога бюджетного финансирования. Более того, начало 2009 года ознаменовано Распоряжением от 8 января 2009 г. №    1-р за подписью Владимира Путина «О повышении энергетической эффективности электроэнергетики на основе использования возобновляемых источников энергии на период до 2020 года». Этот документ вместе с законодательным установлением об отказе государства от монополии в сфере производства энергии, составляет основу для перестройки энергетической системы, приведения ее к мировому уровню по уровню диверсификации источников производства энергии (однако, к великому сожалению, для этого все еще нет проработанных подзаконных актов). В том же ряду стоят и решения, принятые «РОСНАНО» о выделении первых кредитов в области инновационных технологий на развитие технологий производства солнечных элементов: концерну «Нитол» — на производство поликремния — кремниевого сырья для солнечных элементов и группе «Ренова» — на производство тонкопленочных солнечных элементов по технологии Oerlikon.

Характерно инновационное и «экологическое» звучание Стратегии национальной безопасности, которая была представлена общественности 24 апреля 2009 года, когда секретарь Совета Безопасности РФ Н.П. Патрушев встретился с руководителями ведущих российских СМИ. Он заявил, что реализация Стратегии будет способствовать становлению России в качестве конкурентоспособного государства с высокотехнологичной промышленностью, современным оборонным потенциалом, достойным качеством и уровнем жизни народа, активной внешнеполитической позицией. Особенностью Стратегии является то, что национальная безопасность обеспечивается исходя из принципа «безопасность через приоритеты устойчивого развития». Такое признание экологической проблематики как приоритета безопасности не может не радовать.

Высшие власти страны продолжали демонстрировать внимание к экологическим проблемам и при размещении объектов олимпийского строительства — прямым экстренным вмешательством Президент корректировал принятые принципиальные решения в сфере природопользования. Напомним, что начало таким «экологическим» демонстрациям политической воли было положено Владимиром Путиным, когда благодаря его вмешательству был не только отодвинут от берега Байкала маршрут нефтепровода Восточная Сибирь — Тихий океан (ВС-ТО), но и вынесен за пределы водосборной зоны этого уникального озера — пресноводного сокровища России. Новый маршрут трубопровода прошел не 800 м от берега Байкала, а отодвинулся на целых 400 км.

Хорошо известны и инициативы Путина в области эффективности использования попутного газа нефтяных месторождений, где объемы бесполезно сгорающего газа за год оцениваются десятками миллиардов кубометров. Проблема эта застарелая еще с советских времен и в одночасье не решается. Инициатива президента в 2007 году привела в движение аппараты Министерства природных ресурсов и Росприроднадзора, активировала внимание местных администраций к проблеме попутного газа, но кардинального решения проблемы и до сих пор нет. Трудности ее решения известны: высокая стоимость сбора и доставки первичного газа, что обесценивает его на малых и средних месторождениях, и обогащение газа получаемого при переработке нефти тяжелыми углеводородами, что делает его нетранспортабельным. Кроме того в 1990-е годы сложилась так, что добычей нефти, газопереработкой и перекачкой газа занимаются разные компании, а потому отсутствует единый производственный цикл и налицо несогласованность интересов, поскольку каждая кампания стремится к собственной эффективности. В результате порой газоперерабатывающие мощности загружены на 40-50%, а вокруг них горят факелы. Решить этот комплекс проблем пока не удается, хотя есть и положительные примеры. В №    7 журнала за 2008 год мы писали о строительстве на Ватьеганском месторождении ( «Лукойл») электростанции проектной мощностью 72 МВт, потребление газа которой составит 120 млн. м3 в год. Она уже сегодня стала самым крупным производителем электроэнергии в ХМАО-Югре. Строительство подобной станции запланировано и на Тевлинско-Руссинском месторождении.

И все же главное в этой ситуации, что даже несмотря на вмешательство Президента страны оказалось невозможно достичь кардинального перелома в решении проблемы попутного газа — факелы продолжают гореть! И это весьма характерный симптом, который отражает ситуацию в российской экономике в целом. Проявляется не случайная недоработка в затягивании административных гаек, а закономерное следствие слишком низкого уровня эффективности экономики, когда «выпрыгнуть» из ямы неэффективности практически невозможно — слишком глубока. В случае газовых факелов затраты на создание инфраструктуры, которая необходима для сбора попутного газа, включая создание новых трубопроводов, станций перекачки и компрессии для сдачи в газовую «сеть», оказались слишком велики для каждой нефтедобывающей компании в отдельности. «Цена вопроса» оказалась слишком велика — только на инфраструктуру по Западной Сибири около 1 млрд долл. В то же время бюджетных средств, которых ожидали компании, на это не было выделено и скорее всего не могло быть выделено. Проблема изношенности оборудования нефтяных компаний тоже хорошо известна, но решать ее компании должны сами — не даром же они работали в самом прибыльном секторе экономики.

И эта ситуация скорее всего повторится в других отраслях при попытках повысить показатель эффективности. Действительно, «бесплатно» повысить эффективность невозможно, а свободных средств на каждом отдельном предприятии для коренной перестройки практически никогда не найти; в то же время бюджет страны, как известно, не резиновый — на всех не хватит! К тому же кризис… Эта ситуация — одна из характерных в экономике, когда для преодоления некого экономического барьера развития требуется значительный капитал, отсутствующий в данный момент. Стандартный выход — кредит. Однако сегодня, когда в экономике не находится финансовых инструментов, — это не выход, денег ни у кого нет. Что же делать, как преодолеть барьер эффективности?

Конечно, рецепта на все случаи жизни дать невозможно, однако некоторые соображения по сложившейся ситуации можно высказать. Часто в общении с западными коллегами видишь, что путь ошибок и открытий в области организации и эффективности промышленного производства, так же как и в области сбора и утилизации отходов, уже пройденный ими, повторять совсем не обязательно. Они готовы поделиться своими наработками — многое опубликовано, остальное можно понять и почувствовать в живом общении или рабочем сотрудничестве. Что же касается наилучших достижимых экологических технологий (например, технологии водоподготовки и водораспределения), которые настоятельно рекомендованы вновь утверждаемыми техническими регламентами, то они действительно работают, но… по таким технологиям, которые у нас еще только в разработке. И дело не в том, что идеи «у них» лучше, чем идеи «у нас», главное, что у них они работают, а у нас — нет. Результирующий потенциал возможного сотрудничества очень высок — и в ментальном, и в техническом плане. Однако возможно ли сотрудничество без денег, которых всегда не хватает, а особенно в условиях кризиса? И можно ли пренебречь старым, как сама технология, опасением, что мы окажемся «на игле» их новаций, будем вынуждены выпрашивать недостающие чертежи и запчасти, которых у нас не производят?

Выход, возможно, следует искать в области совместного использования ресурсов, которые удастся сэкономить в результате передачи технического опыта и применения наиболее передовых технологий. Выше мы говорили об эффективности как о кредите «из будущего». А что если этим кредитом распорядиться таким образом, чтобы будущая экономия ресурсов или вновь образующиеся ресурсы (при переработке отходов) становилась наградой зарубежным партнерам, внедряющим свои технологии в российскую промышленность? Часть ресурсов, которые будут сэкономлены, можно отдать партнерам; при неэффективной схеме хозяйствования эти ресурсы все равно придется закупить и израсходовать.

В пользу этого предложения можно привести следующее соображение. Такого рода раздел сэкономленных ресурсов намного эффективнее, чем соглашения о разделе продукции или концессии на разработку недр, которые не столь давно были важным инструментом в добывающем секторе экономики. Дело в том, что, получая «в концессию» сэкономленные ресурсы, наши партнеры оказываются самым насущным, материальным образом заинтересованы в том, чтобы их доля не уменьшалась, а становилась как можно больше. Путь же для этого только один — повышение эффективности производства! Чтобы получить свою долю, зарубежный партнер должен повысить экономичность использования ресурсов, — тем самым стремление к наибольшей эффективности заложено в самой основе подобного соглашения. При этом доля партнера может составлять только 50% сэкономленных ресурсов, тогда как другие 50% может получить само предприятие. Наверное, лучше получить половину экономии, доступной в современном производстве, чем продолжать хозяйствовать неэффективно? И зарубежные партнеры будут заинтересованы не только в поставке самого эффективного на данный момент оборудования, но и в его бесперебойной работе. Партнер — участник «концессии» по экономии ресурсов — будет бесперебойно поставлять все необходимое. В этом случае проблема с запчастями, техническим обслуживанием и грамотными специалистами решается сама собой.

Такой (внешний по отношению к российской экономике) подход к повышению ее эффективности со всей очевидностью дополнителен к тому внутреннему процессу внедрения инноваций, который только еще инициирован правительством в виде создания госкорпораций. И здесь, конечно, надо трезво оценивать ситуацию. Ставить знак равенства между дополнительными процессами нельзя — они в известном смысле независимы и обладают собственными внутренними закономерностями (математики в таких случаях говорят об ортогональности и различной симметрии дополнительных преобразований). Интересы зарубежных партнеров действительно не совпадают с нашими интересами, но они могут быть удовлетворены, если будут очевидными результаты раздела сэкономленного сырья. И самое главное — что одно направление не отменяет другое, а наоборот — позволяет уже сейчас применить западные инновации, а там, глядишь и российские начнут поспевать….

Приоритет национальной безопасности, связанный с устойчивым развитием, настоятельно требует повышения эффективности экономики, а это неразрывно связано с экологически ориентированными технологиями. Можно даже утвреждать, что инновационный процесс без экоинноваций вообще невозможен, поскольку направлен именно на повышение эффективности использования энергии и ресурсов. Принятие стратегии открытости возможно прежде всего в сфере коммунального обслуживания, где неэффективно тратятся огромные ресурсы. Кроме того, развитие инфраструктуры отдыха и путешествий, включая экотуризм, сегодня могло бы стать символом эко- и энергоэффективного строительства и притянуть не только новые технологии, но и остающиеся без работы строительные компании, решить проблему занятости в регионах. Множество примеров успешного осуществления «концессий» совместного извлечения прибыли из повышения инновационной составляющей открытой для сотрудничества экономики не замедлят появиться, ровно так, как это произошло в Китае. Понимание того, что создание инновационной экономики невозможно как исключительно государственный процесс, судя по заявлениям Президента Медведева, присутствует у российской власти. Осталось совместить это понимание с тем потенциалом инноваций, который присутствует не только вне государственной машины, но за рубежом, и найти способ активного использования этого потенциала. Антипример — российский автопром, закосневший в своей неэффективности, — показывает, что расчет на то, чтобы добиться кардинальных изменений только своими силами, к сожалению, не оправдывается: гораздо быстрее происходит развитие параллельных структур — заводы строят «Тойота», «Нисан», «Фольксваген», которые легко доказывают превосходство своих решений и потому успешно реализуют свою продукцию. Результатом настойчивого проведения параллельной продержки отечественного автопрома становится потеря инициативы в развитии, а этого на государственном уровне допускать нельзя — навсегда останемся в хвосте.

Таким образом, путь роста эффективности экономики, о котором так много мечтает и который декларирует российская власть, лежит, возможно, в области разумного использования высокого уровня устремлений зарубежных разработчиков к приложению их экологически ориентированных и энергоэффективных технологий в российской экономике. Интеграция возможна как под государственные, так и под частные гарантии, если они будут обеспечены законодательными решениями, а также при наличии достаточно прозрачных механизмов «отдачи» сэкономленных ресурсов. Зарубежный партнер, работая в России, мог получать свою долю сэкономленной энергии или энергоресурсов прямо в своей стране — например, получая эквивалент своей доли в виде энергоносителей по газо- или нефтепроводам.

Что касается индустрии отходов, то здесь схема концессии еще более уместна, так как при отсутствии сектора переработки строить его на пустом месте дешевле, чем реконструировать имеющиеся мощности. Кроме того, отходы — это как раз возобновляемые ресурсы, в отличие от ресурсов российских недр, не подлежащих восстановлению. Проблема только в том, что мы так и будем «возобновлять» эти ресурсы до тех пор, пока площадь полигонов и их опасность не перейдет все разумные пределы. Затем нам придется либо мигрировать на свободные от отходов территории внутри России, либо уезжать за ее пределы. И то и другое будет означать, что наши отходы неминуемо станут «достоянием» наших соседей, и им хочешь — не хочешь, а придется решать эту проблему. Сознательное решение проблем эффективности экономики и включения отходов в «оборот» этой эффективности не только назрело, но и является настоятельным фактором действенности преобразований, осуществлять которые заставляет экономический кризис.

Возобновляемая энергетика, направленная на использование энергии солнца и ветра также имеет для России ту особенность, что строить ее можно в буквальном смысле слова на пустом месте — и не только потому, что ее в у нас раньше не было, но и потому, что она действительно может располагаться на землях, выведенных из хозяйственного использования. Такие земли присутствуют во многих регионах — это пустыри и свалки, которые надо перерабатывать, а также земли подвергшиеся радиоактивному заражению, где запрещено что-либо    выращивать. Это земли попавшие в печально известный чернобыльский след, прежде всего — Брянская область. И при этом можно решить уже ставшую традиционной для Брянска проблему занятости, создавая «зеленую» энергетику! А во времена кризиса проблема занятости существует не только в Брянске, она актуальна для всей старны!

Интересные оценки прозвучали на майском бизнес-саммите по измененю климата в Копенгагене. По мнению профессора Дэниела Каммена из Калифорнийского университета в Беркли и генерального директора датской компании «Вестас» Дитлева Энгельавторова — авторов исследования, доложенного в Копенгагене, долгосрочные стратегические инвестиции в чистые технологии и меры по энергосбережению, ведут к увеличению числа рабочих мест в 2-8 раз. По их данным, возобновляемая энергетика более чем в 2 раза увеличивает число рабочих мест на единицу энергии, чем вложение средств в сектор ископаемого топлива. «Зеленая энергетика» может обеспечить повышение занятости уже сегодня, утверждают авторы исследования, приводя в пример датскую компанию «Вестас». Так, в 2005 году в компании, которая является крупнейшим производителем ветряных энергоустановок, работало 10 тыс. человек, а сегодня их — 20 тыс. в 62 странах. А глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу заявил на открытии саммита 25 мая, что если доля возобновляемых источников энергии достигнет в европейском энергобалансе 20%, то к 2020 году это будет означать более 1 млн. рабочих мест дополнительно.
   Таким образом сегодня на чашах весов экономического кризиса взвешиваются именно экологические решения. Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, выступая на открытии всемирного бизнес-саммита по изменению климата в Копенгагене, призвал лидеров мирового бизнеса занять место «в авангарде беспрецедентных усилий по переоснащению новыми инструментами мировой экономики, которая должна стать более чистой, зеленой и устойчивой». Идея «зеленого развития» как, единственно возможного способа противостоять климатическому и экономическому кризисам была озвучена в мае как «Копенгагенский призыв» от участников бизнес-саммита. Кажутся пророческими слова о том, что экономический кризис должен привести к созданию «зеленой» экономики. Однако пути осуществления этого пророчества — в руках действующей власти. Поэтому хотелось бы пожелать ей принятия решений не только тактически выигрышных, но и имеющих стратегическую перспективу в обновленной — «зеленой» экономике. Возможно, с использованием новых, «зеленых коридоров» международного технологического сотрудничества.

экономика 

28.05.2009, 5866 просмотров.


Нравится

SKOLKOVO
26.06.2019 17:20:21

ЛИЦЕЮ "ФТШ" ПРИСВОЕНО ИМЯ ЖОРЕСА АЛФЕРОВА!

Последний звонок прозвучал 25 мая для учащихся трех 11-х классов Лицея «Физико-техническая школа», где заканчивают учебу около шестидесяти школьников. Этот день, как всегда в конце мая, был торжественным и радостным, полным надежд и волнений, связанным с близким началом взрослой жизни.

Алферов, выпускники, образование

30.04.2019 20:40:14

В «Сколково» появится Парк наук имени Жореcа Алферова

В Инновационном центре «Сколково» планируется открыть Парк наук и присвоить ему имя лауреата Нобелевской премии, академика Жореса Алферова.

Жорес Алферов, фонд, Сколково»

16.02.2018 11:01:00

Блокчейн для дистрибуции кино / TVZavr на Берлинале

Резидент «Сколково» представил на Берлинале новую технологическую платформу для киноиндустрии

технологии, киноиндустрия, платформа, Сколково

14.02.2018 08:19:00

Год Японии в России /Инновационное сотрудничество/Семинар в Сколково

В технопарке «Сколково» прошел семинар «Россия – Япония: коммерциализация технологических инноваций – перспективы сотрудничества», организованный Фондом «Сколково» и ROTOBO, Японской ассоциацией по торговле с Россией и новыми независимыми государствами. Представители «Сколково» и РВК обсудили с сотрудниками японских стартапов, инкубаторов и институтов развития особенности подхода к инновационному бизнесу и перспективы выхода российских стартапов на рынок Страны восходящего солнца.

Инновации, технологии, перспективы, сотрудничество, страны, Россия, семинар, Сколково

15.11.2017 00:06:37

Suvorov Prize - инновационная премия вручена в 7-ой раз / Швейцарско-российская премия имени Суворова

Конкурс изобретений «Эврика» теперь будет получать проекты российско-швейцарского сотрудничества.  В финал вышли пять проектов из России и Швейцарии из различных областей — это биотехнологии,медицинские технологии, и информационные технологии.

Suvorov Prize

02.11.2017 16:41:25

Разработка российских ученых по очистке воды от нефти запатентована в США

Екатеринбургская компания «НПО БиоМикроГели» (резидент «Сколково» и технопарка «Университетский») подтвердила авторство своих изобретений в Соединенных Штатах Америки. В этой стране завершена национальна фаза патентования нескольких технологий уральских ученых с применением биомикрогелей.

разработка

07.10.2017 00:14:10

Собирать или не собрать (данные)? Быть или не быть официальному интернет "просвечиванию".

Московский арбитражный суд не стал запрещать использование открытых персональных данных пользователей социальной сети «ВКонтакте» для оценки их кредитоспособности.

ВКонтакте

RSS
Архив "SKOLKOVO UNIT"
Подписка на RSS
Реклама: